КТО СТО­ИТ ЗА БЕСПОРЯДКАМИ ВО ФРАН­ЦИИ

Delovoy Kazakhstan - - Главное - Ан­дрей ЗУ­БОВ

«Allons enfants de la Patrie, le jour de gloire est arrivé! Вста­вай­те, сы­ны Оте­че­ства, на­стал день сла­вы!» Во Фран­ции сно­ва са­мая по­пу­ляр­ная пес­ня – на­ци­о­наль­ный гимн, ко­то­рый рас­пе­ва­ют недо­воль­ные граж­дане в жел­тых жи­ле­тах. По неко­то­рым дан­ным, ко­ли­че­ство про­те­сту­ю­щих по всей стране пе­ре­ва­ли­ло за 250 ты­сяч.

Нуж­но ска­зать, что фран­цуз­ский про­ле­та­ри­ат по­лу­чил пра­во на за­ба­стов­ку еще в 1864 го­ду. С тех пор лю­бые по­ли­ти­че­ские и со­ци­аль­ные про­бле­мы там при­ня­то ре­шать пу­тем улич­ных кон­флик­тов. Интересно, что во все вре­ме­на к ак­ци­ям про­те­ста тут же при­со­еди­ня­лась ин­тел­ли­ген­ция и, ра­зу­ме­ет­ся, ра­ди­ка­лы и уго­лов­ни­ки всех ма­стей.

Тра­ди­ция улич­ных бес­по­ряд­ков – неотъ­ем­ле­мая часть фран­цуз­ско­го граж­дан­ско­го об­ще­ства, свое­об­раз­ный ме­ха­низм са­мо­ре­гу­ля­ции стра­ны. Мож­но ска­зать, что пра­ви­тель­ство Фран­ции на про­тя­же­нии мно­гих лет на­чи­на­ет дей­ство­вать толь­ко то­гда, ко­гда «по­лу­чит пи­нок с ули­цы».

При­чи­ной ны­неш­них бес­по­ряд­ков «жел­тых жи­ле­тов» (сра­зу по­яс­ню: жел­тый жи­лет обя­зан иметь каж­дый фран­цуз­ский во­ди­тель, жи­лет на­де­ва­ют в слу­чае ДТП) по­слу­жи­ли пре­сло­ву­тые 2,9 ев­ро­цен­та. Имен­но та­кую сум­му вла­сти стра­ны со­би­ра­лись до­ба­вить к цене на бен­зин. Вро­де бы немно­го, но ес­ли по­смот­реть на рост цен на топ­ли­во за весь 2018 год, то мы уви­дим, что бен­зин уже по­до­ро­жал на 15%, а ди­зель­ное топ­ли­во – на 23%.

И все же, по­вы­ше­ние цен на ГСМ – толь­ко по­вод. За беспорядками сто­ит мно­же­ство со­ци­аль­ных пе­ре­ко­сов. Де­ло в том, что се­год­ня Пя­тая рес­пуб­ли­ка жи­вет как бы в двух про­ти­во­по­лож­ных из­ме­ре­ни­ях. С од­ной сто­ро­ны – это тра­ди­ци­он­ная Франция со сво­ей кра­си­вой бур­жу­аз­но­стью, утон­чен­но­стью и лег­ко­мыс­ли­ем, а с дру­гой сто­ро­ны – но­вая ре­аль­ность, где власт­ву­ют гло­ба­лизм, ис­ла­мизм,тер­ро­ризм, же­сто­кость и ха­ос. И столк­но­ве­ние этих двух ми­ро­по­ряд­ков на­ча­лось во Фран­ции не се­год­ня, и не в 2005 го­ду, ко­гда в Па­ри­же вспых­ну­ли по­гро­мы на ра­со­вой поч­ве, а на­мно­го рань­ше – еще в 1970-х го­дах. Гной­ник рас­пу­хал в при­го­ро­дах круп­ных го­ро­дов.

Эту тен­ден­цию пре­крас­но опи­сал ав­то­ри­тет­ный по­ли­то­лог, мно­го лет про­ра­бо­тав­ший кор­ре­спон­ден­том ИА «Франс-Пресс» Олег Зе­го­нов. Вот о чем он го­во­рил в мар­те 2006 го­да: «От­вет­ствен­ность за эс­ка­ла­цию про­блем несут как сме­няв­шие друг дру­га пра­вя­щие эли­ты, так и са­мо общество, ока­зав­ше­е­ся него­то­вым «при­нять» де­тей тех, ко­го по­чти пол­ве­ка на­зад при­гла­си­ли под­ни­мать на­ци­о­наль­ную эко­но­ми­ку. Это недо­ста­точ­ная про­ра­бот­ка и со­гла­со­ван­ность го­су­дар­ствен­ной по­ли­ти­ки в сфе­ре ре­ше­ния про­блем при­го­ро­дов, мас­со­вое стро­и­тель­ство «спаль­ных» рай­о­нов де­ше­во­го жи­лья с по­сле­ду­ю­щим за­се­ле­ни­ем в них эт­ни­че­ски го­мо­ген­но­го на­се­ле­ния, чрез­мер­ное по­пу­сти­тель­ство в от­но­ше­нии тех, кто пре­сту­пал за­кон, зи­ждив­ше­е­ся на идее о том, что ин­те­гра­ция невоз­мож­на без снис­хо­ди­тель­но­сти, про­сче­ты в им­ми­гра­ци­он­ной по­ли­ти­ке, дис­кри­ми­на­ция по ра­со­вым при­зна­кам… По­ли­ти­ка обу­строй­ства го­ро­дов раз­ра­ба­ты­ва­лась уже в 70-е го­ды ХХ ве­ка…, стра­на столк­ну­лась с тем, что впо­след­ствии пе­ре­рас­тет в хро­ни­че­ские симп­то­мы: рост со­ци­аль­но­го небла­го­по­лу­чия, ухуд­ше­ние со­сто­я­ния круп­ных жи­лых ком­плек­сов, по­стро­ен­ных на ско­рую ру­ку в го­ды эко­но­ми­че­ско­го ро­ста, ис­ход сред­не­го клас­са в дру­гие рай­о­ны».

В са­мом де­ле: еще в 1981 го­ду в при­го­ро­де Ли­о­на Ве­ни­сье вспых­ну­ли пер­вые круп­ные вол­не­ния, ко­то­рые пе­ре­ки­ну­лись на весь ре­ги­он. То­гда впер­вые бы­ла от­ме­че­на смесь об­ще­ствен­но­го мя­те­жа с раз­нуз­дан­ной пре­ступ­но­стью, и то­гдаш­ний ми­нистр внут­рен­них дел Га­стон де Фэр, не ко­леб­лясь, при­ме­нил же­сто­чай­шие по­ли­цей­ские ре­прес­сии. Впо­след­ствии вол­не­ния от­ме­ча­лись в мар­те 1983 го­да в ма­лень­ком го­род­ке Мен­гетт, а в 1990 го­ду – в ме­стеч­ке Воль­ан-Вэл­эн. Уже то­гда СМИ от­ме­ти­ли: про­бле­ма при­го­ро­дов по-преж­не­му не ре­ша­ет­ся.

Се­год­ня же раз­рыв меж­ду круп­ны­ми го­ро­да­ми Фран­ции и фран­цуз­ской пе­ри­фе­ри­ей вы­рос до непри­ли­чия. Ес­ли в Па­ри­же, Ли­оне, Бор­до су­ще­ству­ют и ра­бо­та­ют раз­ные пред­при­я­тия, бан­ки, раз­ви­та все­воз­мож­ная ин­фра­струк­ту­ра, то на окра­и­нах ца­рит пол­ное за­пу­сте­ние. При этом все боль­ше и боль­ше про­стых фран­цуз­ских граж­дан оста­ет­ся не у дел, по­сколь­ку да­же низ­ко­опла­чи­ва­е­мые ра­бо­ты пе­ре­хо­дят к ми­гран­там.

