Но­сталь­гия под ёл­кой

Vecherniy Ekaterinburg - - ТИТУЛЬНЫЙ ЛИСТ - Ма­рия КО­НО­ВА­ЛО­ВА.

ПО­ЖА­ЛУЙ, са­мый на­сы­щен­ный эмо­ци­я­ми мо­мент но­во­год­них празд­ни­ков — это не ко­гда бьют ку­ран­ты и пе­нит­ся шам­пан­ское, а ко­гда при­хо­дит по­ра на­ря­жать ёл­ку. Из кла­дов­ки вы­но­сит­ся ко­роб­ка с иг­руш­ка­ми, год ожи­дав­ши­ми сво­е­го ча­са, — и на­чи­на­ет­ся се­анс но­сталь­гии. Ша­ри­ки, гир­лян­ды, фи­гур­ки ска­зоч­ных ге­ро­ев во­бра­ли в се­бя вос­по­ми­на­ния о де­сят­ках преды­ду­щих но­вых го­дов, они от­ме­ча­ли вехи жиз­ни всех пред­ста­ви­те­лей се­мьи, и у каж­дой иг­руш­ки — своя ис­то­рия, ко­то­рую важ­но не за­быть пе­ре­дать из по­ко­ле­ния в по­ко­ле­ние.

Та­кая воз­мож­ность по­но­сталь­ги­ро­вать в пред­две­рии Но­во­го го­да предо­став­ле­на всем же­ла­ю­щим. В одном из ека­те­рин­бург­ских тор­го­вых цен­тров (ул. 8 Мар­та, 46) от­кры­лась вы- став­ка ста­рин­ных но­во­год­них иг­ру­шек. По боль­шей ча­сти там пред­став­ле­ны ёлоч­ные укра­ше­ния со­вет­ско­го пе­ри­о­да, на­чи­ная с до­во­ен­ных вре­мён, но есть и объ­ек­ты, из­го­тов­лен­ные ещё в XIX ве­ке.

—Экс­по­зи­цию­мы­о­форм­ля­ли очень дол­го: вер­те­ли иг­руш­ки в ру­ках, вз­ды­ха­ли, вспо­ми­на­ли, что у нас в дет­стве бы­ли та­кие же, — го­во­рит Ан­на КАЛЕГИНА, пред­ста­ви­тель фир­мы, ор­га­ни­зо­вав­шей вы­став­ку. — И ни один из по­се­ти­те­лей, ко­то­рые под­хо­дят к на­шим вит­ри­нам, не удер­жал­ся от по­доб­ных вздо­хов и воспоминан­ий.

НА НОСТАЛЬГИЧ­ЕСКОЙ вы­став­ке пред­став­ле­но око­ло 200 экс­по­на­тов. Иг­руш­ки, от­крыт­ки, гир­лян­ды и про­чие но­во­год­ние ат­ри­бу­ты при­бы­ли из Ека­те­рин­бур­га, Крас­но­ту­рьин­ска, Сы­сер­ти, Ниж­не­го Та­ги­ла, Су­хо­го Ло­га, Санкт-Пе­тер­бур­га. С ча­стью их вла­дель­цев ор­га­ни­за­то­ры вы­став­ки по­зна­ко- ми­лись че­рез со­ци­аль­ные се­ти, часть экс­по­на­тов лю­ди при­нес­ли са­ми, узнав, что го­то­вит­ся та­кая экс­по­зи­ция.

— Неко­то­рые иг­руш­ки не в очень хо­ро­шем со­сто­я­нии — всё-та­ки у них за пле­ча­ми дол­гая жизнь. Но не так важ­но, как иг­руш­ка вы­гля­дит, важ­но, ка­кие вос­по­ми­на­ния она да­рит лю­дям, — рас­суж­да­ет Ан­на КАЛЕГИНА. — У этих ве­щей по­тря­са­ю­щая энер­ге­ти­ка. Экс­по­нат с са­мой, по­жа­луй, тро­га­тель­ной ис­то­ри­ей нам при­нес­ла 67-лет­няя ека­те­рин­бур­жен­ка. Она ро­ди­лась 31 де­каб­ря и её отец подарил ма­те­ри ёлоч­ную иг­руш­ку, дол­гие го­ды хра­нив­шу­ю­ся в его се­мье. А в од­ной ниж­не­та­гиль­ской се­мье дол­гие го­ды хра­нят­ся иг­руш­ки, сде­лан­ные из ка­пель­ниц. Се­мья бы­ла мно­го­дет­ной, на по­куп­ку до­ро­гих ёлоч­ных укра­ше­ний де­нег не бы­ло, и ро­ди­те­ли-медики из­го­тав­ли­ва­ли празд­нич­ную кра­со­ту из под­руч­ных средств. Кста­ти, на вы­став­ке во­об­ще мно­го объ­ек­тов руч­ной ра­бо­ты. Да­же те иг­руш­ки, что в преж­ние вре­ме­на де­ла­лись на фаб­ри­ках, обыч­но рас­кра­ши­ва­лись вруч­ную.

— На­ша экс­по­зи­ция вер­нёт взрос­лых в их дет­ство, а де­тям по­мо­жет осо­знать цен­ность иг­ру­шек и про­чув­ство­вать связь по­ко­ле­ний, — убеж­де­на кол­ле­га Ан­ны Еле­на ЧЕВТАЕВА. — Де­ко­ром вы­став­ки мы стре­ми­лись пе­ре­дать на­стро­е­ние ста­ри­ны, ощу­ще­ние теп­ла и уюта, с ко­то­рым для всех нас в дет­стве свя­зан Но­вый год.

Вдо­воль на­лю­бо­вав­шись на стек­лян­ных, пе­но­пла­сто­вых и кар­тон­ных Де­дов Мо­ро­зов и их спут­ни­ков, по­се­ти­те­ли вы­став­ки мо­гут по­об­щать­ся с жи­вы­ми ска­зоч­ны­ми пер­со­на­жа­ми. В ро­ли глав­но­го но­во­год­не­го вол­шеб­ни­ка вы­сту­па­ет ар­тист Ека­те­рин­бург­ско­го цир­ка, кло­ун Ев­ге­ний БЕЛИКОВ. Са­ни, в ко­то­рых он гор­де­ли­во вос­се­да­ет, — са­мый боль­шой и ста­рый экс­по­нат ре­тро­вы­став­ки. Они ро­дом аж из XIX ве­ка, при­ве­зе­ны из Крас­но­ту­рьин­ска, где и бы­ли неко­гда сде­ла­ны. Несмот­ря на столь по­чтен­ный воз­раст, в ре­став­ра­ции они по­чти не нуж­да­лись — раз­ве что крас­ку при­шлось чуть-чуть под­но­вить.

Де­душ­ка Мо­роз явил­ся на вы­став­ку без меш­ка с по­дар­ка­ми, он глав­ным об­ра­зом де­тей за­бав­ля­ет да сказ­ки рас­ска­зы­ва­ет. Обя­зан­ность узна­вать, че­го де­тям и взрос­лым же­ла­ет­ся по­лу­чить на Но­вый год, воз­ло­же­на на де­душ­ки­но­го сек­ре­та­ря — эль­фа, ко­то­ро­го иг­ра­ет ани­ма­тор и тан­цор Ва­си­лий НЕМКОВ. Эль­фу при­хо­дит­ся непро­сто: его снаб­ди­ли ста­рин­ной пи­шу­щей ма­шин­кой — кра­си­вой, рас­пис­ной, со­вер­шен­но ска­зоч­ной с ви­ду, за­то с невероятно ту­ги­ми кла­ви­ша­ми. Так что по­мощ­ник бо­ро­да­то­го ска­зоч­ни­ка в ос­нов­ном за­пи­сы­ва­ет по­же­ла­ния пе­ром и чер­ни­ла­ми.

— Де­ти по­млад­ше в ос­нов­ном про­сят «ле­го» или ку­кол, у бо­лее стар­ших ре­бят же­ла­ния по­слож­нее — им раз­ные га­д­же­ты по­да­вай, — де­лит­ся эльф. —А у взрос­лых идеи не­пред­ска­зу­е­мые. Один че­ло­век, на­при­мер, по­про­сил 1 000 руб­лей. Но ча­ще взрос­лые про­сят по­дар­ков нема­те­ри­аль­но­го ха­рак­те­ра — по­боль­ше солн­ца, люб­ви, хо­ро­ше­го настроения.

Все пись­ма за­пе­ча­ты­ва­ют­ся в кон­вер­ты и опус­ка­ют­ся в спе­ци­аль­ные поч­то­вые ящи­ки. Эльф обе­ща­ет, что ни од­но по­же­ла­ние не про­па­дёт да­ром — все они бу­дут от­прав­ле­ны в ре­зи­ден­цию Де­да Мо­ро­за в Ве­ли­кий Устюг.

Ó ýëüôà ìíîãî ðàáîòû: ïîæåëàíèÿ ïîäõîäÿò êàæäóþ ìèíóòó.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.