НЕ ГОНИ НА ДЕДУШКУ

По­че­му Дед Мо­роз в Рос­сии пре­взо­шёл Сан­та­Клау­са?

AiF Belgorod - - НОВЫЙ ГОД - Ан­дрей СИДОРЧИК

ДЕ­ДУ МО­РО­ЗУ СУ­ЛИ­ЛИ ВЫ­МИ­РА­НИЕ КАК ПРО­ДУК­ТУ СО­ВЕТ­СКОЙ ЭПО­ХИ, НО ОН И СЕ­ГО­ДНЯ ЖИВЕЕ ВСЕХ ЖИВЫХ.

бородой, ко­то­рый «по­ска­ки­вая да по­щёл­ки­вая» на­го­ня­ет силь­ней­шую сту­жу. В зим­ние празд­ни­ки при­ня­то бы­ло вы­став­лять на по­рог до­ма ку­тью, ки­сель или бли­ны, что­бы за­доб­рить ста­рич­ка. Встре­ча с Мо­ро­зом необя­за­тель­но бы­ла ра­дост­ной - со­глас­но по­ве­рьям, он мог как ода­рить че­ло­ве­ка, так и за­мо­ро­зить его на­смерть.

Менять ре­пу­та­цию Мо­ро­за на­чал наш «Кле­мент Мур» - рус­ский пи­са­тель Вла­ди­мир Одо­ев­ский. В 1840 году он вы­пу­стил сбор­ник «Сказ­ки де­душ­ки Ири­нея», в ко­то­рый бы­ла вклю­че­на сказ­ка «Мо­роз Ива­но­вич». Доб­ро­го вол­шеб­ни­ка, жи­ву­ще­го в ле­дя­ном до­ме и спя­ще­го на пе­рине из сне­га, мож­но счи­тать пред­те­чей со­вре­мен­но­го Де­да Мо­ро­за.

Но толь­ко пред­те­чей, по­сколь­ку об­раз Одо­ев­ско­го в от­ли­чие от тво­ре­ния Му­ра в мас­со­вом со­зна­нии не при­жил­ся.

На рож­де­ствен­ских празд­ни­ках в Рос­сии по­яв­лял­ся Мо­роз Ива­но­вич, се­дой ста­рик в крас­ной шу­бе, но большой по­пу­ляр­но­сти он не об­рёл.

Де­ло в том, что рож­де­ствен­ские ёл­ки для де­тей са­ми по се­бе не бы­ли мас­со­вы­ми. То, что бы­ло до­ступ­но от­прыс­кам иму­щих клас­сов, де­тям ра­бо­чих и кре­стьян и при­снить­ся не мог­ло. Те, кто с ран­них лет дол­жен был за­ра­ба­ты­вать на ку­сок хле­ба, не ве­ри­ли ни в ка­ко­го доб­ро­го вол­шеб­ни­ка.

Ок­тябрь­ская ре­во­лю­ция окон­ча­тель­но за­кры­ла тол­ком не при­жив­шу­ю­ся тра­ди­цию. Рож­де­ствен­ские, а за­од­но и но­во­год­ние празд­ни­ки бы­ли объ­яв­ле­ны ре­ли­ги­оз­ным пе­ре­жит­ком и от­прав­ле­ны на «свал­ку ис­то­рии».

Но в се­ре­дине 1930-х го­дов в Со­вет­ском Со­ю­зе ре­ши­ли - празд­ни­ки, в том чис­ле и дет­ские, на­ро­ду нуж­ны. Но толь­ко это долж­ны быть но­вые празд­ни­ки с но­вы­ми тра­ди­ци­я­ми.

В де­каб­ре 1935 го­да в Харь­ков­ском двор­це пи­о­не­ров про­шла пер­вая в СССР офи­ци­аль­ная но­во­год­няя ёл­ка. 1 ян­ва­ря 1937 го­да в Мос­ков­ском До­ме со­ю­зов про­шёл бал-кар­на­вал от­лич­ни­ков учё­бы, от­крыв­ший тра­ди­цию глав­ной ёл­ки стра­ны.

Ак­цен­ты бы­ли сме­ще­ны главным празд­ни­ком ста­но­ви­лось не Рож­де­ство, а Новый год. В нём куда боль­ше от язы­че­ско­го бо­же­ства, обла­го­ро­жен­но­го и по­став­лен­но­го на служ­бу со­вет­ско­му че­ло­ве­ку. В 1942-1943 го­дах пи­са­тель Са­му­ил Мар­шак на­пи­сал пье­су-сказ­ку «Две­на­дцать ме­ся­цев». В этой ис­то­рии, про­ис­хо­дя­щей в Новый год, фи­гу­ри­ру­ют Де­кабрь и Ян­варь - су­ро­вые муж­чи­ны с бо­ро­да­ми и в шу­бах, с по­со­ха­ми в ру­ках. В та­ком ви­де и бу­дут пред­став­лять Де­да Мо­ро­за по­сле­ду­ю­щие по­ко­ле­ния со­вет­ских де­тей.

Вп­лоть до 1960-х го­дов со­вет­ская идео­ло­ги­че­ская со­став­ля­ю­щая у Де­да Мо­ро­за бы­ла силь­на. Ода­ри­вая де­тей по­дар­ка­ми, он не пе­ре­ста­вал сла­вить во­ждей, пар­тию и звать к но­вым свер­ше­ни­ям.

Но это не по­ме­ша­ло де­тям да и ро­ди­те­лям по­лю­бить но­во­год­не­го вол­шеб­ни­ка всей ду­шой.

На­до ска­зать, что в со­вет­ские го­ды раз­ра­бот­кой био­гра­фии Де­да Мо­ро­за не слиш­ком утруж­да­лись. Дед Мо­роз при­хо­дит на Новый год с меш­ком подарков, со­про­вож­да­е­мый внуч­кой Сне­гу­роч­кой, и при­но­сит ра­дость боль­ше­го и не тре­бо­ва­лось.

В от­ли­чие от Сан­ты у оте­че­ствен­но­го Де­да Мо­ро­за не бы­ло фик­си­ро­ван­но­го транс­пор­та, ме­ста про­жи­ва­ния, спо­со­бов про­ник­но­ве­ния в жи­ли­ще и т. д.

К боль­шин­ству де­тей Дед Мо­роз при­хо­дил на утрен­ни­ки или до­мой, но че­рез дверь и в со­про­вож­де­нии ро­ди­те­лей. Та­ким он и остал­ся се­го­дня, несмот­ря на то что те­перь у него есть офи­ци­аль­ный ад­рес (при­чём не один). Так по­че­му Дед Мо­роз кру­че? Во-пер­вых, на на­ше­го Дедушку, как уже го­во­ри­лось, не ра­бо­та­ет вся ми­ро­вая ин­ду­стрия, и транс­на­ци­о­наль­ные кор­по­ра­ции не ис­поль­зу­ют его для сво­е­го про­дви­же­ния. Тем не ме­нее Дед Мо­роз оста­ёт­ся лю­бим на­ро­дом.

Во-вто­рых, ему, как про­дук­ту со­вет­ской эпо­хи, су­ли­ли вы­ми­ра­ние по­сле рас­па­да СССР и де­мон­та­жа со­вет­ской идео­ло­гии. Но Дед пе­ре­жил и си­сте­му, в ко­то­рой воз­ник, и на­пад­ки недру­гов.

В-тре­тьих, Дед Мо­роз - хо­зя­ин свет­ско­го празд­ни­ка, что очень важ­но в мно­го­на­ци­о­наль­ной и мно­го­кон­фес­си­о­наль­ной стране. Ес­ли Сан­та-Клаус всё-та­ки име­ет жёст­кую при­вяз­ку к Рож­де­ству, хри­сти­ан­ско­му празд­ни­ку, то Новый год и Дед Мо­роз сво­бод­ны да­же от фор­маль­ных ре­ли­ги­оз­ных ограничений.

Дед Мо­роз - это на­ша под­лин­ная ду­хов­ная скре­па, объ­еди­ня­ю­щая це­лые по­ко­ле­ния. Он был, есть и бу­дет, за что ему огром­ное спа­си­бо.

Фото PhotoXPress

Злое бо­же­ство или вол­шеб­ник не для всех?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.