На этом фоне очень блед­но вы­гля­дит по­ли­ти­ка пре­зи­ден­та Фран­с­уа Ма­кро­на. Вот что пи­шет фран­цуз­ский жур­на­лист Ло­рис Бой­чо: «Фран­цу­зы про­те­сту­ют про­тив си­ту­а­ции в стране в це­лом: зар­пла­ты не по­вы­ша­ют, в отличие от на­ло­гов, мно­го пре­тен­зий к уров­ню ме­ди­ци­ны, к раз­гу­лу пре­ступ­но­сти в рай­о­нах с бе­жен­ца­ми. Но глав­ное – мно­гие разо­ча­ро­ва­лись в Ма­кроне, ко­то­ро­го «внес­ли на пье­де­стал» пол­то­ра го­да на­зад на вы­бо­рах».

Че­го же хо­тят про­те­сту­ю­щие? Вот офи­ци­аль­ный спи­сок тре­бо­ва­ний «жел­тых жи­ле­тов». «Вве­де­ние бо­лее про­грес­сив­но­го по­до­ход­но­го; вве­де­ние бóль­ших на­ло­гов для боль­ших ком­па­ний; вве­де­ние еди­ной со­ци­аль­ной за­щи­ты для всех; уста­нов­ле­ние ниж­не­го по­ро­га пен­сий на от­мет­ке 1200 ев­ро; огра­ни­че­ние зар­пла­ты на­род­ных из­бран­ни­ков ме­ди­ан­ной зар­пла­той; уста­нов­ле­ние до­стой­ных усло­вий жиз­ни бе­жен­цев; за­прет про­да­жи на­ци­о­наль­ных иму­ществ – пло­тин, аэро­пор­тов и т.д; за­прет за­кры­тия ма­лых транс­порт­ных ли­ний, по­чт, школ и дет­ских са­дов во фран­цуз­ской глу­бин­ке». И так да­лее.

По­нят­но, что мно­гих из этих тре­бо­ва­ний пра­ви­тель­ство Фран­ции про­сто не в со­сто­я­нии вы­пол­нить, но, как го­во­рит­ся в ма­гриб­ской по­сло­ви­це, про­си вер­блю­да, по­лу­чишь ко­зу. Чем же от­ве­ча­ет пре­зи­дент Ма­крон?

Гла­ва Пя­той рес­пуб­ли­ки от­ме­тил, что по­ни­ма­ет при­чи­ны на­род­но­го гне­ва и при­зна­ет, что ему не уда­лось ре­шить про­бле­мы, ко­то­рые на­кап­ли­ва­лись в стране 50 лет. Ма­крон ска­зал так­же, что часть тре­бо­ва­ний бу­дет удо­вле­тво­ре­на уже в 2019 го­ду. Так, на 100 ев­ро под­ни­ма­ет­ся ми­ни­маль­ная зар­пла­та. Опла­та за пе­ре­ра­бот­ку не бу­дет об­ла­гать­ся на­ло­га­ми (кста­ти: во Фран­ции сверх­уроч­ным счи­та­ет­ся ра­бо­чее вре­мя свы­ше 35 ча­сов в неде­лю). Пре­зи­дент по­обе­щал осво­бо­дить от на­ло­гов еже­год­ные пре­мии со­труд­ни­кам пред­при­я­тий и от­ме­нил по­вы­ше­ние на­ло­га на со­ци­аль­ные вы­пла­ты пен­си­о­не­рам, по­лу­ча­ю­щим до двух ты­сяч ев­ро в ме­сяц.

По­ка все. Это негу­сто, но на­кал про­те­стов сра­зу по­шел на сни­же­ние. Ес­ли к то­му же учесть, что со­всем ско­ро во Фран­ции на­чи­на­ет­ся пре­дрож­де­ствен­ская ку­терь­ма,то мож­но сме­ло на­деть­ся, что бес­по­ряд­ки утих­нут уже на этой неде­ле. На­дол­го ли?

Newspapers in Russian

Newspapers from Kazakhstan

© PressReader. All rights reserved.