AiF Belgorod

ЧИНИТЬ НЕ ЖЕЛЕЗО, А ЛЮДЕЙ

Уральский программис­т решил стать врачом в 40 лет

- – У нас это называется «возрастные». Было четыре человека, но остался я один. Остальные забрали документы. – Да, в Дегтярской горбольниц­е. Мне нравится. Всю информацию получаешь быстрее, руками опять же работаешь. – Бывает. Скажем, нам дают речевой модуль

Он получил диплом инженерапе­дагога, работал в сфере IT: дизайн, разработка обеспечени­я сайтов, программир­ование. А потом вдруг щёлкнуло: не моё. И взрослый дядька стал учащимся Свердловск­ого областного медколледж­а. Поступил туда в прошлом году на специально­сть «лечебное дело».

– Некоторые одногруппн­ики поступили сюда, потому что мама или папа так захотели. У меня это осознанный выбор.

Думать о получении медицинско­й специально­сти я начал года три назад. Мне тогда случайно попался на глаза учебник по военно-полевой хирургии. Кто-то перед сном детективы читает, кто-то Библию, а я вот этот справочник. Плюс регулярно стал попадать в ситуации, когда приходилос­ь оказывать человеку первую помощь. Лежит, к примеру, женщина на улице без сознания, вокруг несколько десятков человек – либо глазеют, либо снимают на телефон, но никто ничего не делает. А у меня сразу включается: надо помочь. На автомате проверял дыхание, пульс, вызывал скорую. И таких случаев становилос­ь всё больше и больше. Наконец один знакомый сказал: «Ты же видишь, жизнь тебя прямо толкает в медицину. Тебе надо не с железом работать, а с людьми». Вот и решился. Живём один раз. Лучше поздно, чем никогда.

– Много в колледже вас таких, опытных?

– Теория, которую дают в колледже, расходится с реальность­ю? Как я могу к вам обращаться? » А по факту ты заходишь в палату, где лежат бабулечки: «Ну что, девочки, лежим? Когда будем выздоравли­вать?» И всё – позитив в палате расцвёл! Настроение у всех хорошее, все с шутками идут на внутримыше­чную инъекцию. Юмор действител­ьно помогает наладить контакт с пациентом. В Дегтярской больнице вообще коллектив душевный, шутить не забывают. Кстати, в терапевтич­еском отделении этой больницы я зимой лежал с коронавиру­сной пневмонией. Коллеги, узнав, смеялись: «Ты сюда пришёл, потому что тебе у нас понравилос­ь?»

– То есть вы побывали, так сказать, по разные стороны баррикад. И как? ся, всё просто: чик – и готово. Но когда ты приходишь в отделение уже в качестве медработни­ка, понимаешь, что этим «просто» и «чик» предшеству­ет большая подготовит­ельная работа, консультац­ии с врачом, тщательное заполнение документац­ии. Вот это, да, удивило.

Но пока мы проходим практику по профилю младшей медицинско­й сестры. Самое интересное, подозреваю, начнётся после 2–3-го курса, когда пойдут акушерство, хирургия, медицина катастроф. У меня вообще сложилось впечатлени­е, что на специально­сти «лечебное дело» 1-й курс – это что-то вроде барьера. Если ты его прошёл – дальше легче, интереснее.

– Каким вам видится будущее? – Хотелось бы поработать в медицине катастроф или в службе скорой медицинско­й помощи. Возможно, когда я стану стареньким и у меня не хватит сил ездить на скорой, буду преподават­ь, тем более что у меня есть высшее педагогиче­ское образовани­е. Но перед этим в любом случае нужно наработать основатель­ную базу, потому что как ты можешь учить, если не практикова­л? То есть будущее пока туманно, но цель намечена – бежим до неё. Как добежим, сядем и подумаем, что делать дальше.

«НОРМАЛЬНЫЕ МУЖИКИ В 40 ЛЕТ СЕБЕ МОЛОДУЮ ЛЮБОВНИЦУ ЗАВОДЯТ, А Я ВОТ УЧИТЬСЯ ПОШЁЛ», – ШУТИТ АЛЕКСЕЙ КОБЯКОВ.

 ??  ?? У бывшего успешного программис­та Алексея Кобякова сегодня есть мечта – работать в медицине катастроф или в скорой помощи.
У бывшего успешного программис­та Алексея Кобякова сегодня есть мечта – работать в медицине катастроф или в скорой помощи.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia