САД СКУЛЬП­ТУР АЛЕК­САНДРА ПШЕНИЧНОГО

«Всё, что де­лаю ­ я так ви­жу», ­ го­во­рит скуль­птор

AiF Belgorod - - КУЛЬТУРА - Оль­га ЛАКИНСКАЯ,

БЕЛГОРОДСКИЙ СКУЛЬ­ПТОР СОЗДАЛ НА ХУТОРЕ ПОЖАРНЫЙ В КОРОЧАНСКОМ РАЙ­ОНЕ СВОЙ УДИВИТЕЛЬНЫЙ МИР. УЧАСТОК ЧУТЬ МЕНЬШЕ ГЕКТАРА ВЕСЬ В ЗЕЛЕНИ ­ И ЭТО НЕ ПРО­СТО САД И НЕ ПРО­СТО МЕ­СТО, ГДЕ РА­БО­ТА­ЕТ МА­СТЕР. ЗДЕСЬ ПРЕДСТАВЛЕНЫ В ЕСТЕСТВЕННОЙ ПРИРОДНОЙ СРЕДЕ СКУЛЬПТУРЫ, РЕЛЬЕФЫ, АРТ­ОБЪ­ЕК­ТЫ В РАЗ­ЛИЧ­НЫХ ТЕХНИКАХ И МАТЕРИАЛАХ.

«АиФ-Бел­го­род» по­бы­вал в го­стях у Алек­сандра Алек­се­е­ви­ча - мы не толь­ко по­лю­бо­ва­лись его ра­бо­та­ми, но и по­го­во­ри­ли о со­вре­мен­ном ис­кус­стве.

На­ше зна­ком­ство на­ча­лось ещё осе­нью про­шло­го го­да, ко­гда скуль­птор об­ра­тил­ся в ре­дак­цию и рас­ска­зал о бе­де с его ма­стер­ской в Белгороде: ста­рое зда­ние, мно­гие го­ды про­сто­яв­шее без ре­мон­та, на­ча­ло про­сто раз­ру­шать­ся. По­сле пуб­ли­ка­ции на­ше­го из­да­ния де­ло сдви­ну­лось с мёрт­вой точ­ки, и сей­час ма­стер­скую от­ре­мон­ти­ро­ва­ли - пе­ре­кры­ли кры­шу, утеп­ли­ли и об­но­ви­ли фа­сад. «Те­перь там мож­но нор­маль­но ра­бо­тать», - го­во­рит скуль­птор.

Алек­сандр Пше­нич­ный - ко­рен­ной бел­го­ро­дец, ро­дил­ся в селе Ве­сё­лая Ло­пань Бел­го­род­ско­го рай­о­на, в се­мье, как го­во­рит он сам, обык­но­вен­ных кре­стьян. Его ра­бо­ты из­вест­ны за пре­де­ла­ми стра­ны, они хра­нят­ся в част­ных кол­лек­ци­ях Фран­ции, Ан­глии, Гер­ма­нии, Ита­лии, Ис­па­нии, Ки­тая, Япо­нии. С 1983 го­да он член Со­ю­за ху­дож­ни­ков СССР. Его ме­мо­ри­аль­ные ком­по­зи­ции и па­мят­ни­ки уста­нов­ле­ны и в Белгороде, и в Белгородской об­ла­сти, про­из­ве­де­ния на­хо­дят­ся в соб­ствен­но­сти Бел­го­род­ско­го го­су­дар­ствен­но­го ху­до­же­ствен­но­го му­зея, за­куп­ле­ны ди­рек­ци­я­ми вы­ста­вок, Ми­ни­стер­ством куль­ту­ры СССР, из­вест­ны­ми сто­лич­ны­ми арт-га­ле­ре­я­ми.

Ра­бо­та­ет Алек­сандр Алек­се­е­вич в ос­нов­ном в ма­стер­ской в Белгороде. А вот ду­шой от­ды­ха­ет на сво­ём хуторе.

- Са­ма идея со­здать сад скульп­тур по­яви­лась, ко­гда я ку­пил этот участок - хо­тя то­гда тут

был про­сто лес, всё за­рос­ло, по­то­му что тер­ри­то­рия боль­ше 10 лет сто­я­ла без при­смот­ра, - рас­ска­зы­ва­ет ма­стер. - Сад пло­до­вый тут очень хо­ро­ший, его са­жа­ли ещё в 50-х го­дах. Ко­гда я ре­шил сде­лать сад скульп­тур, то за­нял­ся ланд­шаф­том - для про­смот­ра скульп­тур, что­бы им ни­че­го не ме­ша­ло, при­шлось кор­че­вать мно­го ку­стар­ни­ков.

Алек­сандр Пше­нич­ный во­дит нас по тер­ри­то­рии, по­ка­зы­ва­ет ра­бо­ты, по­яс­няя, что ча­сто го­сти са­ми не в со­сто­я­нии всё за­ме­тить.

- У ме­ня этот сад для иг­ры для мо­ей, твор­че­ской , - го­во­рит он. - Здесь я осо­бо не ста­ра­юсь ко­му-то что-то по­ка­зать, про­сто как бы иг­раю со сво­и­ми скульп­ту­ра­ми, де­лаю их по несколь­ко раз, пе­ре­став­ляю, то есть тут всё это по­сто­ян­но дви­жет­ся. Тут нет ни­ка­кой кон­цеп­ции, про­сто есть на­стро­е­ние, и что-то по­лу­ча­ет­ся».

Очень мно­го в са­ду ин­стал­ля­ций из ме­тал­ла, са­мых раз­но­об­раз­ных и все­гда очень ори­ги­наль­ных.

