«МНЕ СКАЖУТ, ЧТО ПРОДАЛСЯ ЗА НЕФТЬ»

Пре­зи­дент Лукашенко – об объ­еди­не­нии с Рос­си­ей и убыт­ках от дей­ствий Моск­вы

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Игорь АЛЕКСАНДРОВ

В МИНУВШУЮ ПЯТ­НИ­ЦУ ПРЕ­ЗИ­ДЕНТ БЕЛАРУСИ АЛЕК­САНДР ЛУКАШЕНКО ВСТРЕТИЛСЯ С РОССИЙСКИМИ ЖУРНАЛИСТАМИ. ВСЕ­ГО ПРИЕХАЛО ЧЕ­ЛО­ВЕК 80 ИЗ 44 РЕ­ГИ­О­НОВ. ВСТРЕ­ЧА ПРОДОЛЖАЛАСЬ 4 ЧА­СА. СО­СЕ­ДИ

«При­хо­ди­лось слышать, что за вре­мя неза­ви­си­мо­сти рос­си­яне нам яко­бы аж 100 млрд долл. от­ва­ли­ли. Да бе­ло­ру­сы по­да­ви­лись бы, ес­ли б бы­ло так», – со­об­щил Лукашенко «для за­трав­ки». И в аль­ней­шем не осо­бо стес­нял­ся об­раз­ных вы­ра­же­ний. вы­пол­не­ния до­стиг­ну­тых ра­нее до­го­во­рён­но­стей». И тут же спро­сил: «А го­то­ва ли Рос­сия се­го­дня при­нять Бе­ла­русь? Шесть на­ших об­ла­стей? И как на это по­смот­рят у нас, у вас, как от­не­сёт­ся меж­ду­на­род­ная об­ще­ствен­ность?! А мне во­об­ще скажут, что продался за нефть».

Бать­ка ещё дол­го го­ря­чил­ся и был вро­де бы убе­ди­те­лен, но вско­ре из Моск­вы по­сле­до­вал от­вет. Пресс-сек­ре­тарь Пре­зи­ден­та РФ Дмит­рий Пес­ков со­об­щил, что Минск в Москве по-преж­не­му рас­смат­ри­ва­ют как «со­юз­ни­ка с боль­шой бук­вы», во­прос объ­еди­не­ния Рос­сии и Беларуси в од­но го­су­дар­ство с пре­зи­ден­том Пу­ти­ным во гла­ве да­же не об­суж­дал­ся, а все во­про­сы даль­ней­шей ин­те­гра­ции преду­смот­ре­ны до­го­во­ром о Со­юз­ном го­су­дар­стве, и ни­че­го но­во­го с тех пор не при­ду­ма­но.

Глав­ным пре­пят­стви­ем в от­но­ше­ни­ях РФ и Беларуси Лукашенко счи­та­ет вве­де­ние на­ло­го­во­го ма­нев­ра. «Разрушается ос­но­ва на­ше­го со­ю­за, в ко­то­рый вы нас зва­ли. В та­кой со­юз мы бы не по­шли, – со­кру­шал­ся он. И по­яс­нил: – Ес­ли мы не до­го­во­рим­ся, то этот на­ло­го­вый ма­невр на нас бу­дет ид­ти по­сте­пен­но с 2019 по 2024 г. В 2019 г. мы мо­жем по­те­рять 400–500 млн долл. Да, это при­лич­ные день­ги, но не ка­та­стро­фа для стра­ны. Про­сто мы бу­дем вы­нуж­де­ны пе­ре­фор­ма­ти­ро­вать в ка­кой­то сте­пе­ни нашу внут­рен­нюю, внеш­нюю по­ли­ти­ку».

Как по­яс­ни­ли поз­же в Москве, пе­ре­го­во­ры по по­во­ду ком­пен­са­ции по­терь от на­ло­го­во­го ма­нев­ра и ски­док на газ дей­стви­тель­но бы­ли фак­ти­че­ски со­рва­ны: ви­це-пре­мьер РФ Дмит­рий Ко­зак от­ка­зал­ся об­суж­дать эти во­про­сы с бе­ло­рус­ской де­ле­га­ци­ей. «Рос­сий­ская сто­ро­на вы­дви­га­ет две па­ра­диг­мы. Пер­вая – это упразд­не­ние раз­лич­ных се­рых или про­сто кон­тра­банд­ных схем, ко­то­рые использует Бе­ла­русь и ко­то­рые бьют по рос­сий­ско­му бюд­же­ту. Вто­рая – пол­но­цен­ная эко­но­ми­че­ская ин­те­гра­ция. Но есть ещё и об­щая внеш­не­по­ли­ти­че­ская пло­щад­ка. На­при­мер, ес­ли мы Со­юз­ное го­су­дар­ство, то невоз­мож­но, что­бы од­на его часть при­вет­ство­ва­ла при­со­еди­не­ние Кры­ма, а вто­рая – нет. Есть и дру­гие про­бле­мы. Ес­ли бы мы чув­ство­ва­ли ло­коть на­ше­го со­юз­ни­ка, на внеш­ней арене во­про­сов воз­ни­ка­ло бы мень­ше. Лукашенко об этом не раз го­во­ри­ли, но тот ре­а­ги­ру­ет бо­лез­нен­но», – объ­яс­нил по­зи­цию Моск­вы по­ли­то­лог Ан­дрей Суз­даль­цев.

Тем не ме­нее боль­шие на­деж­ды бе­ло­рус­ский пре­зи­дент воз­ла­га­ет на встре­чу с Пу­ти­ным. Она на­ме­че­на на 25 де­каб­ря.

Бы­ли и дру­гие ин­те­рес­ные во­про­сы. На­при­мер, о воз­мож­но­сти вво­да бе­ло­рус­ских войск в Донбасс. «Ес­ли бы вам пред­ло­жи­ли…» – на­чал во­прос жур­на­лист. «Так это мы и пред­ло­жи­ли, а не нам, – напомнил Лукашенко. – Я го­тов был как глав­но­ко­ман­ду­ю­щий от­дать рас­по­ря­же­ние вве­сти ту­да, ку­да до­го­во­рят­ся Пу­тин и Порошенко. Пер­вы­ми от­ве­ти­ли укра­ин­цы: нам это­го не на­до. А рос­си­яне в от­вет про­мол­ча­ли».

На во­прос о ве­ро­ят­но­сти от­ме­ны в Беларуси смерт­ной каз­ни Лукашенко рас­ска­зал, что недав­но, ещё до ре­ше­ния су­да, ему при­нес­ли ма­те­ри­а­лы де­ла об убий­стве с осо­бой же­сто­ко­стью 8-ме­сяч­ной де­воч­ки, ко­то­рой на­нес­ли 28 ран и от­ре­за­ли го­ло­ву. «У ме­ня кровь сты­нет от та­ких зверств, – ска­зал пре­зи­дент РБ. – Смерт­ная казнь – это во­ля на­ро­да. Я об­щал­ся по это­му по­во­ду со мно­ги­ми за­пад­ны­ми по­ли­ти­ка­ми, они при­зна­ют, что ес­ли бы в Ев­ро­пе про­шёл ре­фе­рен­дум, 2/3 бы­ли бы за неё. Я го­во­рю: «Значит, вы про­тив во­ли на­ро­да?». Они мнут­ся: «Это во­прос не для на­ро­да». Раз­ве это не ли­це­ме­рие?» А что ка­са­ет­ся кри­ти­ки в СМИ, по при­зна­нию Лукашенко, не ре­а­ги­ро­вать на неё его на­учил пре­зи­дент Ель­цин. «Рань­ше я ре­а­ги­ро­вал на каж­дый скрип пе­ра. И од­на­жды у ме­ня со­сто­ял­ся раз­го­вор с Бо­ри­сом Ни­ко­ла­е­ви­чем. Он един­ствен­ный, с ко­то­рым я мог вы­пить. «Бо­рис Ни­ко­ла­е­вич, ну что это та­кое? Это же неправ­да!» Он уди­вил­ся: «Ты что, га­зе­ты чи­та­ешь и те­ле­ви­зор смот­ришь? Те­бе что, де­лать нече­го?!» Я то­гда за­ду­мал­ся, – вспом­нил Лукашенко и до­ба­вил: – Ес­ли бы я на всё так ре­а­ги­ро­вал, ме­ня бы дав­но на клад­би­ще от­нес­ли».

Алек­сандр Лукашенко и его пресс-сек­ре­тарь На­та­лья Эй­смонт, ве­ду­щая пресс-кон­фе­рен­цию.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.