Эксклюзивный ав­то­мо­биль,

Ко­то­ро­го ни у ко­го нет

RUS Monaco - - СОДЕРЖАНИЕ -

меч­ты име­ют свой­ство сбы­вать­ся, ес­ли при­ло­жить к это­му нема­ло уси­лий. Горацио Па­га­ни, ос­но­ва­тель и бессменный ру­ко­во­ди­тель ком­па­нии Pagani Automobili S.P.A., ви­ди­мо, знал об этом с дет­ства, ведь к осу­ществ­ле­нию сво­ей за­вет­ной меч­ты – со­зда­нию уни­каль­ных ав­то­мо­би­лей – он це­ле­на­прав­лен­но шел всю свою жизнь.

Горацио ро­дил­ся в 1955 го­ду в Ар­ген­тине. Он, по­доб­но мно­гим маль­чи­кам его воз­рас­та, ис­пы­ты­вал осо­бую лю­бовь к ма­шин­кам и иг­рал со сво­и­ми дет­ски­ми ав­то­мо­биль­чи­ка­ми. О том, что­бы пой­ти по стопам от­ца и стать бу­лоч­ни­ком, у него ни­ко­гда не воз­ни­ка­ло и мыс­ли. «Хлеб – все­му го­ло­ва» – бес­спор­но, но раз­ве мо­жет вы­печ­ка хле­ба в Ар­ген­тине, где ро­дил­ся и вы­рос бу­ду­щий ав­то­мо­биль­ный ге­ний, срав­нить­ся с со­зда­ни­ем са­мо­го же­лан­но­го ав­то­мо­би­ля в ми­ре? Имен­но та­кое ав­то Па­га­ни со­здал че­рез не­сколь­ко де­сят­ков лет в Ита­лии, на сво­ей ис­то­ри­че­ской ро­дине. По­ка же важ­ным ша­гом на пу­ти к за­вет­ной мечте ста­ли его пер­вые мо­де­ли ма­шин, ко­то­рые он в ка­че­стве хоб­би вруч­ную вы­ре­зал из дерева по ве­че­рам по­сле шко­лы. Каж­дую фи­гур­ку он стре­мил­ся усо­вер­шен­ство­вать по мак­си­му­му – тя­гу к пре­крас­но­му ма­лень­ко­му Горацио при­ви­ла его мать – ху­дож­ни­ца по профессии. Имен­но гля­дя на нее, маль­чик гре­зил о том, что ко­гда-ни­будь со­здаст не про­сто быст­рый ав­то­мо­биль, но и кра­си­вое про­из­ве­де­ние ис­кус­ства в ду­хе Лео­нар­до да Вин­чи, за ко­то­рое по­ку­па­те­ли смо­гут от­да­вать не мень­шие сум­мы, чем за ше­дев­ры ве­ли­ких жи­во­пис­цев про­шло­го.

Имея непре­одо­ли­мую страсть к ав­то­мо­би­лям, Горацио тра­тил на них каж­дую ми­ну­ту сво­е­го сво­бод­но­го вре­ме­ни. Бла­го­да­ря это­му в воз­расте 17 лет он уже лег­ко мог про­ек­ти­ро­вать мо­то­цик­лы, со­здал свой пер­вый стек­ло­пла­сти­ко­вый ку­зов и дал бы фо­ру лю­бо­му спе­ци­а­ли­сту с боль­шим опы­том ра­бо­ты.

На тот мо­мент Ар­ген­ти­на не мог­ла по­хва­стать­ся успе­ха­ми в ав­то­мо­би­ле­стро­е­нии. Ко­неч­но, ми­ро­вые ги­ган­ты име­ли в этой стране свои фи­ли­а­лы, а в круп­ных го­ро­дах да­же со­зда­ва­лись кон­струк­тор­ские бю­ро, но это­го бы­ло недо­ста­точ­но для боль­ших ам­би­ций Горацио. Он вдруг рез­ко пе­ре­клю­чил свое вни­ма­ние на ди­зайн ме­бе­ли, од­на­ко по­няв, что это не со­всем его сте­зя, сно­ва вер­нул­ся к ав­то­мо­би­лям. Днем он ра­бо­тал над со­зда­ни­ем до­мов на ко­ле­сах, а по ве­че­рам все боль­ше по­гру­жал­ся в те­му спор­тив­ных ав­то, на­ра­ба­ты­вал мастерство и по­свя­щал се­бя ис­сле­до­ва­тель­ской и кон­струк­тор­ской де­я­тель­но­сти.

Важ­ным эта­пом в жиз­ни и ка­рье­ре Па­га­ни ста­ли раз­ра­бот­ка но­во­го бо­ли­да Renault для Фор­му­лы 3 и зна­ком­ство с Ху­а­ном Ма­ну­элем Фан­хио (Juan Manuel Fangio). С ве­ли­ким гон­щи­ком юно­го Па­га­ни свя­зы­ва­ли дру­же­ские от­но­ше­ния. Имен­но по ре­ко­мен­да­ции Фан­хио в 1983 го­ду пол­ный сил, энер­гии и эн­ту­зи­аз­ма Горацио от­пра­вил­ся в Ита­лию, в Мо­де­ну – Мек­ку сверх­быст­рых и су­пер­со­вре­мен­ных ав­то­мо­би­лей, где на тот мо­мент власт­во­ва­ли жест­кий и непо­ко­ле­би­мый Эн­цо Фер­ра­ри (Enzo Ferrari), гла­ва ком­па­нии Ferrari, и Джу­лио Аль­фье­ри (Giulio Alfieri), ру­ко­во­ди­тель Lamborghini. Там ему, опять же не без по­мо­щи Фан­хио, уда­ет­ся устро­ить­ся в Lamborghini ме­ха­ни­ком 3-го раз­ря­да.

По­пасть в та­кую ком­па­нию, ко­неч­но же, бы­ло очень важ­ным эта­пом в ка­рье­ре Горацио, но долж­ность ме­ха­ни­ка не силь­но при­вле­ка­ла мо­ло­до­го че­ло­ве­ка – он меч­тал со­зда­вать кра­со­ту, от­та­чи­вать ли­нии, ра­бо­тать над гра­ци­ей… И Па­га­ни до­ка­зал, что спо­со­бен на боль­шее. Он был са­мым усерд­ным ра­бот­ни­ком на про­из­вод­стве – при­хо­дил на ра­бо­ту рань­ше всех, а ухо­дил по но­чам. Аль­фье­ри про­сто не мог не за­ме­тить та­кое усер­дие и, по­вы­сив Горацио, поз­во­лил ему при­ни­мать уча­стие в раз­ра­бот­ке ди­зай­на мо­де­ли Lamborghini Countach. Так по­сте­пен­но Горацио до­рос до долж­но­сти глав­но­го ин­же­не­ра Lamborghini.

Увле­че­ние ком­по­зит­ны­ми ма­те­ри­а­ла­ми сыг­ра­ло осо­бен­ную роль в жиз­ни ита­льян­ца: он при­шел к важ­но­му от­кры­тию, что имен­но уг­ле­во­лок­но ста­нет од­ним из са­мых пер­спек­тив­ных ма­те­ри­а­лов для ав­то­мо­би­лей. Горацио аги­ти­ро­вал ру­ко­вод­ство Lamborghini за ис­поль­зо­ва­ние тех­но­ло­гии Фор­му­лы 1 в про­из­вод­стве се­рий­ных ав­то и на­ста­и­вал на том, что­бы но­вая мо­дель Diablo, над ко­то­рой ра­бо­та­ла ком­па­ния в тот мо­мент, пол­но­стью из­го­тав­ли­ва­лась из ком­по­зи­та. Од­на­ко убе­дить в этом ру­ко­вод­ство у него не по­лу­чи­лось, и дан­ные раз­но­гла­сия, по­жа­луй, ста­ли в 1991 го­ду су­ще­ствен­ным толч­ком для Горацио к со­зда­нию соб­ствен­ной неза­ви­си­мой ком­па­нии Modena Design. Она ста­ла за­ни­мать­ся раз­ра­бот­кой ди­зай­на спор­тив­ных ав­то­мо­би­лей, име­ла боль­шое ко­ли­че­ство зна­чи­мых за­каз­чи­ков, сре­ди ко­то­рых был да­же Ferrari, ис­сле­до­ва­ла но­вые со­вре­мен­ные ма­те­ри­а­лы. Ам­би­ци­оз­ный и даль­но­вид­ный ин­же­нер по­шел еще даль­ше и ре­шил­ся на при­об­ре­те­ние соб­ствен­но­го ав­то­кла­ва для про­из­вод­ства уг­ле­род­ных ком­по­нен­тов для ав­то­мо­би­лей. И, ко­неч­но же, на­чал го­то­вить к вы­хо­ду в свет свой пер­вый и глав­ный ав­то­мо­биль Zonda. Кста­ти, имен­но Ху­ан Фан­хио стал для Горацио идей­ным вдох­но­ви­те­лем со­зда­ния этой мо­де­ли. Эпо­ха пер­фек­ци­о­ни­ста Па­га­ни на­ча­лась…

Как и мно­гих ве­ли­ких лю­дей, Па­га­ни все­гда от­ли­ча­ли

уди­ви­тель­ная стой­кость, ра­бо­то­спо­соб­ность и глав­ное его ка­че­ство – стрем­ле­ние к иде­а­лу. Со­зда­вая оче­ред­ную мо­дель, он по сей день за­пи­ра­ет­ся у се­бя в ка­би­не­те и на про­тя­же­нии 2-х су­ток, оста­ва­ясь один на один с ма­ши­ной, до­во­дит ее до со­вер­шен­ства, рас­смат­ри­вая со всех сторон. Та­кой пер­фек­ци­о­низм, впро­чем, вполне объ­яс­ним. Его ав­то­мо­би­ли до­стой­ны толь­ко луч­ше­го! Имен­но по­это­му од­на­жды, как утвер­жда­ют кол­ле­ги Горацио, он разо­рвал кон­тракт с ком­па­ни­ей, ко­то­рая долж­на бы­ла из­го­тав­ли­вать не­ко­то­рые де­та­ли для его ма­шин. При­чи­ной ста­ло гряз­ное по­ме­ще­ние за­во­да, где долж­ны бы­ли про­из­во­дить­ся эти ком­плек­ту­ю­щие.

Впро­чем, без­упреч­ные ав­то­мо­би­ли – это да­ле­ко не все, чем Па­га­ни вы­де­ля­ет­ся сре­ди сво­их кон­ку­рен­тов. Его шо­у­рум и фаб­ри­ка яв­ля­ют­ся на­сто­я­щей до­сто­при­ме­ча­тель­но­стью ком­му­ны Сан-че­за­рио-суль-па­на­ро. Ар­хи­тек­тур­ная идея при­шла Горацио во вре­мя по­се­ще­ния им фран­цуз­ско­го зам­ка Chateau de la Grenerie, при­над­ле­жа­ще­го его кли­ен­ту. Неда­ле­ко от зам­ка ита­лья­нец уви­дел оран­же­рею, со­здан­ную зна­ме­ни­тым Гю­ста­вом Эй­фе­лем (Gustave Eiffel), спе­ци­а­ли­стом по ме­тал­ли­че­ским кон­струк­ци­ям. Зда­ние на­столь­ко впе­чат­ли­ло Горацио, что имен­но в та­ком сти­ле он ре­шил по­стро­ить свое королевство рос­ко­ши.

Newspapers in Russian

Newspapers from Monaco

© PressReader. All rights reserved.