Esquire (Russia)

ЖЕН­ЩИ­НА, КО­ТО­РУЮ МЫ ЛЮ­БИМ

- Фо­то­граф На­та­лья Ко­ган за­пи­сал Сер­гей Яко­влев стиль Алек­сей Бо­ро­да­чев-ар­хи­пов Entertainment · Celebrities · Alexandria · Alexander the Great · Maison Martin Margiela · Dolce & Gabbana · Louis Vuitton · Nikolai Gogol · Noah · Peter · Gold · There Is Nothing to Be Scared of · An Ideal Husband · Eastern Orthodox Church · Kaká

Вз­рос­лая, но все еще ре­бе­нок, ак­три­са Алек­сандра Ре­бе­нок в ма­стер­ской ху­дож­ни­ка и гри­мер­ке МХТ.

За про­шед­ший год Алек­сандра Ре­бе­нок сыг­ра­ла ед­ва ли не во всех са­мых за­мет­ных те­ле­се­ри­а­лах, филь­мах и спек­так­лях стра­ны. В гри­мер­ке МХТ она рас­ска­за­ла Esquire, по­че­му лю­бит свою фа­ми­лию и что ей не нра­вит­ся в ки­но­про­бах.

Пи­джак Maison Margiela; брю­ки Dolce & Gabbana На стра­ни­це сле­ва: пла­тье Louis Vuitton

– Мог­ла бы вче­ра успеть на пре­мье­ру, – со­кру­ша­ет­ся ак­три­са.

Вче­ра ее сни­ма­ли для Esquire, се­го­дня Esquire си­дит у нее в гри­мер­ке.

– Я ду­ма­ла, опоз­даю, а они за­дер­жа­ли – мож­но бы­ло бы по­ехать, – она на­но­сит пуд­ру на ли­цо ши­ро­кой ки­стью.

Вче­ра впер­вые на боль­шом экране по­ка­зы­ва­ли фильм «Кис­ло­та», был весь бо­монд, при­е­ха­ла Пу­га­че­ва.

– Пре­мье­ра бы­ла в «Го­голь-цен­тре». И что-то пошло не так – фильм за­пу­сти­ли не сра­зу, – объ­яс­ня­ет она, по­ка в гром­ко­го­во­ри­те­ле жен­ский го­лос про­сит ак­те­ров со­брать­ся в фойе и от­ме­тить­ся.

Се­го­дня она иг­ра­ет лю­бов­ни­цу му­жа сво­ей по­дру­ги в спек­так­ле МХТ «Сен­трал-парк Вест» по Ву­ди Ал­ле­ну. Во вче­раш­ней «Кис­ло­те» Гор­чи­ли­на она – мать труд­но­го под­рост­ка. В ее ре­аль­ной жиз­ни все по-дру­го­му.

– Нор­маль­ная мать все­гда вы­бе­рет сы­на, а не свет­скую пре­мье­ру, – иро­ни­зи­рую я.

– Ва­ня… Я ужас­но пе­ре­жи­ваю за него, ему чуть боль­ше го­да, и па­па то­же на съем­ках. Мне так хо­те­лось вче­ра

к нему. За­то я его уло­жи­ла, для него это сча­стье. По­том смот­рю – пре­мьер­ный по­каз за­дер­жа­ли на час – успе­ла бы. Ну ни­че­го, вме­сте по­том бу­дем хо­дить.

Прой­дет ме­сяц, и она впер­вые возь­мет с со­бой сы­на на свет­ский ра­ут, со­об­щив об этом под­пис­чи­кам в ин­ста­гра­ме в сво­ей при­выч­ной шут­ли­вой ма­не­ре.

Каж­дый зна­ет та­кую иг­ру, ко­гда на школь­ной фо­то­гра­фии нуж­но най­ти зна­ко­мую де­воч­ку сре­ди де­сят­ка дру­гих лиц. Ее иг­ра – со­вер­шен­но дру­гая: она са­ма мо­жет быть лю­бой из этих лиц, и в каж­дом най­дет­ся зна­ко­мая де­воч­ка – Са­ша Ре­бе­нок.

– Ты на­тер­пе­лась из-за фа­ми­лии? – спра­ши­ваю я, имея в ви­ду не толь­ко жур­наль­ные за­го­лов­ки.

– Мне она, на­обо­рот, по­мо­га­ет. Вы­зы­ва­ет улыб­ки на пас­порт­ном кон­тро­ле, ты не вол­ну­ешь­ся, что те­бя не пу­стят за гра­ни­цу. Я все вре­мя пе­ре­жи­ваю – вдруг та­мо­жен­ни­ки нач­нут за­дол­жен­но­сти ис­кать, най­дут штра­фы, о ко­то­рых я не знаю. А мне го­во­рят: «О, ка­кая фа­ми­лия класс­ная». Рань­ше га­иш­ни­ки оста­нав­ли­ва­ли – и улы­ба­лись.

– Ты во­дишь ма­ши­ну?

– Ко­неч­но. Я же силь­ная жен­щи­на. Она не ме­ти­ла в ар­тист­ки. Но де­воч­ке нуж­но бы­ло раз­ви­вать­ся твор­че­ски. Так счи­та­ли ро­ди­те­ли: па­па, кан­ди­дат фи­зи­ко-ма­те­ма­ти­че­ских на­ук, и ма­ма, мо­де­льер и ди­зай­нер. От нее Алек­сандра уна­сле­до­ва­ла ин­те­рес к одеж­де – не­дав­но на­ча­ла вы­пус­кать школь­ную фор­му под сво­им брен­дом, – от па­пы – стра­те­ги­че­ское мыш­ле­ние. Поз­же она, прав­да, пой­мет, что ни­ка­кие стра­те­гии не ра­бо­та­ют: она со­би­ра­лась бро­сить ху­до­же­ствен­ную шко­лу, но ма­ма на­сто­я­ла, по­том за­кон­чи­ла кол­ледж Га­ли­ны Виш­нев­ской, пе­ла.

– Ма­ма и па­па очень на­пряг­лись, ко­гда я за­яви­ла, что все-та­ки хо­чу быть ак­три­сой: «Раз­ве это про­фес­сия?» Моя те­тя во­об­ще воз­му­ти­лась: «Вы ку­да дочь со­би­ра­е­тесь от­да­вать? Ей же при­дет­ся спать со все­ми ре­жис­се­ра­ми».

«Я хо­те­ла ту­со­вать­ся», – го­во­рит Ре­бе­нок в од­ном из ви­део­ро­ли­ков в ин­тер­не­те, где она вы­гля­дит как ее ге­ро­и­ня – со­блаз­ни­тель­ная учи­тель­ни­ца фи­зи­ки из те­ле­се­ри­а­ла «Шко­ла». Имен­но со зна­ме­ни­то­го те­ле­про­ек­та Ва­ле­рии Гай Гер­ма­ни­ки все рас­кру­ти­лось: иг­ро­вые за­го­лов­ки в буль­вар­ных га­зе­тах, про­грам­мы на те­ле­ви­де­нии – при­чем на та­ких по­ляр­ных ка­на­лах, как «МУЗ-ТВ» и «Куль­ту­ра», – спек­так­ли, а по­след­ние пять лет – и во­все МХТ («Прой­де­те ми­мо Ста­ни­слав­ско­го и Не­ми­ро­ви­ча-дан­чен­ко, по­вер­не­те на­ле­во, по лест­ни­це до лиф­тов – и на пя­тый этаж», – ин­струк­ти­ру­ет Са­ша по те­ле­фо­ну.)

– Я люб­лю об­рат­ную связь. По­это­му мне нра­ви­лась про­фес­сия жур­на­ли­ста. Я столь­ко но­во­стей ни­ко­гда не чи­та­ла, по­ка ра­бо­та­ла на те­ле­ви­де­нии. Но по­том я по­ня­ла, что это не моя жизнь. Од­на­жды я участ­во­ва­ла в вер­ба­ти­ме по де­лу Ма­г­нит­ско­го в Те­ат­ре.doc. И зри­те­ли по­том за­да­ва­ли во­про­сы. Я по­ня­ла, что сце­на – то са­мое ме­сто, где я мо­гу го­во­рить.

