КО­ГДА ГОРИЛЛА ЗАГОВОРИЛА

Чем за­кон­чи­лись по­пыт­ки на­учить обе­зьян че­ло­ве­че­ской ре­чи

AiF Astrakhan - - НАУКА - Фо­то cwu.edu Дмит­рий ВЛА­ДИ­МИ­РОВ

Ис­сле­до­ва­ния пси­хо­ло­гов по­ка­зы­ва­ют: язык – не толь­ко важ­ней­ший ин­стру­мент че­ло­ве­че­ско­го ин­тел­лек­та, но и обя­за­тель­ное усло­вие его фор­ми­ро­ва­ния. «АиФ» рас­ска­зы­ва­ет о том, как учё­ные пы­та­лись сде­лать при­ма­тов хоть чу­точ­ку по­хо­жи­ми на се­бя.

«ХО­ЛОД-ЯЩИК» И «ВО­ДА-ПТИ­ЦА»

По­пыт­ки на­учить обе­зьян раз­го­ва­ри­вать лю­ди пред­при­ни­ма­ли дав­но. И все они за­кан­чи­ва­лись неуда­чей. Лишь в 1916 г. бри­та­нец Уильям Фер­несс смог до­бить­ся от оран­гу­та­на то­го, что тот на­чал про­из­но­сить сло­ва «па­па» и «чаш­ка». Фер­несс от­ме­тил, что обе­зья­ны, из­да­вая зву­ки, не поль­зу­ют­ся язы­ком и гу­ба­ми. А это зна­чи­тель­но услож­ня­ло про­цесс обу­че­ния.

В се­ре­дине XX в. пси­хо­ло­ги Кит и Кэтрин Хейс ре­ши­ли срав­нить спо­соб­но­сти к ре­ше­нию ло­ги­че­ских за­дач у шим­пан­зе по клич­ке Ви­ки и несколь­ких че­ло­ве­че­ских де­тей. Ви­ки показала, что по уров­ню ин­тел­лек­ту­аль­но­го раз­ви­тия вполне спо­соб­на кон­ку­ри­ро­вать с ма­лень­ки­ми Homo sapiens. Кро­ме то­го, обезьяна хоть и с тру­дом, но на­учи­лась про­из­но­сить четыре сло­ва.

Спу­стя 10 лет дру­гая па­ра пси­хо­ло­гов – Ал­лен и Бе­ат­рис Гард­не­ры – про­смат­ри­ва­ли фильм, сня­тый про Ви­ки. Они за­ме­ти­ли, что каж­дое сло­во, которое пы­та­ет­ся про­из­не­сти жи­вот­ное, со­про­вож­да­ет­ся вы­ра­зи­тель­ным же­стом, – не­ко­то­рые из этих слов да­же мож­но бы­ло по­нять, вы­клю­чив звук. Гард­не­ры при­шли к вы­во­ду, что изу­чать линг­ви­сти­че­ские спо­соб­но­сти обе­зьян луч­ше с по­мо­щью же­стов. Они при­об­ре­ли сам­ку шим­пан­зе по клич­ке Уо­шо, что­бы на­учить её го­во­рить на аме­ри­кан­ском же­сто­вом язы­ке ам­с­лен (его ис­поль­зу­ют глу­хие в США и Ка­на­де). При­чём обезьяна жи­ла и рос­ла в окру­же­нии лю­дей – её обу­че­ние бы­ло ча­стью по­все­днев­ной жиз­ни, как про­ис­хо­дит и в че­ло­ве­че­ских се­мьях.

Уо­шо по­ка­зы­ва­ли ка­кой­ли­бо пред­мет или дей­ствие, по­сле че­го скла­ды­ва­ли её паль­цы в со­от­вет­ству­ю­щий жест, чем за­креп­ля­ли в со­зна­нии ас­со­ци­а­тив­ную связь. В про­цес­се обу­че­ния она на­ча­ла ком­би­ни­ро­вать же­сты. А ещё узна­ва­ла изоб­ра­же­ние на кар­тин­ке, буд­то это сам пред­мет. За три го­да Уо­шо смог­ла вы­учить 85 слов, а че­рез пять лет зна­ла 160.

За­бав­но, но неко­то­рым пред­ме­там шим­пан­зе да­ва­ла име­на, ко­то­рые са­ма же при­ду­мы­ва­ла. Они, как пра­ви­ло, со­сто­я­ли из двух ча­стей. На­при­мер, хо­ло­диль­ник она на­зы­ва­ла «хо­лод-ящик», туа­лет – «гряз­ный-хо­ро­ший», ле­бе­дя – «во­да-пти­ца», ар­буз – «пить-кон­фе­та». А од­на­ж­ды упо­тре­би­ла сло­во «гряз­ный» в ру­га­тель­ном смыс­ле, хо­тя ис­сле­до­ва­те­ли её это­му не учи­ли. Так Гард­не­ры

по­ня­ли, что че­ло­ве­ко­об­раз­ные обе­зья­ны спо­соб­ны мыслить аб­стракт­но, т. е. вла­де­ют ме­та­фо­ра­ми и мо­гут на­зы­вать сло­ва в пе­ре­нос­ном смыс­ле.

№ 50 (738)

«ОТ­ТУ­ДА НЕ ВОЗ­ВРА­ЩА­ЮТ­СЯ»

В на­ча­ле 1970-х учё­ные обу­чи­ли же­сто­во­му язы­ку уже с де­ся­ток шим­пан­зе. И не толь­ко их. Вы­яс­ни­лось, что сим­во­ли­че­ским мыш­ле­ни­ем об­ла­да­ют бо­но­бо и го­рил­лы: они также при­ме­ня­ют вы­учен­ные же­сты в но­вых си­ту­а­ци­ях. Был слу­чай, ко­гда сам­ка бо­но­бо, овла­дев­шая язы­ком же­стов, са­ма, без по­мо­щи че­ло­ве­ка, смог­ла обу­чить своего де­тё­ны­ша неко­то­рым зна­кам. Ряд учё­ных убеж­де­ны, что имен­но бо­но­бо яв­ля­ет­ся са­мым ин­тел­лек­ту­аль­ным ви­дом при­ма­тов по­сле че­ло­ве­ка.

Од­на­ко не обо­шлось без кри­ти­ки ис­сле­до­ва­ний. Глав­ный ар­гу­мент: обе­зья­ны по­вто­ря­ют же­сты, ко­то­рые толь­ко что ви­де­ли в исполнении че­ло­ве­ка. По­это­му об обу­че­нии в дан­ном слу­чае го­во­рить не при­хо­дит­ся – это все­го лишь под­ра­жа­ние. Вот что пи­шет в своей кни­ге «Ко­гда горилла заговорила» на­уч­ный жур­на­лист Бо­рис Жу­ков:

«Пер­вые пуб­ли­ка­ции Гард­не­ров вы­зва­ли сен­са­цию – и, ко­неч­но же, волну сом­не­ний и кри­ти­ки. Ос­по­ре­ны бы­ли бук­валь­но все их ре­зуль­та­ты, на­чи­ная от са­мо­го фак­та ак­тив­но­го ис­поль­зо­ва­ния обе­зья­ной та­ко­го об­шир­но­го на­бо­ра зна­ков. Но глав­ный удар при­шёл­ся по ин­тер­пре­та­ции. «Смысл уви­ден­но­го по­нят че­ло­ве­ком, а он при­пи­сы­ва­ет эту спо­соб­ность обе­зьяне», – пи­сал пси­хо­лог Гер­берт Тер­рейс, ком­мен­ти­руя «со­став­ные» вы­ска­зы­ва­ния Уо­шо».

По­чти в од­но вре­мя с Гард­не­ра­ми изу­чать спо­соб­но­сти обе­зьян взял­ся дру­гой ис­сле­до­ва­тель – Дэ­вид Пре­мак. Он ра­бо­тал с шим­пан­зе Са­рой, пред­ло­жив ей раз­ра­бо­тан­ный им язык услов­ных сим­во­лов – аб­стракт­ных фи­гур, каж­дая из ко­то­рых обо­зна­ча­ла ка­кой-то пред­мет, дей­ствие и т. д. Са­ра мог­ла са­ма до­ста­вать нуж­ные зна­ки из на­бо­ра и ве­шать их на маг­нит­ную дос­ку. Ме­тод Дэ­ви­да Пре­ма­ка имел оче­вид­ное пре­иму­ще­ство. На­пом­ним, кри­ти­ки ис­сле­до­ва­ний утвер­жда­ли, что обе­зья­ны скла­ды­ва­ют паль­цы «как по­па­ло», а учё­ные ви­дят в этом тот жест, которого они ждут. Язык Пре­ма­ка ис­клю­чал та­кой под­ход: от­ве­чая экс­пе­ри­мен­та­то­рам, шим­пан­зе мог­ла вы­ста­вить толь­ко стан­дарт­ный знак, а не ка­кой­то невнят­ный. На­блю­дая за Са­рой, ис­сле­до­ва­тель по­нял: она поль­зу­ет­ся услов­ны­ми

БАСАЛАЕВ С. В. – ди­рек­тор КОВАЛЁВА Л. Ю. – глав­ный ре­дак­тор сим­во­ла­ми вполне осмыс­лен­но.

В 1980-е гг. под­ход Пре­ма­ка был усо­вер­шен­ство­ван. Мо­ло­дой бо­но­бо Кан­зи смог вы­учить 600 слов. При­ме­ча­тель­но, что его мать Ма­та­та так и не осво­и­ла че­ло­ве­че­ский язык. И Кан­зи вме­сте с сест­рой «ра­бо­тал» для неё пе­ре­вод­чи­ком.

На­вер­ное, не сто­ит пре­уве­ли­чи­вать спо­соб­но­сти обе­зьян. За­ме­че­но, что ос­нов­ное раз­ви­тие их ин­тел­лек­та и ре­чи про­ис­хо­дит в пер­вые го­ды жиз­ни. И ча­ще все­го в этом на­вы­ке они до­хо­дят до уров­ня двух-, трёх­лет­не­го ре­бён­ка, не бо­лее то­го. К со­жа­ле­нию, ни один вид мле­ко­пи­та­ю­щих

не мо­жет осво­ить про­из­но­ше­ние зву­ков – для это­го необ­хо­ди­мы тон­кие дви­же­ния губ и язы­ка, а также кон­троль ды­ха­ния.

Тем не ме­нее вы­во­ды, сде­лан­ные учё­ны­ми, да­ют воз­мож­ность пред­по­ло­жить: в моз­гу при­ма­тов есть до­ста­точ­но раз­ви­тые зо­ны, и сто­ит толь­ко удив­лять­ся, по­че­му же они не при­ве­ли к по­яв­ле­нию у обе­зьян ре­че­вых на­вы­ков.

Кста­ти, од­на шим­пан­зе, ко­то­рую ис­сле­до­ва­ли учё­ные, вы­ска­за­лась об умер­шем ко­тён­ке: «Он ушёл ту­да, от­ку­да не воз­вра­ща­ют­ся». Мо­жет, они зна­ют что-то, че­го не зна­ем мы?

С 1960-Х ГО­ДОВ УЧЁ­НЫЕ ПРО­ВО­ДЯТ ОПЫ­ТЫ ПО ОБУ­ЧЕ­НИЮ ОБЕ­ЗЬЯН ЧЕ­ЛО­ВЕ­ЧЕ­СКОЙ РЕ­ЧИ. И ВО ВСЯ­КОМ СЛУ­ЧАЕ РУ­ГАТЬ­СЯ И ШУ­ТИТЬ ОНИ ИХ УЖЕ НА­УЧИ­ЛИ.

Од­на­ж­ды Уо­шо упо­тре­би­ла сло­во «гряз­ный» в ру­га­тель­ном смыс­ле, хо­тя её это­му не учи­ли. Так Гард­не­ры по­ня­ли, что обе­зья­ны спо­соб­ны мыслить аб­стракт­но, то есть вла­де­ют ме­та­фо­ра­ми.

Су­пру­ги Гард­не­ры обу­ча­ют шим­пан­зе Уо­шо ам­с­ле­ну – язы­ку глу­хо­не­мых, 1976 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.