ЧТО ПО­СО­ВЕ­ТО­ВАТЬ МАЛЬЧИШКЕ?

AiF Altay - - ТЕМА НОМЕРА - Пётр ШУЛЬГА

Де­ти би­ли де­тей все­гда. Да­же в со­вет­ские го­ды, ко­гда про мо­ло­дёж­ную суб­куль­ту­ру «АУЕ», су­ще­ству­ю­щую се­го­дня, с про­па­ган­дой «во­ров­ской мо­ра­ли» ни­кто и ду­мать не мог.

Ино­гда это бы­ла чест­ная детская дра­ка за во­ро­та­ми шко­лы до пер­вых слёз или пер­вой кро­ви. Ино­гда стар­ше­класс­ни­ки «тряс­ли» ме­лочь с ма­лы­шей, на­граж­дая пин­ка­ми. Ино­гда стая ша­ка­лят с ра­бо­чих окра­ин спе­ци­аль­но под­жи­да­ла при­позд­нив­ше­го­ся школьника, что­бы вво­лю над ним по­из­де­вать­ся. Уличные маль­чиш­ки до­ста­точ­но быст­ро усва­и­ва­ли ис­ти­ну, что бе­гать от дра­ки нель­зя, как и жа­ло­вать­ся взрос­лым – нуж­но от­ве­чать, быть из­би­тым, но до­ка­зать – ты не лёг­кая жерт­ва. Слож­нее бы­ло до­маш­ним маль­чи­кам, ко­то­рые бы­ли про­тив лю­бо­го на­си­лия и ис­кренне не по­ни­ма­ли же­ла­ния стаи де­тей бить сла­бых.

Про­шли де­ся­ти­ле­тия, а слу­чаи кон­флик­тов де­тей в шко­лах и да­же в до­школь­ных учре­жде­ни­ях, по­преж­не­му – не ред­кость. Же­сто­кость де­тей воз­рос­ла, и уже нет уве­рен­но­сти, что за­мал­чи­ва­ние трав­ли луч­ше оглас­ки. Хо­ро­шо, ес­ли при­чи­ны дет­ской агрес­сии по­нят­ны и пе­да­го­гам, и ро­ди­те­лям обид­чи­ка, и ро­ди­те­лям оби­жа­е­мых. Ху­же, ко­гда кто­то за­кры­ва­ет на про­бле­му гла­за и пы­та­ет­ся пе­ре­ве­сить ви­ну с агрес­со­ра на жерт­ву. А это для пе­да­го­ги­че­ских ра­бот­ни­ков, к со­жа­ле­нию, не ред­кость. Мно­гие учи­те­ля, ко­то­рые се­го­дня ока­зы­ва­ют об­ра­зо­ва­тель­ные услу­ги, не хо­тят вникать в при­чи­ны внут­ри­школь­ных кон­флик­тов. Им удоб­нее, как стра­у­сам, пря­тать го­ло­ву в пе­сок, де­лать вид, что всё пре­крас­но, а ес­ли слу­ча­ет­ся скан­дал, ду­мать, что ви­но­ват в нём тот, кто озву­чил про­бле­му. Честь и со­весть – это во­об­ще не про со­вре­мен­ную шко­лу. Ко­гда в од­ном из ли­це­ев Бар­на­у­ла слу­чил­ся скан­дал с оскорб­ле­ни­я­ми учи­тель­ни­цей от­ста­ю­ще­го уче­ни­ка – пе­да­гог сна­ча­ла во­об­ще от­ри­ца­ла факт оскорб­ле­ний, а ко­гда ей предъ­яви­ли дик­то­фон­ную за­пись, сде­лан­ную в классе – за­яви­ла, что го­лос не её. Че­му мо­жет на­учить учи­тель, ко­то­рый при­вык врать и из­во­ра­чи­вать­ся?

По сло­вам из­вест­но­го бар­на­уль­ско­го психолога Алек­сея Ка­пра­но­ва, те­ма школь­ных кон­флик­тов все­гда очень слож­ная. И нет уни­вер­саль­ных ре­цеп­тов, что по­со­ве­то­вать спо­кой­но­му до­маш­не­му маль­чи­ку, ес­ли его тер­ро­ри­зи­ру­ют од­но­класс­ни­ки. С каж­дым слу­ча­ем школь­ной агрес­сии нуж­но раз­би­рать­ся де­таль­но и от­дель­но. И где­то, ко­неч­но, нуж­но вме­ша­тель­ство в кон­фликт взрос­лых.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.