Esquire (Russia)

МАДС МИККЕЛЬСЕН

- Из ин­тер­вью и пуб­лич­ных вы­ступ­ле­ний Фо­то­граф Пат­рик Свирк

я до­воль­но позд­но стал секс-сим­во­лом. В шест­на­дцать лет мне бы это боль­ше при­го­ди­лось.

я от­но­шусь к сво­ей ра­бо­те пре­дель­но се­рьез­но. Все, что я де­лаю на экране, долж­но быть прав­до­по­доб­но. Со мной до­воль­но непри­ят­но ра­бо­тать. Ска­жем так: ком­про­мис­сы я счи­таю дья­воль­ским изоб­ре­те­ни­ем.

у ме­ня есть «ним­бус» 1937 года, дат­ский мо­то­цикл – по­хож на мо­то­цикл Сти­ва Мак­ку­и­на. Мне нра­вит­ся ощу­ще­ние сво­бо­ды, ко­то­рое он да­ет, а мо­ей жене – что он не та­кой ско­рост­ной, как со­вре­мен­ные.

по­сле «ка­зи­но «ро­яль» я узнал, что та­кое по-на­сто­я­ще­му су­ма­сшед­шие фа­на­ты. По­яви­лись да­же кол­лек­ци­он­ные фи­гур­ки пер­со­на­жей – прав­да, не мо­е­го. При­зна­юсь, ме­ня это немно­го за­де­ло.

я слиш­ком мно­го ку­рю, и это мой глав­ный со­блазн. Но ес­ли не бо­решь­ся с со­бой, то это вро­де уже и не со­блазн.

че­ло­ве­че­ство изоб­ре­ло са­та­ну че­рез пять ми­нут по­сле Бо­га. Мы не мо­жем обой­тись без та­ких пер­со­на­жей – об­рат­ная сто­ро­на ве­щей нас за­во­ра­жи­ва­ет.

до то­го как стать ак­те­ром, я тан­це­вал в ба­лет­ной труп­пе, и это ча­сто по­мо­га­ет с трю­ка­ми. Ес­ли мне пред­ла­га­ют дуб­ле­ра, я от­ка­зы­ва­юсь от кон­трак­та. Мо­же­те за­брать у ме­ня ре­пли­ки, но трю­ки оставь­те – ни­ко­му их не от­дам.

я мно­го лет за­ни­мал­ся гим­на­сти­кой, всем – коль­ца, бру­сья, пе­ре­кла­ди­ны, прыж­ки. Прыж­ки мне луч­ше все­го уда­ва­лись. Спорт для ме­ня до сих пор как нар­ко­тик.

ко­гда я го­то­вил­ся иг­рать стра­вин­ско­го, сна­ча­ла ду­мал, что про­сто съез­жу в Па­риж – вы­пью кофе, по­ре­пе­ти­рую, осмот­рюсь. Но при­шлось вы­учить два язы­ка – рус­ский и фран­цуз­ский – и на­учить­ся иг­рать на фор­те­пи­а­но. Как буд­то сно­ва в шко­ле ока­зал­ся.

моя пер­вая роль в ки­но бы­ла в «пу­ше­ре» у Ни­ко­ла­са Вин­дин­га Реф­на. Это был пол­ный рок-н-ролл. Все, о чем мы меч­та­ли в те­ат­раль­ном учи­ли­ще. Мы все пе­ре­вер­нем – та­кое у нас бы­ло чув­ство. Будь­те ра­ди­ка­ла­ми, не слу­шай­те ста­ри­ков. Мы на­чи­на­ли имен­но с это­го.

«так­сист» скор­се­зе в свое вре­мя про­из­вел на ме­ня глу­бо­кое впе­чат­ле­ние. По­сле «Так­си­ста» я впер­вые по­ду­мал, что хотел бы стать ак­те­ром.

ко­гда хва­лят мою внеш­ность, это ума­ля­ет ме­ня как про­фес­си­о­на­ла. С дру­гой сто­ро­ны, с ак­три­са­ми та­кое про­ис­хо­дит каж­дый день. На­вер­ное, луч­ше счи­тать­ся са­мым сек­су­аль­ным муж­чи­ной Да­нии, чем са­мым урод­ли­вым.

боль­ше чем глу­пые лю­ди ме­ня раз­дра­жа­ют толь­ко лю­ди, ко­то­рые поль­зу­ют­ся чу­жой глу­по­стью в ко­рыст­ных це­лях. Я имею в ви­ду по­ли­ти­ков.

ме­ня мно­гое пу­га­ет. На­при­мер, ко­гда в туа­лет длин­ная оче­редь, а я толь­ко что до­пил чет­вер­тое пи­во.

ко­гда ме­ня по­зва­ли в клип ри­ан­ны, мне при­шлось спра­ши­вать у сво­их де­тей, кто это. Они за­кри­ча­ли: «Ты что, ду­рак? Убьем те­бя, ес­ли от­ка­жешь­ся!» Бонд Бон­дом, но эта ма­лень­кая роль под­ня­ла ме­ня в гла­зах сы­на и до­че­ри на недо­ся­га­е­мую вы­со­ту.

ес­ли вы по-на­сто­я­ще­му хо­ти­те ко­го-ни­будь убить, это нуж­но де­лать сво­и­ми ру­ка­ми. Ни­ка­ко­го ог­не­стрель­но­го ору­жия. По­лу­чи­те боль­ше удо­вле­тво­ре­ния, ес­ли смо­же­те по­том с этим жить, ко­неч­но.

я не люб­лю со­бак. Но в дет­стве ча­сто пред­став­лял, что од­на­жды встре­чу огром­но­го тиг­ра, и он ста­нет мо­им дру­гом.

ме­ня пу­га­ют пред­ска­за­те­ли. При­хо­ди­те вы к ме­ди­у­му, а он блед­не­ет и со­ве­ту­ет вам брать от жиз­ни все, по­ка не позд­но. Ну и что то­гда де­лать?

мно­гие мои съем­ки пре­вра­ща­ют­ся в тяжелое ис­пы­та­ние, но спе­ци­аль­но я это­го в ки­но не ищу. Ес­ли мне за­хо­чет­ся се­бя ис­пы­тать, я за­бе­русь го­лым на Эве­рест.

я ра­но по­лю­бил клас­си­ку. В дет­стве я по­смот­рел фильм о Шо­пене и по­сле это­го по три ра­за в неде­лю хо­дил в биб­лио­те­ку слу­шать его по­ло­нез ля-ма­жор. Я ро­ман­тик – не бу­ду это от­ри­цать.

при­ро­де на нас на­пле­вать, и это непло­хо. Ко­гда я умру, дру­зья и до­маш­ние рас­стро­ят­ся, но ми­ру бу­дет со­вер­шен­но все рав­но. Быть незна­чи­тель­ным – это пре­крас­ное ощу­ще­ние.

я не це­люсь слиш­ком вы­со­ко. Каж­дая роль – оди­на­ко­во важ­ная сту­пень­ка. По­том твоя ка­рье­ра за­кан­чи­ва­ет­ся. Что даль­ше? Я мог бы стать плот­ни­ком. У ме­ня непло­хо по­лу­ча­ет­ся.

ко­гда мне ис­пол­ни­лось пять­де­сят, я ска­зал се­бе, что воз­раст – это про­сто циф­ра. Но это, ко­неч­но, са­мо­на­де­ян­ный оп­ти­мизм. Ес­ли очень по­ве­зет, я про­жи­ву еще лет пят­на­дцать. ≠

 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia