«ХЛЕ­БА НА­ЕЛАСЬ НА АЛТАЕ»

Че­рез чет­верть ве­ка быв­шая де­воч­ка­бло­кад­ни­ца нашла от­ца

AiF Altay - - СУДЬБА - Еле­на НИ­КО­ЛА­Е­ВА

ДЛЯ СЕ­ВЕР­НОЙ СТО­ЛИ­ЦЫ НЫ­НЕШ­НИЙ ГОД – ОСО­БЫЙ: ПРО­ШЛО 75 ЛЕТ С НА­ЧА­ЛА ОПЕ­РА­ЦИИ «ИСКРА», В РЕ­ЗУЛЬ­ТА­ТЕ КО­ТО­РОЙ БЫ­ЛО ПРОРВАНО КОЛЬЦО ЛЕНИНГРАДСКОЙ БЛОКАДЫ.

Сви­де­те­ли тя­же­лей­ших дней, пе­ре­жи­тых го­ро­дом на Не­ве, есть и в Ал­тай­ском крае. В ос­нов­ном, это быв­шие бло­кад­ни­ки-де­ти, вы­ве­зен­ные из окру­жен­но­го го­ро­да на Боль­шую зем­лю. Од­на из них – Ли­дия Сем­чен­ко, пен­си­о­нер­ка из Бар­на­у­ла.

Настень­ка про­жи­ла недол­го. Ли­да по­кля­лась, что не от­даст тель­це сест­рён­ки по­хо­рон­щи­кам, со­би­рав­шим по до­мам тру­пы лю­дей и сво­зив­шим их в об­щие ямы-мо­ги­лы. Сши­ла, как су­ме­ла, пла­тьи­це-са­ван для ма­лют­ки, ско­ло­ти­ла ящик на­по­до­бие гро­ба и по­хо­ро­ни­ла в нем мерт­вую сест­рен­ку в под­по­ле до­ма. А вско­ре умер­ла ма­ма.

– Я при­шла ее на­ве­стить, хо­тя ме­ня очень пу­гал ее огром­ный раз­ду­тый жи­вот. В па­ла­ту ме­ня не пу­сти­ли. Ска­за­ли: «Де­воч­ка, ма­ма умер­ла. Те­бе не по­ка­жем – ты ма­лень­кая, бо­ять­ся будешь. Са­ми по­хо­ро­ним», – вспо­ми­на­ет Ли­дия Ан­дре­ев­на.

Ино­гда на­ве­ща­ли па­пи­ны дру­зья. Один при­нес им све­жий улов – киль­ку. Ли­да за­со­ли­ла рыб­ку. Да вид­но, ма­ло со­ли бро­си­ла – киль­ка чер­вя­ка­ми за­ки­ше­ла. Де­воч­ка пла­ка­ла, вы­бра­сы­вая про­пав­шую ры­бу – еда ведь!

Кто-то из быв­ших кол­лег папы и по­мог девочкам эва­ку­и­ро­вать­ся. де­воч­ка от­пра­ви­лась в Алейск, устро­и­лась на са­хар­ный за­вод. Ра­бо­та хоть и не тя­же­лая (ши­ла меш­ки), но пло­хо опла­чи­ва­е­мая. А у Ли­ды бы­ла меч­та: на­ко­пить де­нег, что­бы снять жи­лье и за­брать к се­бе На­дю.

С этой меч­той она от­пра­ви­лась в Бар­на­ул. При­шла на за­вод (ныне ВРЗ) устра­и­вать­ся ра­бо­тать на то­кар­ном стан­ке. Над щуп­лой ма­ло­лет­кой по­сме­я­лись сна­ча­ла. Но она уго­во­ри­ла! Взя­ли ее на ста­нок. Ма­стер сде­лал спе­ци­аль­ную под­став­ку, что­бы Ли­да до­тя­нуть­ся до свер­ла мог­ла.

– Так всю вой­ну и то­чи­ла сна­ря­ды. Сна­ча­ла труд­но бы­ло: руки не до­ста­ва­ли, стан­ки ведь боль­шие. Центр под­го­ня­ешь­под­го­ня­ешь, ка­рет­ку кру­тишь– кру­тишь… Но с нор­мой все­гда справ­ля­лась. По 12 ча­сов ра­бо­та­ли. И как ра­бо­та­ли! Стан­ки же ни на ми­ну­ту от­клю­чать бы­ло нель­зя. Что­бы сбе­гать в туа­лет или на обед схо­дить, за те­бя кто-то из дру­гих дев­чо­нок дол­жен ра­бо­тать. Од­на – на двух стан­ках. По­том она бе­жит, а ты ра­бо­та­ешь за се­бя и за нее, – рас­ска­зы­ва­ет Ли­дия Ан­дре­ев­на.

Сест­рен­ку из де­рев­ни она за­бра­ла. Уда­лось снять под­хо­дя­щую квар­ти­ру. Хо­зяй­ка те­тя Ле­на Упо­ро­ва, узнав ее ис­то­рию, ска­за­ла: «При­хо­ди­те. Вас двое, и у ме­ня две доч­ки. Бу­де­те жить вме­сте». И они жи­ли как од­на се­мья. Те­тя Ле­на их с На­дей и жи­тей­ским пре­муд­ро­стям обу­ча­ла, и за­муж вы­да­ва­ла. До сих пор Ли­дия Ан­дре­ев­на, как са­ма го­во­рит, род­нит­ся с Лю­бой, до­че­рью сво­ей бывшей квар­тир­ной хо­зяй­ки.

В кон­це вой­ны стан­ки, при­ве­зен­ные с Укра­и­ны, де­мон­ти­ро­ва­ли и от­пра­ви­ли на­зад во Львов. А Ли­да, при­вык­шая к ра­бо­те с ме­тал­лом, ушла с ВРЗ на ко­тель­ный за­вод. Взя­ли дис­пет­че­ром це­ха. По­сту­пи­ла учить­ся в ма­ши­но­стро­и­тель­ный тех­ни­кум. Вы­шла за­муж, ро­ди­ла сы­на. Со­рок лет она про­ра­бо­та­ла в от­де­ле внеш­них опе­ра­ций ко­тель­но­го за­во­да (за­тем – «Си­б­энер­го­маш»). По служ­бе объ­ез­ди­ла по­чти весь Со­вет­ский Со­юз.

И все эти го­ды она пы­та­лась разыс­кать род­но­го от­ца. По­че­му-то ве­ри­ла, что он жи­вой. Од­на­жды слу­чи­лась ко­ман­ди­ров­ка в Харь­ков, и она ре­ши­ла съез­дить на родину папы. С дет­ства пом­ни­ла, что это се­ло Жу­ки в Пол­тав­ской об­ла­сти.

Ока­за­лось, что Жуков дав­но нет, да­же сель­ское клад­би­ще пе­ре­нес­ли в дру­гое ме­сто, а боль­шин­ство мест­ных жи­те­лей пе­ре­се­ли­лись в дру­гое се­ло – Бро­ва­ри­ки. Там она и встре­ти­лась с мно­го­чис­лен­ной род­ней по па­пи­ной ли­нии – его сест­ра­ми, бра­тья­ми, их детьми. И – глав­ное чу­до! – со сво­ей род­ной сест­рой По­ли­ной.

Сест­ра рас­ска­за­ла, что отец уехал в Ка­зах­стан, жи­вет с но­вой се­мьей в Куста­най­ской об­ла­сти. Он и По­ли­на дол­го разыс­ки­ва­ли Ли­ду и На­дю. Пи­са­ли за­про­сы, но без­ре­зуль­тат­но. И по­нят­но по­че­му: в ал­тай­ском дет­ском до­ме де­во­чек оши­боч­но за­пи­са­ли как Сем­чен­ко. С этой фа­ми­ли­ей они и по­шли по жиз­ни, не зная, что их на­сто­я­щая, по ко­то­рой и ис­кал до­че­рей отец, – Се­мен­чен­ко.

Сра­зу же с Укра­и­ны она по­ле­те­ла в Куста­най. Взя­ла для под­держ­ки род­но­го дя­дю Ива­на, бра­та от­ца. Во­шли в дом. Бра­тья рас­це­ло­ва­лись. Дя­дя Иван, чтоб не ли­шить бра­та неча­ян­ной ра­до­стью чувств, пред­ста­вил ее как свою невест­ку. Се­ли за стол. И вдруг отец, при­сталь­но гля­нув на Ли­ду, ска­зал: «Иван, что ж ты об­ма­ны­ва­ешь? Это же моя до­чень­ка!». Он узнал ее че­рез 29 лет раз­лу­ки. Че­рез два го­да отец умер.

Ли­дия Ан­дре­ев­на рас­смат­ри­ва­ет фо­то­гра­фии, сде­лан­ные в па­мят­ный при­езд в Бро­ва­ри­ки в 1976 го­ду. Взды­ха­ет: по­чти ни­ко­го нет в жи­вых. Гла­дит порт­рет от­ца, с ко­то­рым так недол­го до­ве­лось по­об­щать­ся. Це­лу­ет порт­рет един­ствен­но­го сы­на – его то­же уже нет в жи­вых. Взды­ха­ет: «За­чем я так дол­го живу?». И тут же по­прав­ля­ет се­бя: «На­вер­ное, нуж­но еще по­жить, что­бы пол­но­стью от­ра­бо­тать бло­кад­ный хлеб».

В свои 88 лет Ли­дия Сем­чен­ко яв­ля­ет­ся пред­се­да­те­лем об­ще­ствен­ной ор­га­ни­за­ции ле­нин­град­ских бло­кад­ни­ков, жи­ву­щих в Же­лез­но­до­рож­ном рай­оне Бар­на­у­ла. А еще она по-преж­не­му ува­жи­тель­но от­но­сит­ся к фи­зи­че­ско­му тру­ду. Каж­дое ле­то про­во­дит на сво­ей да­че. Са­мо­сто­я­тель­но оби­ха­жи­ва­ет свою квар­ти­ру. Со­кру­ша­ет­ся, что пред­ста­ви­те­ли мо­ло­до­го по­ко­ле­ния не хо­тят ра­бо­тать. «Вы­но­шу утром вед­ро с му­со­ром, гля­жу – ва­ля­ет­ся пьяный, – воз­му­ща­ет­ся она. – Эй, го­во­рю, иди ули­цу под­ме­ти: и лю­дям от те­бя поль­за, и те­бе – день­ги на еду... Нет, не пой­дет. Бе­да, ко­гда в че­ло­ве­ке нет стрем­ле­ния жить по-че­ло­ве­че­ски. А побеждают те, кто со­про­тив­ля­ет­ся: об­сто­я­тель­ствам, вра­гам, го­ло­ду».

ПОБЕЖДАЮТ ТЕ, КТО ХО­ТЯТ ЖИТЬ КАК ЛЮ­ДИ.

Столь­ко род­ни нашла на Укра­ине Ли­да в 1979 го­ду (в цен­тре – она с род­ной сест­рой По­ли­ной).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.