– Ты по­ни­ма­ешь жур­на­ли­стов? – Да.

– Лю­бишь ин­тер­вью?

– Мне ка­жет­ся, они очень ко­вар­ные.

Ко­гда Ре­бе­нок го­то­ви­лась к ро­ли в «Шко­ле», она са­ма ин­тер­вью­и­ро­ва­ла учи­те­лей, что­бы луч­ше по­нять, как сыг­рать.

Сей­час и она учи­тель – для сво­ей стар­шей пле­мян­ни­цы. Она взя­ла ее с со­бой на съем­ку в Мастер­скую Пет­ра Кон­ча­лов­ско­го, что по со­сед­ству с квар­ти­рой Бул­га­ко­ва на Са­до­вой. По­лине 20, у нее

Ко­гда ты сам ста­но­вишь­ся ро­ди­те­лем, ты по­ни­ма­ешь сво­их: по­че­му они за­бо­ти­лись, пе­ре­жи­ва­ли, не мог­ли разо­брать­ся, что со мной про­ис­хо­дит: за­чем я по­ку­па­ла «грин­дер­сы» и кра­си­ла во­ло­сы в си­ний цвет.

Плащ MM6; пла­тье Jil Sander; туфли Dior

длин­ные во­ло­сы, она об­суж­да­ет по те­ле­фо­ну, во что луч­ше вло­жить крип­то­ва­лю­ту, и смот­рит на свою те­тю за­во­ро­жен­но: «Ино­гда мы вме­сте хо­дим в «Си­ма­чев». Я то­же фо­то­гра­фи­рую, по­это­му Са­ша взя­ла ме­ня с со­бой».

– С ро­ди­те­ля­ми у ме­ня не бы­ло близ­ких от­но­ше­ний в пе­ре­ход­ном воз­расте, – рас­суж­да­ет Алек­сандра в гри­мер­ке на сле­ду­ю­щий день. – Я бы хо­те­ла, что­бы у ме­ня бы­ла та­кая стар­шая сест­ра, по­дру­га. Ко­гда ты сам ста­но­вишь­ся ро­ди­те­лем, ты по­ни­ма­ешь сво­их: по­че­му они за­бо­ти­лись, пе­ре­жи­ва­ли, не мог­ли разо­брать­ся, что со мной про­ис­хо­дит: за­чем я по­ку­па­ла «грин­дер­сы» и кра­си­ла во­ло­сы в си­ний цвет. Мне хо­те­лось быть в те­ме, ис­сле­до­вать про­стран­ство, эту жизнь. Я бы­ла уве­ре­на, что так все пой­му. Но что бу­дет даль­ше, ни­кто не рас­ска­зал. О том, что по­ло­ви­на тво­их од­но­класс­ни­ков в 1990-х и оста­нет­ся, к со­жа­ле­нию, ни­кто не пи­шет в бро­шю­рах.

Алек­сандра Ре­бе­нок мо­жет быть жен­щи­ной из лю­бо­го вре­ме­ни. Она лег­ко ста­но­вит­ся му­зой ху­дож­ни­ка из 1920-х. Пе­ред съем­кой го­то­вит­ся, со­би­ра­ет фак­ту­ру, вспо­ми­на­ет ра­бо­ты Кон­ча­лов­ско­го, ски­ды­ва­ет в чат про­дю­се­рам кар­ти­ны Ма­тис­са.

– Ме­ня вос­хи­ща­ют ис­то­рии муз. Я по­смот­ре­ла до­ку­мен­тал­ку об от­но­ше­ни­ях Ан­ри Ма­тис­са и Ли­дии Де­лек­тор­ской. Это по­тря­са­ю­ще! Она при­шла как по­мощ­ни­ца, си­дел­ка. И оста­лась. Да так, что Ма­тисс да­рил ей свои кар­ти­ны. Она по­том их раз­да­ла му­зе­ям. Это во­об­ще пре­крас­ная те­ма: жен­щи­на ря­дом с муж­чи­ной. Хо­ро­шо, ко­гда она му­за, а не на­тур­щи­ца.

