Esquire (Russia)

РО­МАН КАНТОР

- Entertainment · Literature · Arts · Moscow · FC Moscow · Roma · A.S. Roma · Netflix · Russia · Russian Empire · Twitter · Stephen King · Harry Potter · Joanne (JK) Rowling · Queen · Monty Python · Python · Noah · Constantine · Alexander the Great · Alexandria · Elon Musk · United States of America · Club América · Europe · Europe · Karelia · Fifty Shades of Grey · Paul Dukas · The Office · Good Boys · Konstantin Khabensky · Legend · Timur Bekmambetov · Caen · Guy Ritchie · Aleksandr Pal

Год на­зад пи­са­те­ли Брет Истон Эл­лис и Ир­вин Уэлш со­об­щи­ли о на­ме­ре­нии вме­сте на­пи­сать се­ри­ал – и за­од­но объ­яви­ли се­ри­а­лы но­вой ли­те­ра­ту­рой. В эпо­ху, ко­гда по­треб­ле­ние ин­фор­ма­ции бес­ко­неч­но уско­ря­ет­ся, те­ле­шоу ста­но­вят­ся глав­ным про­вод­ни­ком ис­то­рий. И Ро­ман Кантор – один из тех, ко­му уда­ет­ся рас­ска­зы­вать их луч­ше все­го.

В Москве – вспыш­ка неиз­вест­но­го ви­ру­са; у ин­фи­ци­ро­ван­ных жут­кий ка­шель, го­род за­кры­ва­ют на ка­ран­тин. Глав­ные герои уез­жа­ют на озе­ро в Ка­ре­лии – как ска­за­ли бы се­го­дня, на са­мо­изо­ля­цию. Ес­ли в двух сло­вах, это за­вяз­ка ро­ма­на «Вон­го­зе­ро» Яны Ва­г­нер 2011 го­да, но­ми­ни­ро­ван­но­го на ли­те­ра­тур­ные пре­мии «НОС» и «На­ци­о­наль­ный бест­сел­лер», ко­то­рый ока­зал­ся неожи­дан­но про­ро­че­ским. В 2018-м ро­ман экра­ни­зи­ро­ва­ли – сце­на­рий «Эпи­де­мии» на­пи­сал Ро­ман Кантор. В 2020-м се­ри­ал ку­пил Netflix – за ре­корд­ные для Рос­сии $1,5 мил­ли­о­на (по дан­ным «Ком­мер­сан­та») – и по­ка­зал боль­ше чем в ста стра­нах ми­ра.

«Это чер­тов­ски хо­ро­ший се­ри­ал», – на­пи­сал об «Эпи­де­мии» в сво­ем Twitter Сти­вен Кинг. О том, что се­ри­а­лы за­бра­ли у боль­шой ли­те­ра­ту­ры ти­тул са­мо­го по­пу­ляр­но­го раз­вле­че­ния, го­во­ри­ли дав­но. И на­гляд­нее все­го этот те­зис ил­лю­стри­ру­ют цифры. Од­ной из самых про­да­ва­е­мых книг 2010-х стал «Гар­ри Пот­тер и Ку­бок ог­ня»: обо­гнав дру­гих свер­хуспеш­ных кан­ди­да­тов, сре­ди ко­то­рых – «50 от­тен­ков се­ро­го» и «Ди­е­та Дю­ка­на», ро­ман Джо­ан Ро­улинг разо­шел­ся ти­ра­жом в 57 мил­ли­о­нов ко­пий – за де­сять лет. Что­бы по­бить этот ре­корд, ми­ни-се­ри­а­лу «Ход ко­ро­ле­вы» (Queen’s Gambit) на Netflix по­на­до­би­лось мень­ше 28 дней.

«Эпи­де­мия», в свою оче­редь, за ме­сяц по­сле вы­хо­да на Netflix во­шла в топ-10 самых по­пу­ляр­ных ино­стран­ных шоу в 72 стра­нах – вме­сте с немец­кой «Ть­мой» и ис­пан­ским «Бу­маж­ным до­мом». «Са­мое глав­ное во всем этом – что Рос­сия сно­ва ста­ла ча­стью ми­ро­вой куль­ту­ры, – го­во­рит Кантор. – Это уже про­изо­шло. И это­го невоз­мож­но не за­ме­чать».

Ро­ма­ну Кан­то­ру 36. Он при­шел в про­фес­сию чуть боль­ше де­ся­ти лет на­зад, вдох­нов­лен­ный «Мон­ти Пай­то­ном» и се­ри­а­лом «Офис», – и пи­сал ко­ме­дий­ные скет­чи, ко­то­рые се­го­дня пря­ми­ком от­пра­ви­лись бы на Youtube. Но то­гда Youtube еще не был той плат­фор­мой, с ко­то­рой взле­та­ют мо­ло­дые и та­лант­ли­вые. По­том был пер­вый пол­ный метр – «Хо­ро­ший маль­чик» с Кон­стан­ти­ном Ха­бен­ским и Алек­сан­дром Па­лем; сце­на­рий Кантор пи­сал вме­сте с Ми­ха­и­лом Ме­стец­ким («Ле­ген­да №17», «Тря­пич­ный со­юз»). За­тем ра­бо­тал с Бек­мам­бе­то­вым над пя­той ча­стью «Елок»; на­пи­сал се­ри­ал «Мерт­вое озе­ро», по­сле ко­то­ро­го ин­тер­нет на­чал об­суж­дать – еще несме­ло, – что рос­сий­ские се­ри­а­лы смот­реть не стыд­но. А по­том – «Эпи­де­мию», по­сле вы­хо­да пи­ло­та сра­зу по­пав­шую на кон­курс се­ри­а­лов в Кан­нах – впер­вые в ис­то­рии стра­ны.

«Лю­би­мое за­ня­тие в Рос­сии – го­во­рить, что ни­че­го не по­лу­чит­ся. У Ило­на Мас­ка. У стри­мин­го­вых сер­ви­сов. У рус­ских се­ри­а­лов. А ес­ли у ко­го-то что-то по­лу­ча­ет­ся – его сра­зу на­чи­на­ют нена­ви­деть. Ме­ня рус­ские сце­на­ри­сты уже недо­люб­ли­ва­ют. А по­сле ва­шей но­ми­на­ции еще и пи­са­те­ли нач­нут».

2020-й для Кан­то­ра за­кон­чил­ся вы­хо­дом в про­кат «Се­реб­ря­ных конь­ков» – рож­де­ствен­ской сказ­ки о бан­де кар­ман­ни­ков, про­мыш­ля­ю­щих на за­мерз­ших ка­на­лах Пе­тер­бур­га кон­ца XIX ве­ка. Фильм срав­ни­ва­ли и с Дис­не­ем, и с Га­ем Ри­чи, но глав­ное – на него шли, а кри­ти­ки со­шлись во мне­нии, что рос­сий­ское ки­но все-та­ки уме­ет быть от­вет­ствен­ным пе­ред зри­те­лем.

«У нас ин­те­рес­ное по­ло­же­ние, – го­во­рит Кантор. – Ес­ли по­смот­реть те­ле­ви­зор, ста­нет по­нят­но, что мы боль­ше ин­те­ре­су­ем­ся со­бы­ти­я­ми в Аме­ри­ке или Ев­ро­пе, чем в сво­ей стране. Но у нас дей­стви­тель­но есть что-то уни­каль­ное. И есть спо­соб рас­ска­зать об этом. И се­бе, и все­му ми­ру».

И это­го уже невоз­мож­но не за­ме­чать.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia