НЕЛЕГАЛЬНЫЙ АВАНТЮРИСТ

Де­тек­тив о том, как со­вет­ские разведчики до­бы­ва­ли сек­ре­ты атом­ной бом­бы США и ан­глий­ско­го фло­та

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

65 ЛЕТ НАЗАД РЯ­ДЫ НЕЛЕГАЛЬНОЙ РАЗ­ВЕД­КИ ПО­ПОЛ­НИЛ НО­ВЫЙ СОТРУДНИК С КОДОВЫМ ИМЕНЕМ БЕН. СПЕЦСЛУЖБЫ

Успеш­но до­бы­вать он мог не толь­ко го­су­дар­ствен­ные сек­ре­ты, но и… день­ги. Од­на­ко стал жерт­вой пре­да­тель­ства, уго­дил в бри­тан­скую тюрь­му и был от-пу­щен че­рез три го­да вза­мен анг-лий­ско­го шпи­о­на Гре­вил­ла Вин­на, аре­сто­ван­но­го ра­нее в Москве. Сце­на об­ме­на бы­ла вос­про­из­ве­де-на в куль­то­вом со­вет­ском филь-ме «Мёрт­вый се­зон», где глав­но-го ге­роя, Бе­на, сыг­рал До­на­тас Ба­ни­о­нис. Как ан­глий­ский мил­ли­о­нер ока­зал­ся рус­ским раз­вед­чи­ком, рас­ска­зы­ва­ет пи­са­тель и ис­то­рик спец­служб, под­пол­ков­ник контр­раз­вед­ки КГБ Игорь Ата­ма­нен­ко. его фа­ми­лия ис­чез­ла из всех спра­воч­ни­ков, как буд­то и не бы­ло ни­ко­гда та­ко­го че­ло­ве­ка. Вме­сто него по­явил­ся Бен.

«Мне по­вез­ло с мо­им пер­вым ше­фом. Ме­ня на­пра­ви­ли в США к Ру­доль­фу Ива­но­ви­чу Абе­лю, да ещё и его за­ме­сти­те­лем, – вспо­ми­нал Ко­нон Тро­фи­мо­вич. – От него я по­черп­нул то, че­го не услы­шишь от пре­по­да­ва­те­лей раз­вед­школ. Сре­ди про­блем, ко­то­рые при­хо­ди­лось ре­шать неле­га­лу, бы­ла од­на весь­ма де­ли­кат­ная – секс. Ведь раз­вед­чик ви­дел свою же­ну от си­лы па­ру раз в год, а ему 30–40 лет! Воз­дер­жи­вать­ся и на­ро­чи­то не за­ме­чать жен­щин? Сна­ча­ла при­вле­чёт вни­ма­ние (не­уже­ли го­мо­сек­су­а­лист?), по­том вы­зо­вет от­чуж­де­ние. Поль­зо­вать­ся услу­га­ми «де­во­чек по вы­зо­ву»? Ве­лик риск на­рвать­ся на су­те­нё­ров-рэ­ке­ти­ров. Абель ре­шал сек­су­аль­ные проблемы по од­ной схе­ме. Вы­би­рал раз­ве­дён­ных жен­щин, разо­ча­ро­вав­ших­ся в бра­ке, го­то­вых до­воль­ство­вать­ся ма­лым – недо­ро­гие по­дар­ки, ужин в де­шё­вом ре­сто­ране. И не бо­лее двух встреч. «Нет ни­ка­кой га­ран­тии, что по­сле тре­тьей встре­чи она в те­бя не влю­бит­ся, – объ­яс­нял мне Абель. – И мо­жет вы­пу­стить за то­бой «хвост» – част­ных де­тек­ти­вов, что­бы удо­сто­ве­рить­ся, пра­виль­ный ли вы­бор сде­ла­ла. А част­ные детективы на За­па­де – сплошь бывшие со­труд­ни­ки спец­служб. Так что по­след­ствия непред­ска­зу­е­мы. Ес­ли по­чув­ству­ешь, что влю­бил­ся по уши, кон­чай или с нелегальной раз­вед­кой, или с лю­бо­вью. Она те­бя ни­ко­гда не пой­мёт. В худ­шем слу­чае по­бе­жит в от­де­ле­ние по­ли­ции. А ес­ли о тво­ей безум­ной люб­ви ста­нет из­вест­но цен­тру, те­бя по­счи­та­ют по­тен­ци­аль­ным из­мен­ни­ком. За­мкну­тый круг ты смо­жешь разо­рвать, толь­ко пу­стив се­бе пу­лю в ви­сок…»

Аме­ри­кан­ский этап раз­ве­ды­ва­тель­ной жиз­ни Бе­на быст­ро за­кон­чил­ся. На­чи­нал­ся но­вый, ко­то­рый он сам по­том на­зо­вёт пе­ри­о­дом двух Т – три­ум­фаль­но-тра­ги­че­ским.

В 1954 г. в Ка­на­де Бен в ре­зуль­та­те мно­го­хо­до­вой опе­ра­ции об­за­вёл­ся до­ку­мен­та­ми на имя Гор­до­на Лон­сдей­ла и от­пра­вил­ся в Ан­глию, в Порт­ленд. Там на­хо­дил­ся под­вод­ный ис­сле­до­ва­тель­ский центр ВМС Ве­ли­ко­бри­та­нии, где про­ек­ти­ро­ва­лись атом­ные под­лод­ки. Москва по­ла­га­ла, что в ла­бо­ра­то­ри­ях цен­тра ве­лась раз­ра­бот­ка но­вых ви­дов атом­но­го ору­жия. Пол­ков­ник Мо­ло­дый ра­зум­но ре­шил, что биз­нес ста­нет иде­аль­ным прикрытием, к то­му же даст от­лич­ные свя­зи. Он начал с про­да­жи тор­го­вых ав­то­ма­тов. По­на­ча­лу тер­пел убыт­ки, но быст­ро осво­ил­ся и стал по­лу­чать при­лич­ные день­ги. Вско­ре его фир­ма за­па­тен­то­ва­ла первую в ми­ре ав­то­сиг­на­ли­за­цию, ко­то­рая по­лу­чи­ла зо­ло­тую ме­даль на вы­став­ке в Брюс­се­ле. Но­вин­ка разо­шлась в Ев­ро­пе как го­ря­чие пи­рож­ки. Лон­сдейл по­лу­чил от ко­ро­ле­вы зва­ние сэ­ра, ку­пил ши­кар­ную вил­лу, в его га­ра­же сто­я­ло несколько до­ро­гих ма­шин. Он вёл са­мую рос­кош­ную жизнь в Лон­доне. Но и о де­ле не за­бы­вал. На связь Бе­ну был пе­ре­дан агент Гар­ри Ха­у­тон, за­вер­бо­ван­ный КГБ ещё в 1951 г., когда ра­бо­тал шиф­ро­валь­щи­ком по­соль­ства Ве­ли­ко­бри­та­нии в Вар­ша­ве. А когда его ото­зва­ли в Ан­глию, он пе­ре­шёл в де­пар­та­мент по ра­бо­те с пер­со­на­лом цен­тра ВМС в Порт­лен­де. Вер­бов­ку на­ши разведчики про­во­ди­ли под «чу­жим фла­гом», и Ха­у­тон был уве­рен, что ра­бо­та­ет на аме­ри­кан­цев. К сбо­ру ин­фор­ма­ции Ха­у­тон при­влёк свою по­друж­ку, све­то­ко­пи­ро­валь­щи­цу Этель Джи, имев­шую до­ступ ко всем сек­рет­ным ма­те­ри­а­лам цен­тра.

Сре­ди бой­цов ре­зи­ден­ту­ры Бе­на в Ан­глии бы­ли су­пру­ги Ко­эн, до это­го то­же ра­бо­тав­шие в США. По­ка Мор­рис Ко­эн во­е­вал в со­ста­ве аме­ри­кан­ской ар­мии Ге­рой До­на­та­са Ба­ни­о­ни­са в филь­ме «Мёрт­вый се­зон».

в Ев­ро­пе, его су­пру­га Ло­на активно со­труд­ни­ча­ла с со­вет­ской раз­вед­кой. На­сколь­ко кре­а­тив­но и эф­фек­тив­но, го­во­рит хо­тя бы та­кой факт.

В 1943 г. со­вет­ско­му пра­ви­тель­ству ста­ло из­вест­но о раз­ра­бот­ке в США ядер­ной бом­бы. Лос-Ала­мос, где рас­по­ла­гал­ся сверх­сек­рет­ный ядер­ный центр, был стро­го за­кры­тым го­род­ком. Со­труд­ни­ки име­ли пра­во по­ки­дать его в вос­кре­се­нье. Как за­брать ма­те­ри­а­лы, под­го­тов­лен­ные ис­точ­ни­ком? У ньюй­орк­ско­го вра­ча Ло­на по­лу­чи­ла на­прав­ле­ние на ле­че­ние лё­гоч­но­го за­бо­ле­ва­ния на ку­рор­те Аль­бу­кер­ке, непо­да­лё­ку от Лос-Ала­мо­са. Кон­такт был за­пла­ни­ро­ван у хра­ма в цен­тре го­ро­да. Прав­да, тут Лоне при­шлось из­ряд­но по­вол­но­вать­ся. Ис­точ­ник по­явил­ся толь­ко на чет­вёр­тое вос­кре­се­нье – пе­ре­пу­тал да­ту встре­чи. На вок­за­ле в Аль­бу­кер­ке – ещё од­но ис­пы­та­ние. Со­труд­ни­ки ФБР на­ча­ли то­таль­ную про­вер­ку пас­са­жи­ров. Ло­на не рас­те­ря­лась. Она гро­мо­глас­но за­яви­ла, что боль­на грип­пом, до­ста­ла ко­роб­ку с бу­маж­ны­ми сал­фет­ка­ми, где бы­ли спря­та­ны сек­рет­ные документы, и, бес­пре­стан­но каш­ляя, на­ча­ла до­ста­вать сал­фет­ки, что­бы вы­те­реть ими ли­цо. Когда оче­редь до­шла до неё, Ло­на су­ну­ла ко­роб­ку в ру­ки фэб­э­эров­цу и ста­ла рыть­ся в су­моч­ке в по­ис­ках би­ле­та. Ра­зу­ме­ет­ся, би­лет был найден, когда раз­дал­ся сиг­нал об от­прав­ле­нии по­ез­да. Фэб­э­эро­вец об­лег­чён­но вздох­нул, пред­вку­шая из­бав­ле­ние от грип­поз­ной пас­са­жир­ки, су­нул ей в ру­ки ко­роб­ку, так и не до­смот­рев её. И да­же по­мог плу­тов­ке под­нять­ся в ва­гон! Че­рез 2 дня цен­ней­шие све­де­ния до­стиг­ли ад­ре­са­та в Москве… С 1955 по 1960 г. раз­вед­груп­па Бе­на по­ста­ви­ла в Моск­ву та­кой объ­ём ин­фор­ма­ции, что на Лу­бян­ке зна­ли о под­вод­ном фло­те Ве­ли­ко­бри­та­нии боль­ше, чем НАТО и ко­ро­ле­ва Ели­за­ве­та II, вме­сте взя­тые.

Про­вал Бе­на – на сче­ту на­чаль­ни­ка ан­глий­ско­го от­де­ла поль­ской служ­бы без­опас­но­сти пол­ков­ни­ка Ми­ха­и­ла Го­ле­нев­ско­го. В 1958 г. он пред­ло­жил свои услу­ги спец­служ­би­стам НАТО. Но не ан­гли­ча­нам – жмо­ты! – а аме­ри­кан­цам. Он со­об­щил, что в 1951 г. нена­вист­ные ему рус­ские ви­лись, буд­то рой пчёл, во­круг ко­ман­ди­ро­ван­но­го в Поль­шу ан­гли­ча­ни­на. Аме­ри­кан­цы пе­ре­да­ли све­де­ния в МИ5, бри­тан­скую контр­раз­вед­ку. Вес­ной 1960-го ан­гли­чане вы­шли на Ха­у­то­на, а че­рез него – на Бе­на и Ко­энов.

Бе­на аре­сто­ва­ли 7 января 1961 г. во вре­мя кон­спи­ра­тив­ной встре­чи с Ха­у­то­ном и Этель Джи – те пе­ре­да­ва­ли ему оче­ред­ную пор­цию сек­рет­ных до­ку­мен­тов. На сле­ду­ю­щий день взяли Ко­энов. Про­цесс в Цен­траль­ном уго­лов­ном су­де Олд-Бей­ли, по­лу­чив­ший в СМИ на­зва­ние «Ко­ро­ле­ва Ве­ли­ко­бри­та­нии про­тив Гор­до­на Лон­сдей­ла», на­чал­ся 13 мар­та 1961 г. и длил­ся 10 дней. Ан­гли­чане так и не смог­ли вый­ти на дру­гих аген­тов ре­зи­ден­ту­ры Бе­на и иден­ти­фи­ци­ро­вать лич­но­сти под­су­ди­мых. Зна­ме­на­тель­ную фра­зу про­из­нёс су­перин­тен­дант суда Смит: «Нам не удалось уста­но­вить лич­ность Лон­сдей­ла… но, по-мо­е­му, он рус­ский. Ка­д­ро­вый рус­ский раз­вед­чик».

Бе­на при­го­во­ри­ли к 25 го­дам тюрьмы, Ко­энов – к 20, Ха­у­то­на и Джи – к 15… В 1964 г. Лон­сдей­ла об­ме­ня­ли на ан­глий­ско­го раз­вед­чи­ка Гре­вил­ла Вин­на. А Ко­энов в 1969-м – на аген­та спец­служб Дже­раль­да Бру­ка и двух бри­тан­цев, от­бы­вав­ших в СССР на­ка­за­ние за кон­тра­бан­ду нар­ко­ти­ков.

По воз­вра­ще­нии в Моск­ву Мо­ло­дый по­лу­чил ор­ден Крас­но­го Зна­ме­ни, 3-ком­нат­ную квар­ти­ру, «Вол­гу» и небы­ва­лую по тем вре­ме­нам пен­сию в 400 руб­лей.

Ко­нон Мо­ло­дый и Ру­дольф Абель, 1960-е гг.

Ко­нон на фрон­те, ко­нец 1943 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.