Esquire (Russia) - - МИР -

За несколь­ко ме­ся­цев до пре­зи­дент­ских вы­бо­ров все из­ме­ни­лось:

Со­еди­нен­ные Шта­ты те­перь часть гло­баль­но­го ми­ра. И при этом

бы их под­дер­жать». Ме­ня все­гда удив­ля­ло, что са­мые ли­бе­раль­ные, сво­бо­до­лю­би­вые, «ле­вые» раз­го­во­ры о ра­вен­стве я слы­шал ис­клю­чи­тель­но в особ­ня­ках на бе­ре­гу Ти­хо­го оке­а­на, где в га­ра­жах за­ря­жа­лись Tesla, а на сте­нах кра­со­ва­лись ди­пло­мы ву­зов, обу­че­ние в ко­то­рых сто­и­ло как три-че­ты­ре ав­то­мо­би­ля клас­са люкс.

Да, со­ци­аль­ное нера­вен­ство в США дей­стви­тель­но огром­ное – и не про­сто по­то­му, что есть бо­га­тые и бед­ные, а по­то­му, что у бо­га­тых ча­ще все­го один цвет ко­жи, а у бед­ных – дру­гой. Это наи­бо­лее за­мет­но на при­ме­ре пан­де­мии ко­ро­на­ви­ру­са, ко­то­рая дис­про­пор­ци­о­наль­но уда­ри­ла по бед­ным – преж­де все­го по аф­ро­аме­ри­кан­цам, – а по бе­лым про­шлась так же, как в лю­бой ев­ро­пей­ской стране.

По­ка­за­те­ли ужа­са­ю­щие: у аф­ро­аме­ри­кан­цев 50,3 смер­тей на 100 ты­сяч че­ло­век, а у бе­лых аме­ри­кан­цев –

20,7 смер­тей на те же 100 ты­сяч.

Еще луч­ше нера­вен­ство вид­но на при­ме­ре здра­во­охра­не­ния. Оно есть, и ме­ста­ми это по­тря­са­ю­щая по сво­ей осна­щен­но­сти и про­фес­си­о­на­лиз­му си­сте­ма, ко­то­рая ра­бо­та­ет ис­клю­чи­тель­но про­пор­ци­о­наль­но день­гам, ко­то­рые есть у па­ци­ен­та. В США мож­но сде­лать уни­каль­ную опе­ра­цию, а так­же встре­тить лю­дей, у ко­то­рых на шее ви­сят ар­мей­ские же­то­ны, на ко­то­рых на­пи­са­но: «нет стра­хов­ки – не вы­зы­вай­те ско­рую». Не­уди­ви­тель­но, что глав­ная при­чи­на лич­ных банк­ротств в США – это здра­во­охра­не­ние.

Да, стра­на участ­во­ва­ла во всех ми­ро­вых вой­нах, пан­де­ми­ях и трен­дах, мно­гие из ко­то­рых она за­да­ва­ла са­ма, но Аме­ри­ка все­гда бы­ла ост­ро­вом, да­ле­ким от про­ис­хо­дя­ще­го в дру­гих ми­рах. Они и за­гра­ни­цу­то до сих пор на­зы­ва­ют overseas – «за­мор­ски­ми стра­на­ми», по­то­му как жи­ли вда­ли от всех клю­че­вых со­бы­тий по­след­них 100– 200 лет. До Аме­ри­ки до­плы­ва­ли те, кто хо­тел сбе­жать, а яв­ле­ния, от ко­то­рых бе­жа­ли, оста­ва­лись там, в old world, как при­ня­то в США на­зы­вать Ев­ро­пу и во­об­ще все стра­ны, от­ку­да при­е­ха­ли те, ко­го те­перь на­зы­ва­ют аме­ри­кан­ца­ми.

Гло­ба­ли­за­ция сде­ла­ла свое де­ло, и те­перь Аме­ри­ка – лишь часть це­ло­го ми­ра, а не от­дель­ный ост­ров сво­бо­ды

Все, что про­ис­хо­дит в Аме­ри­ке, яр­ко, кра­си­во и

неми­ну­е­мо про­еци­ру­ет­ся на весь мир, и мы ста­ли

неволь­ны­ми зри­те­ля­ми это­го шоу

ка­шу, но обид­но бы­ло не из-за него, а из­за тех же New York Times. В ито­ге моя ста­тья, в ко­то­рой Трамп на­пря­мую не об­ви­ня­ет­ся во всех смерт­ных гре­хах, так и не уви­де­ла свет – ес­ли нет кри­ти­ки Трам­па, то и ста­тья ни­ко­му не нуж­на. В аме­ри­кан­ской жур­на­ли­сти­ке те­перь ча­ще при­ня­то за­ни­мать сто­ро­ны, а не опи­сы­вать про­ис­хо­дя­щее с по­зи­ции на­блю­да­те­ля. Там это на­зы­ва­ет­ся overcorrec­tion – сво­е­го ро­да ком­пен­са­ция. Как, на­при­мер, про­ис­хо­дит на по­пу­ляр­ной ки­но­пре­мии, ко­гда ско­рее по­ли­ти­ка и чув­ство ви­ны дик­ту­ет, кто по­лу­чит за­вет­ную ста­ту­эт­ку, а не си­ла ак­тер­ской иг­ры или, на­при­мер, ре­жис­сер­ский та­лант. Мол, мы сей­час под­кор­рек­ти­ру­ем тут и там, и на­ста­нет ве­ли­кий аме­ри­кан­ский

Аме­ри­ка ста­ла од­ной из нас – стра­ной с непо­нят­ным пре­зи­ден­том, же­сто­кой по­ли­ци­ей, ни­ще­той и раз­де­ле­ни­ем

на два ла­ге­ря, каж­дый из ко­то­рых уве­рен, что про­ти­во­по­лож­ный ла­герь – это не со­оте­че­ствен­ни­ки, а вра­ги

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.