ПАН МУЗЫКАНТ

AiF Astrakhan - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Люд­ми­ла КОЧИНА

ВЕДУЩИЙ КОНЦЕРТА В КОНСЕРВАТОРИИ ОХАРАКТЕРИЗОВАЛ ИСПОЛНЕНИЕ ЯНА БОКЩАНИНА КАК ПРОНИКНОВЕННОЕ. ЕЩЁ БЫ: ПОЛЬСКИЙ ГОСТЬ - ИЗВЕСТНЫЙ МУЗЫКАНТ И ВИДНЫЙ УЧЁНЫЙ. СВОЮ ЖИЗНЬ ОН ПОСВЯЩАЕТ КОРОЛЮ ИНСТРУМЕНТОВ - ОРГАНУ. ЗА ЕГО ПЛЕЧАМИ - УЧЁБА В ПРОФИЛЬНЫХ ВУЗАХ ВАРШАВЫ И ТЕХАСА, КОНЦЕРТЫ В СТРАНАХ ЕВРОПЫ, АЗИИ И АМЕРИКИ, КОМПАКТ-ДИСКИ С ОРГАННОЙ И КАМЕРНОЙ МУЗЫКОЙ, СОБСТВЕННАЯ КНИГА.

Бе­се­до­ва­ли мы пря­мо пе­ред вы­хо­дом на сце­ну. Ма­эст­ро лег­ко со­гла­сил­ся дать ин­тер­вью: «Ко­неч­но, за­да­вай­те во­про­сы. Де­сять ми­нут - это ещё очень мно­го».

- Тем не ме­нее, у вас был опыт на­пи­са­ния му­зы­ки. При­чём от­ме­чен­ный на­гра­дой. Нет со­блаз­на про­дол­жить?

- Да, я со­вер­шил од­ну та­кую ошиб­ку. Мне по­зво­нил мой зна­ко­мый из сред­ней шко­лы и ска­зал, что ес­ли я ему не на­пи­шу му­зы­ку к его филь­му, то ему ни­кто её не на­пи­шет, по­то­му что у него нет де­нег. Я ре­шил­ся, сде­лал. Сюр­при­зом ста­ло то, что я по­лу­чил пер­вый приз на фе­сти­ва­ле в Син­га­пу­ре в но­ми­на­ции по ки­но­му­зы­ке. Не знаю, как сло­жит­ся твор­че­ская судьба даль­ше, но боль­ше я это­го де­лать не на­ме­рен. Я луч­ше по­за­ни­ма­юсь на ор­гане. Ду­маю, боль­ше поль­зы бу­дет.

- Я ра­бо­таю за­ме­сти­те­лем де­ка­на, яв­ля­юсь про­фес­со­ром Вар­шав­ской консерватории. Сей­час у ме­ня ше­сте­ро уче­ни­ков. Из тех, кто по­сле обу­че­ния про­сла­вил­ся, от­ме­тил бы пя­те­рых. Они очень за­ня­тые лю­ди, про­дол­жа­ют своё раз­ви­тие в Бель­гии, в Гол­лан­дии. По­это­му на­ве­ща­ют ред­ко. Но я не оби­жа­юсь, я не стро­гий учи­тель, всё по­ни­маю.

- А ва­ша книга?

- Я на­пи­сал ис­то­рию рус­ской органной му­зы­ки, по­сколь­ку та­кой кни­ги не хва­та­ло в Рос­сии. Это мо­но­гра­фия, ко­то­рая на­чи­на­ет­ся с Ки­ев­ской Ру­си. Ока­зы­ва­ет­ся, рус­ские ком­по­зи­то­ры на­пи­са­ли очень и очень мно­го органной му­зы­ки.

- Вы из Поль­ши, но у вас аст­ра­хан­ские кор­ни. Вас слу­ша­ют и рос­си­яне, и ев­ро­пей­цы. Мо­же­те на­звать се­бя че­ло­ве­ком ми­ра? Как от­но­си­тесь к ны­неш­ним не очень по­зи­тив­ным по­ли­ти­че­ским со­бы­ти­ям?

- Вы зна­е­те, я по­ли­ти­кой не ин­те­ре­су­юсь. У ме­ня подход к лю­дям все­гда доб­рый, я ста­ра­юсь быть доб­рым чест­ным че­ло­ве­ком, и это до­ста­точ­но, что­бы у ме­ня не бы­ло ка­ких-то боль­ших се­рьёз­ных про­блем. А по­ли­ти­ки пусть за­ни­ма­ют­ся сво­ей по­ли­ти­кой - это их де­ла. Я мо­гу ска­зать толь­ко, по­сколь­ку от­но­ше­ния Поль­ши и Рос­сии в по­ли­ти­че­ском плане пло­хие: ни один по­ляк не оби­дит рус­ско­го че­ло­ве­ка, и ни один рос­си­я­нин не оби­дит поль­ско­го че­ло­ве­ка, по­то­му что мы все про­сто сла­вяне, и мы по­ни­ма­ем друг дру­га очень хо­ро­шо. И бу­дем по­ни­мать. Лю­ди доб­ро­же­ла­тель­ные. И лю­ди, ко­неч­но, не име­ют ни­ка­ко­го от­но­ше­ния к по­ли­ти­че­ской сфе­ре. В куль­тур­ной сфе­ре нет пре­пят­ствий.

В ХРАМЕ ОРГАН ЗВУЧИТ ОСОБЕННО КРАСИВО.

Счи­та­ет­ся, что орган - это ко­роль му­зы­каль­ных инструментов.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.