ПИСЬ­МО РЕ­ДАК­ТО­РА

Esquire (Russia) - - СОДЕРЖАНИЕ -

в тот день, ко­гда май­ский но­мер по­явит­ся на пол­ке, мы, ско­рее все­го, все еще бу­дем си­деть на ка­ран­тине, на уда­лен­ке, в са­мо­изо­ля­ции. Вы­бе­ри­те сло­во, ко­то­рое вам боль­ше нра­вит­ся. Под сло­вом «мы» я под­ра­зу­ме­ваю не ре­дак­цию Esquire, а всю Рос­сию. От Моск­вы до са­мых до окра­ин. Сто со­рок мил­ли­о­нов че­ло­век, за­пер­тые в хру­щев­ках или пент­ха­у­сах, на по­ко­сив­ших­ся да­чах или в фе­ше­не­бель­ных кот­те­джах. Этот ви­рус за­би­ра­ет всех – со­ци­аль­ный ста­тус и до­ста­ток боль­ше не яв­ля­ют­ся га­ран­ти­ей без­опас­но­сти. За­ра­жа­ют­ся се­леб­ри­ти, оли­гар­хи, вы­со­ко­по­став­лен­ные чи­нов­ни­ки – все на­ко­нец-то по-на­сто­я­ще­му рав­ны.

Вне за­ви­си­мо­сти от по­ли­ти­че­ских по­зи­ций, ре­ли­ги­оз­ных ве­ро­ва­ний и со­ци­аль­ных ста­ту­сов стра­на, ве­ро­ят­но, впер­вые по­сле Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны объ­еди­не­на од­ной це­лью – вы­жить. Тут хо­те­лось бы на­пи­сать «весь мир объ­еди­нен», но ни­ка­ко­го ми­ра в при­выч­ном по­ни­ма­нии об­ще­ствен­но­го до­го­во­ра боль­ше не су­ще­ству­ет. Пе­ред ли­цом неиз­вест­ной опас­но­сти го­су­дар­ства мо­мен­таль­но от­го­ро­ди­лись от сво­их со­се­дей, за­пре­ти­ли по­ле­ты и пе­ре­ез­ды. Каж­дый те­перь сам за се­бя.

На­се­ле­ние, точ­нее его пе­ре­до­вой ак­тив, ди­ван­ные док­то­ра фейс­бук-на­ук, по­сле­до­ва­тель­но про­хо­дит все ста­дии вос­при­я­тия си­ту­а­ции с ви­ру­сом: «да лад­но, от ава­рий на до­ро­гах боль­ше по­ги­ба­ет», «да лад­но, от грип­па уми­ра­ют в ра­зы боль­ше», «да он толь­ко ази­а­тов бе­рет», «изо­ли­ру­ют­ся толь­ко иди­о­ты», «да нам всем хва­тит ап­па­ра­тов ИВЛ», «ну, я на вся­кий слу­чай ре­шил по­ка до­ма по­си­деть».

Са­мо­изо­ли­ро­вав­шись, на­се­ле­ние Свя­той Ру­си пу­сти­лось в дис­кус­сию о «воз­ник­но­ве­нии си­сте­мы но­вых смыс­лов и цен­но­стей», по­то­му что ви­рус стал для все­го че­ло­ве­че­ства «точ­кой от­сче­та», по­сле ко­то­рой все из­ме­нит­ся. Сколь­ко уже бы­ло этих «то­чек от­сче­та»? Чер­но­быль, Фу­ку­си­ма, 9/11, из­вер­же­ние ис­ланд­ско­го вул­ка­на с непро­из­но­си­мым на­зва­ни­ем, гло­баль­ное по­теп­ле­ние. Че­ло­ве­че­ство ни­че­му не учит­ся и ни о чем не бес­по­ко­ит­ся, кро­ме непре­рыв­но­го раз­ви­тия усло­вий соб­ствен­но­го ком­фор­та. В этом смыс­ле дис­кус­сия о «но­вых цен­но­стях» по­ка­за­тель­на лишь в том смыс­ле, что все на­ши «ста­рые цен­но­сти» ока­за­лись пол­ным

гов­ном. Вду­май­тесь – год на­зад в это же вре­мя рос­сий­ская бло­го­сфе­ра на пол­ном се­рье­зе об­суж­да­ла, кто же прав в этой си­ту­а­ции: бло­гер­ка Бел­ла Ра­по­порт, по­про­сив­шая бесплатно кос­ме­ти­ку Lush, или бренд, от­ка­зав­ший ей в этом? Да, как бы вам ни бы­ло стыд­но се­год­ня, но в про­шлом го­ду это бы­ла глав­ная дис­кус­сия рос­сий­ской бло­го­сфе­ры. Пе­ре­ход от борь­бы за пра­ва бо­ди­по­зи­тив­щи­ков, транс­ген­де­ров и ми­ро­во­го фе­ми­низ­ма к борь­бе за греч­ку, ма­ка­ро­ны и туа­лет­ную бу­ма­гу за­нял при­мер­но неде­лю.

Сей­час, в на­ча­ле ап­ре­ля, мы на­хо­дим­ся на уровне «ско­рее все­го, к ле­ту все пройдет, но это не точ­но». Мы со­став­ля­ем про­гно­зы бу­ду­щей жиз­ни че­ло­ве­че­ства, ка­ко­вые яв­ля­ют­ся кол­лек­тив­ной по­пыт­кой за­го­во­рить бу­ду­щее в сти­ле «пусть все бу­дет хо­ро­шо».

Ум­ные лю­ди чер­тят гра­фи­ки, со­глас­но ко­то­рым пик эпи­де­мии при­дет­ся на май, а к ле­ту во­об­ще все утих­нет, еще бо­лее ум­ные гро­зят вто­рой вол­ной ко­ро­на­ви­ру­са осе­нью, эко­но­ми­сты пред­ре­ка­ют за­тяж­ной эко­но­ми­че­ский кри­зис, па­де­ние сто­и­мо­сти неф­ти до ми­ни­маль­ных зна­че­ний, фи­ло­со­фы рас­ска­зы­ва­ют о гло­баль­ном из­ме­не­нии со­ци­у­ма по­сле по­бе­ды над ви­ру­сом, вра­чи го­во­рят о по­стро­е­нии но­вой меж­ду­на­род­ной си­сте­мы управ­ле­ния ме­ди­ци­ной, ко­то­рая ста­нет сте­ной на пу­ти но­вых ви­ру­сов.

Прав­да со­сто­ит в том, что ни­кто из ум­ных лю­дей ни­че­го не зна­ет. COVID-19 по­ка­зал, что в ре­аль­но­сти че­ло­ве­че­ство ни­чем не управ­ля­ет, кро­ме соб­ствен­но­го ай­фо­на (да и тот уже важ­нее сво­е­го хо­зя­и­на). Все эти рас­суж­де­ния о бу­ду­щем по­хо­жи на ноч­ные по­си­дел­ки де­тей, чьи ро­ди­те­ли за­гу­ля­ли до утра. Де­ти пу­га­ют друг дру­га страш­ны­ми ис­то­ри­я­ми, что­бы по­бе­дить соб­ствен­ный страх пе­ред тем­но­той но­чи. Де­ти зна­ют, что под утро ро­ди­те­ли вер­нут­ся, и страш­ная ночь обер­нет­ся смеш­ной ко­ме­ди­ей.

Се­год­ня эти де­ти – все мы. На­ши ро­ди­те­ли уеха­ли, во­круг тьма неопре­де­лен­но­сти и страх пе­ред бу­ду­щим. Од­ни до­ма. И это не рож­де­ствен­ская ко­ме­дия. ≠

СМГлав­ный ре­дак­тор Esquire

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.