ВТО­РАЯ СМЕРТЬ СТА­ЛА НА­СТО­Я­ЩЕЙ

Ста­ни­слав Го­во­ру­хин до­ка­зал: ме­сто встре­чи из­ме­нить нель­зя

AiF Chuvashia (Cheboksary) - - ЗВЁЗДНЫЙ СЛЕД -

«ОН СНИ­МАЛ ЧЕСТНЫЕ КАР­ТИ­НЫ, ПРОБИВАЛ ПУТЬ К ПО­НИ­МА­НИЮ ТО­ГО, ЧТО ПРО­ИС­ХО­ДИТ В РОС­СИИ. ЕГО ФИЛЬ­МЫ ПО­МО­ГА­ЛИ ЖИТЬ. И ОЧЕНЬ ЖАЛЬ, ЧТО ПО­НИ­МА­НИЕ ТО­ГО, ЧТО ТЫ ИМЕЕШЬ, ПРИ­ХО­ДИТ ТОЛЬ­КО ТО­ГДА, КО­ГДА ЭТО ТЕРЯЕШЬ», ­ СКА­ЗАЛ АК­ТЁР ВА­ЛЕН­ТИН ГАФТ В СВЯ­ЗИ СО СМЕР­ТЬЮ СТА­НИ­СЛА­ВА ГО­ВО­РУ­ХИ­НА.

Ко­гда 14 июня по­яви­лись пер­вые со­об­ще­ния о смер­ти из­вест­но­го ре­жис­сё­ра, не все в это по­ве­ри­ли. За день до это­го уже по­яв­ля­лась но­вость о том, что Ста­ни­сла­ва Сер­ге­е­ви­ча не ста­ло. Слу­хи эти то­гда быст­ро опро­верг­ли. Су­пру­га Го­во­ру­хи­на за­яви­ла, что муж чув­ству­ет се­бя за­ме­ча­тель­но, у него пре­крас­ный аппетит и во­об­ще он за­нят ра­бо­той. Го­во­рят, ес­ли че­ло­ве­ка «хо­ро­нят» при жиз­ни, зна­чит, до смер­ти ему ещё да­ле­ко. В этом слу­чае при­ме­та, увы, не сра­бо­та­ла… Ста­ни­сла­ву Сер­ге­е­ви­чу бы­ло 82 го­да.

Про та­ких, как Го­во­ру­хин, го­во­рят «че­ло­век-эпо­ха». Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич впи­сал своё имя не толь­ко в ис­то­рию рус­ско­го ки­не­ма­то­гра­фа, но и в ис­то­рию об­ще­ствен­но-по­ли­ти­че­ской жиз­ни стра­ны в це­лом. Он был де­пу­та­том всех се­ми со­зы­вов Го­с­ду­мы и до по­след­них дней воз­глав­лял дум­ский Ко­ми­тет по куль­ту­ре. По­ли­ти­че­ский его путь был не ме­нее ярок и неод­но­зна­чен, чем твор­че­ский. И всё же Го­во­ру­хин все­гда го­во­рил толь­ко то, что ду­мал, и де­лал то, что счи­тал нуж­ным. Без огляд­ки. За это од­ни его про­кли­на­ли, дру­гие вос­хи­ща­лись.

«Я СО­ВЕР­ШИЛ ГНУСНЫЙ ПОСТУПОК»

«Му­же­ство - это ко­гда че­ло­век не да­ёт стра­ху смер­ти ру­ко­во­дить сво­ей жиз­нью», - го­во­рил Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич. У него это му­же­ство бы­ло, рав­но как му­же­ство пуб­лич­но при­зна­вать свои ошиб­ки. В 1990 г. ост­рый пуб­ли­ци­сти­че­ский фильм Го­во­ру­хи­на «Так жить нель­зя», де­мон­стри­ру­ю­щий ис­то­ри­че­ский и со­ци­аль­ный итог, к ко­то­ро­му при­вёл стра­ну со­вет­ский со­ци­а­ли­сти­че­ский про­ект,

по­тряс стра­ну. На кар­ти­ну вы­стра­и­ва­лись оче­ре­ди. Спу­стя де­сять лет Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич за­явил, что, сняв эту кар­ти­ну, со­вер­шил гнусный поступок. «Де­лая этот фильм, я был про­сти­тут­кой!» - при­знал­ся он, а по­сле до­ба­вил, что в пе­ре­стро­еч­ные го­ды, как и мно­гие, был об­ма­нут пре­да­те­ля­ми. Го­во­ру­хи­ну про­сти­ли эту ошиб­ку, как про­ща­ли мно­гое - за филь­мы, за чест­ность, за бес­ком­про­мисс­ность.

В ре­жис­сё­ры Го­во­ру­хин по­пал как буд­то слу­чай­но. За­кон­чив шко­лу в г. Бе­рез­ни­ки Сверд­лов­ской обл., по­сту­пил на гео­ло­ги­че­ский фа­куль­тет в Ка­за­ни. И да­же год успел по­ра­бо­тать по спе­ци­аль­но­сти. Но в ка­кой-то мо­мент по­нял, что ошиб­ся с про­фес­си­ей. «Од­на­ж­ды я шёл по го­ро­ду Горь­ко­му и уви­дел, как сни­ма­ют ки­но, - вспо­ми­нал Го­во­ру­хин. - На пло­щад­ке все су­е­ти­лись, бе­га­ли, пе­ре­став­ля­ли рек­ви­зит, и толь­ко

один че­ло­век про­сто си­дел в крес­ле. Это­му че­ло­ве­ку в крес­ле то и де­ло под­но­си­ли чай, что-то шеп­та­ли на уш­ко... Я спро­сил: «Кем ра­бо­та­ет этот, в крес­ле?» - «Ре­жис­сё­ром». То­гда я по­ду­мал: «Вот это про­фес­сия!» И как-то так по­лу­чи­лось, что я огля­нуть­ся не успел, а уже так же си­жу в крес­ле, ку­рю, пью ко­фе и раз­даю ре­жис­сёр­ские ко­ман­ды». Ещё во вре­мя учё­бы во ВГИКе у бу­ду­ще­го ре­жис­сё­ра по­яви­лась меч­та уехать в Одес­су. Он влю­бил­ся в этот го­род ещё до лич­но­го зна­ком­ства с ним. Меч­тал ра­бо­тать на Одес­ской ки­но­сту­дии. И его меч­та сбы­лась. Имен­но там Го­во­ру­хин снял свой де­бют­ный фильм «Вер­ти­каль», ко­то­рый сра­зу стал хи­том про­ка­та и от­крыл ши­ро­кой пуб­ли­ке Вла­ди­ми­ра Вы­соц­ко­го как автора-ис­пол­ни­те­ля. На Одес­ской же ки­но­сту­дии поз­же он сни­мет «Приключения То­ма Сой­е­ра и Гекль­бер­ри Фин­на», «Де­сять негри­тят» и, ко­неч­но, бес­смерт­ный се­ри­ал «Ме­сто встре­чи из­ме­нить нель­зя». А в 2014 г. он в чис­ле пер­вых 86 че­ло­век под­пи­сал от­кры­тое

РЕ­КЛА­МА

об­ра­ще­ние де­я­те­лей куль­ту­ры РФ в под­держ­ку по­ли­ти­ки Пре­зи­ден­та Рос­сии на Укра­ине и в Кры­му. Свой поступок он объ­яс­нил так: «Два­дцать лет я жил и ра­бо­тал в Одес­се, на Одес­ской ки­но­сту­дии, и хо­ро­шо знаю, что та­кое укра­ин­ский на­ци­о­на­лизм. На се­бе неод­но­крат­но ис­пы­ты­вал». И до­ба­вил в дру­гом интервью: «Одес­са… Я с брезг­ли­во­стью от­но­шусь к го­ро­ду. К го­ро­жа­нам, ко­то­рые поз­во­ли­ли сде­лать с со­бой та­кое. Та­кое невоз­мож­но бы­ло бы в Се­ва­сто­по­ле - там каж­дый бы взял те­сак, то­пор, ру­жьё». В от­вет участ­ни­ки одес­ско­го ев­ро­май­да­на уста­но­ви­ли на Одес­ской ки­но­сту­дии па­мят­ную дос­ку, на ко­то­рой Го­во­ру­хин пред­став­лен в ви­де скор­пи­о­на с го­ло­вой че­ло­ве­ка и труб­кой. И в интервью, и в сво­их филь­мах Го­во­ру­хин никогда не бо­ял­ся быть слиш­ком жёст­ким, непо­лит­кор­рект­ным.

Сня­тый им в 1999-м «Во­ро­ши­лов­ский стре­лок», по су­ти, вер­нул оте­че­ствен­но­му ки­но честь и до­сто­ин­ство, а об­ще­ству - уве­рен­ность в соб­ствен­ной мо­щи. Во вре­ме­на жут­ко­го упад­ка - и ки­но, и Рос­сии - глав­ный ге­рой кар­ти­ны в ис­пол­не­нии Ми­ха­и­ла Улья­но­ва дал нам всем по­нять, что при необ­хо­ди­мо­сти он мо­жет по­сто­ять не толь­ко за свою из­на­си­ло­ван­ную внуч­ку, но и за по­ру­ган­ную стра­ну. «Я сам пред­ста­ви­тель вла­сти, но и я оправ­ды­ваю ста­ри­ка, ре­шив­ше­го­ся на месть, - го­во­рил о сво­ём ки­но­хи­те Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич. - Это да­же не месть, а воз­мез­дие, ко­то­рое долж­но бы­ло со­вер­шить го­су­дар­ство. Ес­ли воз­мез­дие не на­сти­га­ет пре­ступ­ни­ков, лю­ди на­чи­на­ют жить по за­ко­нам джун­глей».

Ре­жис­сёр бо­лее 50 лет был счаст­лив во вто­ром бра­ке. Но его лич­ной бо­лью и тра­ге­ди­ей был сын Сер­гей от первой же­ны. Мно­го лет отец и сын прак­ти­че­ски не об­ща­лись. При­чи­ной на­тя­ну­тых от­но­ше­ний яко­бы бы­ли слиш­ком раз­ные взгля­ды на жизнь и ки­не­ма­то­граф. В 2011 г., ко­гда у сы­на слу­чил­ся ин­сульт и ста­ло яс­но, что он уми­ра­ет, Ста­ни­слав Сер­ге­е­вич пер­вым при­е­хал к нему в боль­ни­цу и оста­вал­ся с ним до кон­ца. Сын оста­вил ему тро­их вну­ков.

Свой по­след­ний фильм с сим­во­лич­ным на­зва­ни­ем «Ко­нец пре­крас­ной эпо­хи» Го­во­ру­хин снял три го­да на­зад. «Две мои по­след­ние ра­бо­ты я счи­таю пи­ком мо­ей ре­жис­сёр­ской ка­рье­ры, - го­во­рил ре­жис­сёр в од­ном из сво­их по­след­них интервью. - Боль­ше у ме­ня нет сил сни­мать. Да и для ко­го мне де­лать ки­но? Мой зри­тель в ки­но­те­ат­ры боль­ше не хо­дит, по­сколь­ку ему про­ти­вен хруст поп­кор­на. Грех так го­во­рить, но мне боль­ше неин­те­рес­но жить. Я ока­зал­ся в чу­жом ми­ре. Всё мень­ше тех, с кем мож­но по-че­ло­ве­че­ски по­го­во­рить, об­су­дить про­чи­тан­ную кни­гу. А во­об­ще я про­жил, мо­жет быть, и непра­виль­ную жизнь, но ка­кую-то ве­зу­чую. Да­же при со­вет­ской вла­сти, не бу­дучи чле­ном пар­тии, я сни­мал толь­ко то, что хо­тел. Ни­кто и никогда мне не ука­зы­вал, что де­лать. Так что, огля­ды­ва­ясь на­зад, мне грех жа­ло­вать­ся». Эпо­ха Го­во­ру­хи­на за­кон­чи­лась. Хо­чет­ся ве­рить, что для него она дей­стви­тель­но бы­ла в боль­шей степени пре­крас­ной…

ЕГО ПО­ЛИ­ТИ­ЧЕ­СКИЕ МЕ­ТА­НИЯ ОТЕЦ И СЫН

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.