- Жал­ко, что на вы­став­ки неохот­но бе­рут же­ле­зя­ки, го­во­рят, мол, это каж­дый мо­жет сва­рить. Но сва­рить - это од­но, а вот сде­лать - со­всем дру­гое, - го­во­рит Алек­сандр Алек­се­е­вич. - Ведь в каж­дой ин­стал­ля­ции дол­жен быть об­раз, ка­кая-то идея.

Цен­траль­ная скульп­ту­ра са­да на­зы­ва­ет­ся сим­во­лич­но и очень ха­рак­тер­но для Пшеничного: «К ра­до­сти». И во­об­ще всё в его твор­че­стве про­ни­за­но ра­до­стью и лю­бо­вью, пол­но жен­ских об- ра­зов, са­мых раз­но­об­раз­ных - от ми­лой «Ду­шеч­ки» с зер­ка­лом, си­дя­щей в цве­тах, до стро­гой «До­че­ри Чин­гиз­ха­на».

Воз­ле лет­ней ма­стер­ской у ма­сте­ра - за­ме­ча­тель­ная смот­ро­вая пло­щад­ка на вы­со­те 2-го эта­жа, с неё ви­ден весь сад скульп­тур. Здесь хо­ро­шо ды­шит­ся и ду­ма­ет­ся на про­сто­ре - здесь мы и го­во­рим о со­вре­мен­ном ис­кус­стве.

- Объ­яс­нять своё искусство ка­кой-то ху­дож­ник мо­жет, а ка­кой-то - нет, - счи­та­ет Алек­сандр Алек­се­е­вич. - Лю­бая кра­со­та - она кра­со­та. Вот недавно в му­зее Ко­сен­ко­ва бы­ла вы­став­ка ху­дож­ни­ка Бу­ла­ви­на - так он ра­ту­ет за то, что­бы лю­дям объ­яс­нять, рас­ска­зы­вать, - что­бы по­ни­ма­ли, что­бы по­ку­па­ли. Но как лю­дям объ­яс­нить искусство, ес­ли они не бы­ва­ли в му­зе­ях, в вы­ста­воч­ных за­лах? А ведь ту­да мож­но схо­дить, мож­но по­об­щать­ся с ху­дож­ни­ка­ми. Жаль, что та­кие встре­чи про­во­дят не очень ча­сто, да­же на вы­став­ках - ну рас­ска­жет ав­тор что-ни­будь офи­ци­аль­ное, а это ни­че­го не да­ёт. С ху­дож­ни­ком на­до об­щать­ся там, где он тво­рит, в его ма­стер­ской - и то­гда в жи­вом об­ще­нии что-то мож­но по­нять. По­то­му что мно­гие не зна­ют да­же тех­но­ло­гии, как это де­ла­ет­ся - как со­зда­ёт­ся скульп­ту­ра, как пи­шет­ся кар­ти­на.

Скуль­птор го­во­рит, что у каж­до­го ху­дож­ни­ка - своё соб­ствен­ное зре­ние, и нель­зя всё сво­дить к ка­кой-то одной тра­ди­ции. «Вре­мя бе­жит, всё ме­ня­ет­ся, и мо­ло­дёжь смот­рит на всё уже по-дру­го­му, и на­ту­ра­лизм ей уже не ин­те­ре­сен, - счи­та­ет он. - Жал­ко, что у нас нет та­кой вот «рас­тяж­ки» во мне­ни­ях - а в ис­кус­стве долж­но быть раз­но­об­ра­зие. И го­во­рить о со­вре­мен­ном ис­кус­стве мож­но с те­ми, кто его ви­дел, а что­бы ви­деть, нуж­но ез­дить - по стране, по ми­ру, слу­шать, что го­во­рят ис­кус­ство­ве­ды. Од­ни го­во­рят про ре­а­ли­сти­че­ское искусство, дру­гие про аб­стракт­ное, - вот и по­ду­май, ка­кое те­бе бли­же, вот и вы­би­рай - для се­бя.

По мне­нию ма­сте­ра, вос­пи­ты­вать вкус к ис­кус­ству на­до с дет­ства. «Вот как в Ев­ро­пе я на­блю­дал - во Фран­ции, в Ита­лии, в Ис­па­нии: хо­дят по му­зе­ям груп­пы де­тей, гусь­ком за экс­кур­со­во­дом, уса­жи­ва­ют­ся в од­ном из за­лов пря­мо на по­лу на свои ме­шоч­ки, им рас­ска­зы­ва­ют, они си­дят, вни­ма­тель­но слу­ша­ют. По­том вста­ли, по­шли даль­ше в дру­гой зал, в тре­тий. И они там ори­ен­ти­ру­ют­ся и по­ни­ма­ют всё, как до­ма. У нас, к со­жа­ле­нию, та­ко­го ещё нет, хо­тя где-то в му­зе­ях с детьми уже на­чи­на­ют ра­бо­тать».

Сад скульп­тур Алек­сандра Пшеничного от­крыт для всех, кто по­же­ла­ет его уви­деть. А у ко­го нет воз­мож­но­сти ехать да­ле­ко - мож­но пой­ти в Ли­те­ра­тур­ный му­зей Бел­го­ро­да, во дво­ре ко­то­ро­го сей­час вы­став­ле­на часть ра­бот ма­сте­ра. Правда, они не под­пи­са­ны, но те­перь вы зна­е­те, чьи они.

Скульп­ту­ра «К ра­до­сти». Алек­сандр Пше­нич­ный на смот­ро­вой пло­щад­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.