«По­мень­ше фо­то­шо­па», – по­про­сит она, ко­гда съем­ка за­кон­чит­ся.

Муж Ре­бе­нок – ак­тер Алек­сей Верт­ков, ла­у­ре­ат «Зо­ло­той мас­ки». За по­след­ние два го­да он снял­ся в де­сят­ке филь­мов.

– Он очень та­лант­ли­вый, ду­шев­ный че­ло­век. Он мо­жет за­пла­кать да­же над кни­гой. А мне нелов­ко – я не умею так. Мо­гу рас­пла­кать­ся раз­ве что из-за ро­ли, ко­то­рую не по­лу­чи­ла, но очень хо­те­ла. Я не мо­гу по­нять од­но: ты го­то­вишь­ся, от­пра­ши­ва­ешь­ся в те­ат­ре. Ни­че­го страш­но­го в том, что ты мо­жешь не по­дой­ти. Но об этом ты узна­ешь по­след­ней. По­че­му ни­кто не по­зво­нит и не ска­жет: «Спа­си­бо за по­тра­чен­ное вре­мя»? Не­дав­но я про­бо­ва­лась в один ев­ро­пей­ский про­ект, и от­ту­да при­сла­ли об­щий имейл с бла­го­дар­но­стью каж­до­му.

Она – это со­че­та­ние жи­тей­ской муд­ро­сти с изыс­кан­но­стью мед­ли­тель­ной ре­чи. «Лю­бовь – это дей­ствие», – го­во­рит Са­ша. А еще: «Пер­вый, кто вы­хо­дит из ссо­ры, – вы­иг­рал». По­то­му что «за­чем тра­тить вре­мя на оби­ды – мы все рав­но все умрем». Она все­гда уди­ви­тель­но спо­кой­на, ни­ку­да не то­ро­пит­ся: «Оста­лось 15 ми­нут до спек­так­ля, мне на­до за­кон­чить с во­ло­са­ми и уса­дить те­бя в зал». А ино­гда как буд­то спе­ци­аль­но при­оста­нав­ли­ва­ет­ся и за­ду­мы­ва­ет­ся: «Глав­ное – жить сво-бод-но!» Еще она уме­ет изящ­но под­сме­и­вать­ся над ве­ща­ми, ко­то­рые ко­го-то мо­гут воз­му­тить: «Вче­ра иг­ра­ла в «Иде­аль­ном му­же» – опять пра­во­слав­ные ак­ти­ви­сты вы­бе­жа­ли на сце­ну. Но все уже при­вык­ли, сра­бо­та­ли сла­жен­но, тут же скру­ти­ли».

– Как ты от­ве­тишь на во­прос «Кто та­кая Са­ша Ре­бе­нок?» – спра­ши­ваю я в по­след­ние ми­ну­ты пе­ред ее вы­хо­дом на сце­ну.

– Не ска­жу. Не знаю. Со мной ве­се­ло, – от­ве­ча­ет Са­ша. ≠

Я не мо­гу по­нять од­но: ты го­то­вишь­ся, от­пра­ши­ва­ешь­ся в те­ат­ре. Ни­че­го страш­но­го в том, что ты мо­жешь не по­дой­ти на роль. Но об этом ты узна­ешь по­след­ней. По­че­му ни­кто не по­зво­нит и не ска­жет: «Спа­си­бо за по­тра­чен­ное вре­мя»?

Паль­то Brier

На стра­ни­це спра­ва: пла­тье Alberta Ferretti

Бла­го­да­рим Мастер­скую Пет­ра Кон­ча­лов­ско­го за по­мощь в про­ве­де­нии съем­ки.

 ??  ??
 ??  ?? Плащ Jil Sander; туфли Manolo Blahnik
Плащ Jil Sander; туфли Manolo Blahnik

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia