Esquire (Russia)

- Entertainment · Movies · Theatre · Theatre & Ballet · Arts · Constantine · Death · Moscow Art Theatre · Oleg Tabakov · The Seagull

То­гда Да­рья за­ни­ма­лась гим­на­сти­кой, фи­гур­ным ка­та­ни­ем, жи­во­пи­сью и ак­тер­ским ма­стер­ством. По­сте­пен­но ки­но­ин­ду­стрия воз­рож­да­лась, по­яв­ля­лись те­ле­про­ек­ты и ки­но­ком­па­нии, жизнь се­мьи и ее окру­же­ния ста­ла на­ла­жи­вать­ся. 27 фев­ра­ля 2000 го­да Да­рья от­ме­ча­ла свою первую се­рьез­ную роль вме­сте с ма­те­рью в по­сел­ке Раз­до­ры. Про­гул­ка на сне­го­хо­де за­кон­чи­лась страш­ной ава­ри­ей: Ма­ри­ну Лев­то­ву спа­сти не уда­лось, Да­рья вы­жи­ла, но по­лу­чи­ла мно­го­чис­лен­ные пе­ре­ло­мы и че­реп­но-моз­го­вую трав­му.

О несчаст­ном слу­чае до сих пор на­по­ми­на­ет по­сле­опе­ра­ци­он­ный шрам на вис­ке, по­хо­жий на иеро­глиф. С мо­мен­та тра­ге­дии Да­рья не пе­ре­ста­ва­ла сни­мать­ся в ки­но и иг­рать в те­ат­ре у мно­гих ре­жис­се­ров – от Вик­тю­ка и Се­реб­рен­ни­ко­ва до Бо­го­мо­ло­ва и Уил­со­на. В МХТ им. Че­хо­ва она про­ве­ла 19 лет жиз­ни, ра­бо­тая с Оле­гом Та­ба­ко­вым. В 2018-м Та­ба­ков умер – и для Да­рьи умер­ло все, что удер­жи­ва­ло ее в те­ат­ре. По­мощ­ник худру­ка Кон­стан­тин Бо­го­мо­лов по­сле ухо­да ма­эст­ро по­ки­да­ет МХТ, что­бы за­нять­ся сво­им соб­ствен­ным те­ат­ром – на Ма­лой Брон­ной, – а но­вое ру­ко­вод­ство го­во­рит уже на дру­гом, чу­жом для Мо­роз ху­до­же­ствен­ном язы­ке. От ухо­да Да­рью удер­жа­ло пред­ло­же­ние сыг­рать Ар­ка­ди­ну в ис­то­ри­че­ской по­ста­нов­ке че­хов­ской «Чай­ки» Оска­ра­са Кор­шу­но­ва­са. Эта роль долж­на бы­ла стать ее три­ум­фом, ито­гом ра­бо­ты в ле­ген­дар­ном те­ат­ре, но по­сле двух по­ка­зов гря­ну­ла эпи­де­мия. Окры­лен­ная «Чай­кой» ак­три­са ока­за­лась в клет­ке ка­ран­ти­на.

В го­ло­се Да­рьи не слыш­но бо­ли, но ясно, что она жи­вет с ней. 16 ап­ре­ля 2019 го­да, по­лу­чая «Зо­ло­тую мас­ку» за роль Ту­зен­ба­ха в «Трех сест­рах», она по­про­ща­лась с Оле­гом Та­ба­ко­вым сло­ва­ми: «Лю­бовь жи­вет да­же по­сле смер­ти». Порт­рет мо­ло­до­го Та­ба­ко­ва с тех пор – на ава­тар­ке в ее Instagram.

– Что долж­но про­изой­ти, что­бы порт­рет Та­ба­ко­ва пе­ре­стал быть ва­шим юзер­пи­ком?

– Что-то боль­шое.

На­ка­нуне интервью Мо­роз по­ки­ну­ла «Тан­цы со звез­да­ми», и те­перь на упо­ми­на­ние о про­ек­те она ре­а­ги­ру­ет с горь­кой усмеш­кой:

– Да­же по про­ше­ствии де­ся­ти лет ме­ня на ули­цах оста­нав­ли­ва­ют лю­ди и бла­го­да­рят за но­ме­ра, ко­то­рые мы де­ла­ли вме­сте с Пе­ла­ге­ей, го­во­рят: «Мы это слу­ша­ли мил­ли­он раз!» У этих пе­сен мил­ли­о­ны про­смот­ров в Instagram. Для ме­ня это важ­но.

Непло­хое уте­ше­ние для участ­ни­ка, не до­шед­ше­го до фи­на­ла, – но сей­час Да­рье уте­ше­ние уже не нуж­но: ка­жет­ся, впер­вые в ис­то­рии шоу че­рез неде­лю по­сле это­го интервью зри­тель­ским го­ло­со­ва­ни­ем (97,7% го­ло­сов) Мо­роз вер­ну­ли в про­ект. Это двой­ной три­умф: ее утон­чен­ные обра­зы Ма­рии-ан­ту­а­нет­ты или Пет­руш­ки Бак­ста/ни­жин­ско­го сна­ча­ла вы­зы­ва­ют ото­ропь, за­тем – без­за­вет­ную лю­бовь. В «Тан­цах» Мо­роз сно­ва по­ка­за­ла, что для нее нет чет­кой гра­ни меж­ду мас­со­вым и вы­со­ким ис­кус­ством, за­то есть ощу­ти­мая – меж­ду стра­стью и апа­ти­ей. И что та­лан­ту про­ща­ет­ся все.

Ко­гда в сен­тяб­ре 2018 го­да Кон­стан­тин Бо­го­мо­лов спро­во­ци­ро­вал скан­дал в сто­лич­ном бо­мон­де яз­ви­тель­ным филь­мом, Да­рье все со­шло с рук. Она от­ве­ча­ет с улыб­кой сфинк­са:

– Ме­ня при­ят­но уди­ви­ло и по­ра­до­ва­ло иро­нич­ное от­но­ше­ние Яны Руд­ков­ской. Она ока­за­лась очень адек­ват­ным че­ло­ве­ком и вос­при­ня­ла фильм как класс­ную шут­ку. Ко­гда лю­ди от­но­сят­ся к се­бе с иро­ни­ей, это вы­зы­ва­ет у ме­ня глу­бо­кое ува­же­ние. Прав­да.

Нуж­но иро­нич­но от­но­сить­ся ко все­му про­ис­хо­дя­ще­му, осо­бен­но ко­гда ты

ра­бо­та­ешь в ме­дий­ном про­стран­стве. Нуж­но

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia