НЕИСТОВЫЙ КЛИМЕНТ

От­кры­тие Ти­ми­ря­зе­ва по­да­ри­ло нам све­жие огур­цы зи­мой

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ИСТОРИЯ -

175 ЛЕТ НА­ЗАД, 3 ИЮНЯ 1843 Г., В СЕ­МЬЕ НА­ЧАЛЬ­НИ­КА ПЕ­ТЕР­БУРГ­СКО­ГО ТА­МО­ЖЕН­НО­ГО ОКРУ­ГА НА СВЕТ ПО­ЯВИЛ­СЯ СЫН. НАЗВАЛИ ЕГО КЛИМЕНТОМ. ФА­МИ­ЛИЯ ­ ТИМИРЯЗЕВ.

На этом ред­ком для рус­ско­го дво­рян­ства име­ни на­сто­я­ла его мать Аде­ла­и­да, в де­ви­че­стве ба­ро­нес­са Бо­де. Ма­лы­ша назвали в честь ан­глий­ско­го де­душ­ки - Кле­мен­са. Был у него и рус­ский де­душ­ка Бо­де - Лев Кар­ло­вич, обер-гоф­мей­стер Им­пе­ра­тор­ско­го дво­ра и стро­и­тель Боль­шо­го Крем­лёв­ско­го двор­ца.

Со сто­ро­ны па­пы Ар­ка­дия по ча­сти древ­но­сти и знат­но­сти фа­ми­лии то­же всё бы­ло в по­ряд­ке - Ти­ми­ря­зе­вы из­вест­ны с XIV в. и воз­во­ди­ли свой род к та­тар­ско­му кня­зю Те­мир-Га­зи.

ИТОГ ­ РЕ­ВО­ЛЮ­ЦИЯ?

Судь­ба от­прыс­ка двух по­чтен­ных ро­дов долж­на бы­ла сло­жить­ся оче­вид­ным об­ра­зом. Служ­ба и толь­ко служ­ба. Го­су­да­рю. Но вышло так, что бла­го­да­ря это­му но­во­рож­дён­но­му фа­ми­лия Ти­ми­ря­зе­вых про­сла­ви­ла всю Рос­сию. Бо­лее то­го, про­изо­шло это в весь­ма неожи­дан­ной для ари­сто­кра­тии от­рас­ли - бо­та­ни­ке, аг­ро­но­мии.

Впро­чем, отец пред­ре­кал ему го­раз­до бо­лее кру­той жиз­нен­ный по­во­рот. На во­прос «Ка­кую ка­рье­ру вы го­то­ви­те сво­им че­ты­рём сы­но­вьям?» Тимирязев-стар­ший от­ве­тил: «Со­шью пять си­них блуз, как у фран­цуз­ских ра­бо­чих, куп­лю пять ру­жей - и пой­дём с дру­ги­ми на Зим­ний дво­рец!» Де­ло бы­ло в 1848 г. В Ев­ро­пе по­все­мест­но вспы­хи­ва­ли ре­во­лю­ции. Шу­точ­ка мог­ла до­ро­го сто­ить стат­ско­му со­вет­ни­ку. Но ока­за­лась от­ча­сти про­ро­че­ской. Климент дей­стви­тель­но со­вер­шил ре­во­лю­цию - в изу­че­нии фи­зио­ло­гии рас­те­ний.

В 1903 г. он был удо­сто­ен Кру­ни­ан­ской лек­ции - са­мой пре­стиж­ной ми­ро­вой на­гра­ды в об­ла­сти био­ло­гии. Свою речь он на­чал так: «Ко­гда Гул­ли­вер в пер­вый раз осмат­ри­вал ака­де­мию в Ла­га­до, ему бро­сил­ся в гла­за че­ло­век, уста­вив­ший гла­за на огу­рец, за­па­ян­ный в стек­лян­ном со­су­де. Ока­за­лось, что уже во­семь лет, как он по­гру­жён в со­зер­ца­ние это­го пред­ме­та в на­деж­де раз­ре­шить Климент Тимирязев - про­фес­сор Мос­ков­ско­го уни­вер­си­те­та - на ка­фед­ре ана­то­мии и фи­зио­ло­гии рас­те­ний. 1890-е гг. за­да­чу улав­ли­ва­ния сол­неч­ных лу­чей и их даль­ней­ше­го при­ме­не­ния. Я - имен­но та­кой чу­дак. Бо­лее 35 лет провёл я, уста­вив­шись на зе­лё­ный лист в стек­лян­ной труб­ке, ло­мая го­ло­ву над раз­ре­ше­ни­ем во­про­са о за­па­са­нии впрок сол­неч­ных лу­чей…»

ВОЗ­ДУХ ЗА 2500 РУБ­ЛЕЙ

Ти­ми­ря­зе­ву этот во­прос ре­шить уда­лось. Фо­то­син­тез. Пре­вра­ще­ние энер­гии сол­неч­но­го лу­ча в жиз­нен­ную энер­гию рас­те­ний. Гру­бо го­во­ря, он до­ка­зал и по­ка­зал, что нежи­вое мо­жет ста­но­вить­ся жи­вым. Что во­да, воз­дух и свет кормят растения, те кормят жи­вот­ных, и все вме­сте - че­ло­ве­ка. Этой ра­бо­той Тимирязев ре­шил важ­ней­шие про­бле­мы био­ло­гии, фи­зи­ки и хи­мии. И вы­вел есте­ство­зна­ние на прин­ци­пи­аль­но иной уро­вень. Бо­лее то­го, ему уда­лось сде­лать рус­скую на­у­ку мод­ной - ком­мер­че­ские ти­ра­жи кни­ги «Жизнь растения» на ру­бе­же XIX-XX вв. в Ан­глии бы­ли со­по­ста­ви­мы с ти­ра­жа­ми та­мош­не­го клас­си­ка Чарль­за Дик­кен­са.

Ре­цеп­та сво­ей уда­чи он не скры­вал: «С пер­вых же ша­гов сво­ей ум­ствен­ной де­я­тель­но­сти я по­ста­вил се­бе две па­рал­лель­ные за­да­чи: ра­бо­тать для на­у­ки и пи­сать для на­ро­да, то есть по­пу­ляр­но». Для по­пу­ля­ри­за­ции Тимирязев ис­поль­зо­вал лю­бые при­ё­мы. Сво­им сту­ден­там он за­пом­нил­ся как длин­ный су­хо­па­рый дядь­ка, вле­та­ю­щий в ауди­то­рию с ар­бу­зом: «Эта яго­да име­ет круп­ные клет­ки, их мож­но уви­деть нево­ору­жён­ным гла­зом!» Ар­буз ре­за­ли на кус­ки, пус­ка­ли по ря­дам, рас­смат­ри­ва­ли, а по­сле, ко все­об­ще­му удо­воль­ствию, съе­да­ли. Го­во­ря о хи­ми­че­ском со­ста­ве воз­ду­ха, за­хо­дил с ко­зы­рей: «Ес­ли спро­сить, что сто­ит воз­дух этой за­лы, то, ко­неч­но, вся­кий от­ве­тил бы: ни­че­го. А меж­ду тем ока­зы­ва­ет­ся, что его азот, пре­вра­щён­ный в се­лит­ру, пред­став­лял бы цен­ность в 2500 руб­лей!»

Это за­по­ми­на­лось. Это нра­ви­лось. Тимирязев боль­ше по­хо­дил на од­но­го из пер­со­на­жей са­мо­го по­пу­ляр­но­го пи­са­те­ля тех лет - Жю­ля Вер­на. Ум­ный, сме­лый, иро­нич­ный, а глав­ное - мастер сво­е­го де­ла: хоть на го­лой ска­ле по­сре­ди мо­ря, во­ору­жён­ный од­ной на­у­кой, из ни­че­го сде­ла­ет всё, а по­том и всё осталь­ное то­же.

«БЕСПОЧВЕННЫЙ» МЕЧТАТЕЛЬ

Нечто по­доб­ное Тимирязев дей­стви­тель­но сде­лал ещё в 1872 г. Ве­ге­та­ци­он­ный до­мик. Стек­лян­ный па­ви­льон, внут­ри - растения в ба­ноч­ках с вод­ным пи­та­тель­ным рас­тво­ром. Солнце. И всё! А растения зе­ле­не­ют, цве­тут, пло­до­но­сят. При­чём круг­лый год. Сей­час это на­зы­ва­ет­ся гид­ро­пон­ным ме­то­дом. То­гда же это бы­ло прак­ти­че­ским до­ка­за­тель­ством той са­мой идеи фо­то­син­те­за. Но на Нижегородской выставке изоб­ре­те­ние про­из­ве­ло фу­рор ре­ли­ги­оз­но-по­ли­ти­че­ско­го ха­рак­те­ра. По­до­зри­тель­ным кри­ти­кам по­ка­за­лось, что Тимирязев по­ку­ша­ет­ся на ос­но­ву ос­нов - зе­мель­ный во­прос. Что же это по­лу­ча­ет­ся - рас­тить хлеб без зем­ли?! Ес­ли даль­ше так пой­дёт, то с кре­стья­на­ми не со­вла­да­ешь! Дру­гие за­ме­ти­ли идео­ло­ги­че­ский под­рыв: «Про­фес­сор Тимирязев на ка­зён­ный счёт из­го­ня­ет Бо­га из при­ро­ды!»

Тре­ния с вла­стя­ми со­про­вож­да­ли его всю жизнь. Но на эти ослож­не­ния Тимирязев ре­а­ги­ро­вал на­смеш­ли­во. Ска­жем, ко­гда его, уже учё­но­го с мировым име­нем, по по­ли­ти­че­ским при­чи­нам по­про­си­ли из уни­вер­си­те­та, он съяз­вил: «В ны­неш­нем, 1911 го­ду я мо­гу праздновать свое­об­раз­ный юбилей. 50 лет на­зад я был вы­нуж­ден по­ки­нуть Петербургский уни­вер­си­тет как сту­дент, в на­сто­я­щем - вы­нуж­ден уй­ти из Мос­ков­ско­го как про­фес­сор».

Ехид­ство ни­ку­да не де­лось, да­же ко­гда к вла­сти при­шли его еди­но­мыш­лен­ни­ки, боль­ше­ви­ки. В 1919 г. он под­ко­лол са­мо­го Ле­ни­на, за­чис­лив то­го по ча­сти изу­че­ния Марк­са в мо­ло­ко­со­сы: «С «Ка­пи­та­лом» я озна­ко­мил­ся од­ним из пер­вых в Рос­сии. Это бы­ло так давно, что Вла­ди­мир Ильич то­гда ещё не ро­дил­ся».

Оспо­рить это бы­ло невоз­мож­но, по­сколь­ку Тимирязев все­гда го­во­рил толь­ко прав­ду, а оши­бал­ся крайне ред­ко. Раз­ве что фра­зу «Ра­бо­тать для на­у­ки, пи­сать для на­ро­да» мож­но под­пра­вить. По фак­ту вышло, что ра­бо­тал он и для на­ро­да то­же. Об этом на­до пом­нить, ко­гда за­ку­сы­ва­ешь зи­мой све­жим огур­чи­ком или по­ми­дор­кой. Они вы­ра­ще­ны с по­мо­щью гид­ро­пон­но­го ме­то­да - то­го са­мо­го, что при­ду­мал и внед­рял че­ло­век по про­зви­щу Неистовый Климент.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.