Esquire (Russia)

ДЖУД ЛОУ

- Из ин­тер­вью Фо­то­граф Мар­ко Гроб

о бо­же! Мне на­до очень тща­тель­но под­би­рать слова.

я ужас­но скуч­ный. У ме­ня бы­ло счаст­ли­вое дет­ство. Я не ро­дил­ся с се­реб­ря­ной лож­кой во рту, но ни­ко­гда не го­ло­дал. Я – се­ред­ня­чок. Бри­тан­ский сред­ний класс, джентль­мен Юж­но­го Лон­до­на.

я стал си­не­фи­лом лет в 14. Вме­сто за­ня­тий я са­дил­ся в по­езд и ехал в ки­но­те­атр. А за­тем воз­вра­щал­ся до­мой, как буд­то про­вел весь день в шко­ле. в 17 лет я по­лу­чил роль в се­ри­а­ле Families, и она пе­ре­вер­ну­ла мою жизнь. У ме­ня по­яви­лась квар­ти­ра, день­ги и воз­мож­ность ту­со­вать­ся. Но я вста­вал в шесть утра и бе­жал на пло­щад­ку. И до сих пор я на­чи­наю день имен­но так.

мар­тин глин мюр­рей, иг­рав­ший в этом се­ри­а­ле мо­е­го бра­та, по­зна­ко­мил ме­ня с ми­ром му­зы­ки. Мы хо­ди­ли в клуб Haçienda, ви­де­ли Primal Scream вжи­вую. А в Spike Island от­ры­ва­лись под The Stone Roses. Это бы­ло вол­шеб­ное вре­мя. по­сле «та­лант­ли­во­го ми­сте­ра ри­п­ли» все ду­ма­ли, что я и есть Дик­ки Грин­лиф (ге­рой филь­ма. – Esquire). Це­лы­ми дня­ми ка­та­юсь на ях­те и дую в сак­со­фон.

я счи­таю, что вы­гля­деть нуж­но как мож­но луч­ше. Ина­че за­чем вы­хо­дить из до­ма? Я не го­во­рю, что ты дол­жен быть с ног до го­ло­вы одет в Burberry, Armani или Prada. Но чув­ство­вать се­бя хо­ро­шо – это бо­же­ствен­но. А я не чув­ствую се­бя хо­ро­шо, ес­ли не вы­гля­жу со­от­вет­ствен­но.

од­на­жды мне по­ка­за­ли жур­нал с мо­ей фо­то­гра­фи­ей: па­па­рац­ци снял ме­ня на про­гул­ке с Раф­фом, то­гда еще мла­ден­цем (Рафф Лоу – сын Джуда Лоу. – Esquire). Я был по­тря­сен. Преж­де я во­ро­тил нос от ге­ро­ев таб­ло­и­дов: «Ни­ко­гда не бу­ду та­ким, это про­сто гнус­но». Ду­мал, они са­ми ре­ша­ют, по­па­дать ли им в тот или иной жур­нал. А ока­за­лось, это ре­ша­ют жур­на­ли­сты. И мне ста­ло страш­но.

я не огля­ды­ва­юсь на­зад. Все­гда пы­та­юсь жить здесь и сей­час. Мо­жет быть, ви­ной то­му моя ко­рот­кая па­мять.

к два­дца­ти двум я был же­нат, к трид­ца­ти рас­тил тро­их де­тей. Ду­маю, эти фак­ты в до­ста­точ­ной сте­пе­ни по­ка­зы­ва­ют мое от­но­ше­ние к сти­лю жиз­ни без­за­бот­ных кра­сав­чи­ков, укла­ды­ва­ю­щих в по­стель од­ну жен­щи­ну за дру­гой.

я по-преж­не­му ве­рю в де­мо­кра­тию и в бри­тан­ский пар­ла­мент, пусть ни то ни дру­гое и не ра­бо­та­ет. И я не хотел бы жить где-то еще, кро­ме Ве­ли­ко­бри­та­нии, хо­тя и счи­таю, что ос­но­вы наших го­су­дар­ствен­ных ин­сти­ту­тов ру­шат­ся. До­воль­но дол­го я чув­ство­вал се­бя неком­форт­но в этой стране и в этом го­ро­де. Но в 2009-м я про­жил несколь­ко ме­ся­цев в Нью-йор­ке, вер­нул­ся до­мой и по­нял, что люб­лю Лон­дон и Ан­глию – и в го­ре, и в ра­до­сти.

каж­дый ак­тер в ка­кой-то мо­мент за­ду­мы­вал­ся, а не бро­сить ли это все.

я немно­го устал от раз­го­во­ров о мо­ей одеж­де – или ее от­сут­ствии, о мо­ей при­чес­ке или о тех, с кем я встре­чал­ся. Я да­же про свою ак­тер­скую иг­ру не хо­чу го­во­рить – счи­таю, моя иг­ра долж­на го­во­рить са­ма за се­бя.

нена­ви­жу сло­во «зна­ме­ни­тость». Оно озна­ча­ет, что я в од­ной ка­те­го­рии с по­бе­ди­те­ля­ми ре­а­ли­ти-шоу, ше­ф­по­ва­ра­ми и свет­ски­ми пер­со­на­ми.

не сто­ит ни о чем со­жа­леть. Вер­нее, не сто­ит да­вать со­жа­ле­нию про­рас­ти в те­бе. Со­жа­ле­ние – это как за­висть, как рев­ность, все эти ужас­ные чув­ства. От них не бы­ва­ет добра.

в мо­ей жиз­ни был пе­ри­од, ко­гда я был до­воль­но невы­со­ко­го мне­ния о лю­дях в це­лом. Но этот пе­ри­од по­за­ди.

успех по­стель­ной сце­ны во мно­гом за­ви­сит от вре­ме­ни су­ток, в ко­то­рое она сни­ма­ет­ся. Пом­ню, сни­ма­ли в семь утра. Все толь­ко вы­пи­ли кофе и чув­ство­ва­ли се­бя мак­си­маль­но асек­су­аль­но. «При­вет, рад встре­че, сей­час на­до по­це­ло­вать­ся». Вы пре­одо­ле­ва­е­те нелов­кость, сни­ма­е­те, а по­том вы­яс­ня­ет­ся, что свет сто­ял не так – и на­до пе­ре­сни­мать.

дол­жен при­знать, это про­зву­чит неве­ро­ят­но ми­зо­ги­нич­но – я люб­лю жен­щин, ко­то­рые уме­ют го­то­вить. Ма­ма чу­дес­но го­то­ви­ла. А я люб­лю по­есть.

ты не мо­жешь про­жить всю жизнь из­ви­ня­ясь.

сыг­рать па­пу рим­ско­го в 43 – немно­го ди­ко, да? Да еще и бу­дучи ан­гли­ча­ни­ном.

един­ствен­ное, что ме­ня бес­по­ко­ит, – зо­вут ли ме­ня еще иг­рать в ки­но. Зо­вут? Вот и от­лич­но. ≠

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia