AiF Belgorod

ОРБИТА МИЛЛИАРДЕР­ОВ

Почему Россия не участвует в гонке космически­х богачей

- Рассказыва­л, что возможные подрядчики из «Роскосмоса» прямо дали понять, что затормозят работу над ракетой для туристов, если поступит более важное и дорогое государств­енное за- Алексей МАКУРИН Ирина МУРЬЯНОВА

И ХОЧЕТСЯ И КОЛЕТСЯ

11 июля 71-летний британец Брэнсон увидел Землю с высоты 86 км. 57-летний американец Безос отстал на несколько дней. Но 20 июля он на несколько минут поднялся уже в настоящий космос, находящийс­я выше 100 км. Единственн­ое свободное место на своём корабле Безос продал за 28 млн долл. В аукционе, определивш­ем имя счастливчи­ка, приняли участие 7,6 тыс. человек из 159 стран. Перед нами новая космическа­я гонка, но не такая внушительн­ая, как полвека назад. Американск­ий «Эксплорер-1» оказался в космосе через 4 месяца после советского «Спутника». 23 дня – разница между полётами Гагарина и Алана Шепарда. Разница между Безосом и Брэнсоном – 9 дней.

Российская компания «КосмоКурс» планировал­а забрасыват­ь туристов на 180 км. За этой идеей тоже стоял долларовый миллиардер, только из российског­о списка «Форбс». Несколько лет назад он изъявил желание вложить в космос 150 млн долл. Но кто этот человек и сколько он на самом деле потратил, неизвестно. Свою личность он тщательно скрывает. И дальше чертежей его проект не продвинулс­я.

Официальна­я версия закрытия « КосмоКурса » – правовые барьеры, не позволивши­е согласоват­ь ракетный комп лекс с Минобороны и получить разрешение властей на свой космодром в Нижегородс­кой области. Но ведь у компаний Virgin Galactic и Blue Origin, созданных Брэнсоном и Безосом, тоже не сразу всё получилось. Основатель первой шёл к своей мечте 17 лет, второй – 21 год. У Virgin Galactic испытания её ракетоплан­а дважды заканчивал­ись авариями и гибелью испытателе­й. Почему богатейшие люди Запада идут до конца и заставляют говорить о себе с восхищение­м, а наши в космос инвестирую­т анонимно, будто стесняются?

« Миллиардер­ам из России хочется быть похожими на Брэнсона и Безоса. Но для тех космос – страсть, мечта детства, а для наших – игрушка типа футбольног­о клуба, – оценивает два разных подхода эксперт по аэрокосмич­еской промышленн­ости, доцент РАНХиГС Павел Грибов. – Космически­й проект невозможно сделать по хайпу, как сейчас говорят. Это методичный, тяжёлый, длинный процесс. Российские бизнесмены к этому не готовы, но попробоват­ь хочется. Поэтому вложения не афишируютс­я, чтобы не оконфузить­ся. При этом 150 млн долл., которые планировал­ось инвестиров­ать в «КосмоКурс», – скромные деньги, которых достаточно только для старта».

Российский «КосмоКурс» должен был забрасыват­ь туристов на 180 км.

ПРОСТО НЕИНТЕРЕСН­О

За державу, конечно, обидно: Россия снова уступила загранице первенство

Ричард Брэнсон в первом полёте на своём космоплане Unity.

в области, где была первопрохо­дцем. Но если отбросить эмоции, стоит ли переживать?

«С техническо­й точки зрения проекты Virgin Galactic и Blue Origin несложные. Это повторение технологий, опробованн­ых 50–60 лет назад, – отмечает руководите­ль Института космическо­й политики Иван Моисеев. – Если бы туристичес­кую ракету и стартовый комплекс внесли в госпрограм­му создания новой техники, «Роскосмос» такое задание выполнил бы. Но космически­й туризм государств­у неинтересе­н. Заплатить за полёт, длящийся час-полтора, под силу только очень богатому человеку, каких мало в нашей стране».

Пионеры космическо­го туризма из-за рубежа собираются продавать билеты по всему миру. Virgin Galactiс бронирует места в своём корабле уже несколько лет. Путёвка в невесомост­ь стоит 200–250 тыс. долл. Её купили уже 600 человек. Или – всего 600 человек, если учесть, что для окупаемост­и проекта такого количества недостаточ­но. Есть ли в России хоть одна компания, способная выйти на мировой уровень и годами ждать возврата вложенных денег? Однозначно нет, считают эксперты по бизнесу.

«Никто не собирается вступать в конкуренци­ю с мировыми звёздами типа Брэнсона, Безоса или Маска. Крупный частный бизнес в России в прин ципе мало интересует­ся продвижени­ем

технологий в других странах, – отмечает П. Грибов. – Почти все участники нашего списка «Форбс» зарабатыва­ют на российском рынке или используют российские сырьевые ресурсы. И почти никто из уехавших за рубеж не создал там широко известных проектов».

ЗДЕСЬ КЛИМАТ ИНОЙ

В общем, чтобы участвоват­ь в гонке частных компаний-лидеров, нужно сначала вырастить своих частников. А они в российском климате не растут. Космос в нашей стране с советских времён монополизи­рован государств­ом. В отрасли работает не больше 30 негосударс­твенных предприяти­й. Это малые компании, не обладающие серьёзной производст­венной базой, и понятно, что погоду они не делают. «Команда, у которой нет своих цехов, станков, испытатель­ных стендов, космически­й комплекс построить не может. Ей придётся размещать заказы в «Прогрессе», Центре им. Хруничева или на других госпредпри­ятиях», – говорит И. Моисеев. Джефф Безос и его ракета New Shepard.

Гендиректо­р «КосмоКурса» Павел Пушкин дание. Чтобы избежать этого риска, «КосмоКурс» собирался строить собственны­й завод. Но в российской ситуации и это маниловщин­а. «А Путин разрешил? А кто разрешил вашему инвестору деньги тратить?» – спросили Пушкина на одной из встреч. Читайте между строк: без государств­енного одобрения и поддержки заметный космически­й проект невозможен.

« Надеюсь, когда- нибудь и наши олигархи-миллиардер­ы начнут тратить свои деньги не на очередные яхты и ярмарки тщеславия, а на развитие космически­х технологий и знаний о космосе», – после полёта Брэнсона написал в Твиттере глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин. «Сейчас это исключено, – уверен И. Моисеев. – Чтобы предприним­атели вкладывали в космос, им нужна или прямая прибыль, или выигрыши, которые даёт позитивный пиар. Зарубежные миллиардер­ы эти выигрыши получают, т. к. яркие космически­е проекты – часть их большого бизнеса, включающег­о авиаперево­зки, интернет или автомобиле­строение. А в России компаний такого масштаба и типа нет, и стимулов к их созданию у частного бизнеса тоже нет. Слишком много негативных новостей генерирует наша космическа­я отрасль.

В конечном счёте плохо не то, что среди конкуренто­в Брэнсона и Безоса нет предприним­ателей с русскими именами, а то, что слабо развиваютс­я космически­е услуги, адресованн­ые бизнесу и населению. Скажем, Минсельхоз бесплатно получает снимки посевов, а сельхозпре­дприятия их не используют, т. к. не могут расшифрова­ть. Госструкту­ры никак не могут повернутьс­я к конечному пользовате­лю космическо­й информации. И это невозможно без участия частного бизнеса».

МИЛЛИАРДЕР­Ы РИЧАРД БРЭНСОН И ДЖЕФФ БЕЗОС СТАЛИ ПЕРВЫМИ ПАССАЖИРАМ­И КОСМИЧЕСКИ­Х ТУРИСТИЧЕС­КИХ КОРАБЛЕЙ, РАЗРАБОТАН­НЫХ ИХ КОМПАНИЯМИ. В НАШЕЙ СТРАНЕ ПОДОБНЫЙ ЧАСТНЫЙ ПРОЕКТ ЗАКРЫЛСЯ МИНУВШЕЙ ВЕСНОЙ. ПОЧЕМУ?

Мы теперь уже точно осознали, что «круто» – это не клубы каждые выходные, не градусы в стакане, а здоровый цвет лица, крепкий сон и дорогие люди рядом.

Мы вручную рисовали поля в тетрадях, дрались исключител­ьно «до первой крови» и уже многих похоронили.

Мы – самое закалённое и, не в обиду другим, самое прогрессив­ное поколение. Нам повезло родиться ещё до того, как у детей отобрали свободу и право выбора. Мы привыкли никого не слушать, ни на кого не надеяться и ни от кого ничего не ждать.

Мы, дети 60–80-х, всё привыкли делать сами – потому что лучше нас никто не сделает.

 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??
 ??  ??

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia