НАНАЙСКАЯ КАР­ТА

Ак­ти­вист и за­щит­ник прав ко­рен­ных на­ро­дов рас­ска­зал о сво­ём жиз­нен­ном кре­до

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Макс МОЛОТОВ

С ЭТИМ ЧЕ­ЛО­ВЕ­КОМ МОЖ­НО ГО­ВО­РИТЬ О ЧЁМ УГОД­НО ­ ОТ КАР­ТОЧ­НЫХ ФОКУСОВ ДО ЧЁР­НЫХ ДЫР КОС­МО­СА. НО ЕГО НА­СТО­Я­ЩЕЙ ПЛАМЕННОЙ СТРАСТЬЮ БЫ­ЛА И ОСТА­ЁТ­СЯ СУДЬ­БА КО­РЕН­НЫХ МАЛОЧИСЛЕН­НЫХ НА­РО­ДОВ АМУРА, К КО­ТО­РЫМ ОН И САМ ПРИ­НАД­ЛЕ­ЖИТ.

Об этом и не толь­ко мы го­во­рим с се­го­дняш­ним го­стем ре­дак­ции эт­но­ак­ти­ви­стом и пра­во­за­щит­ни­ком Лео­ни­дом СУНГОРКИНЫ­М.

АБОРИГЕН

- Лео­нид, от­ку­да у те­бя та­кой жгу­чий ин­те­рес к або­ри­ге­нам Амура?

- Де­ло в том, что я сам - на­на­ец. Так у ме­ня в пас­пор­те за­пи­са­но и в во­ен­ном би­ле­те. Отец был рус­ский, он дал мне фа­ми­лию и круп­ное те­ло­сло­же­ние. А ма­ма - на­най­ка. От неё мне до­ста­лись внеш­ность и осо­бый, «або­ри­ген­ский» взгляд на мир, лю­дей и жизнь. Я гор­жусь обе­и­ми по­ло­ви­на­ми мо­е­го ге­не­ти­че­ско­го ко­да.

- В Ха­ба­ров­ске у те­бя вполне сло­жив­ша­я­ся ре­пу­та­ция непри­ми­ри­мо­го бор­ца за пра­ва малочислен­ных на­ро­дов. Мно­гие считают те­бя на­сто­я­щим ду­хов­ным и об­ще­ствен­ным ли­де­ром або­ри­ге­нов. Рас­ска­жи, как ста­но­вят­ся во­ждя­ми?

- Я все­гда знал, что мой на­род - на­най­цы и дру­гие або­ри­ге­ны Амура жи­вут в ат­мо­сфе­ре неко­е­го со­ци­аль­но­го неве­же­ства. Не пре­по­да­ют­ся на­ци­о­наль­ные язы­ки, не под­дер­жи­ва­ют­ся тра­ди­ции, ухо­дят в небы­тие ис­кон­ные про­мыс­лы, раз­ру­ша­ют­ся се­мей­ные и ро­до­вые свя­зи. Ма­ло­чис­лен­ные на­ро­ды всё боль­ше ощу­ща­ют се­бя как ис­то­ри­че­скую слу­чай­ность на род­ной зем­ле. В 2009 го­ду я вме­сте с несколь­ки­ми еди­но­мыш­лен­ни­ка­ми об­ра­зо­вал на­ци­о­наль­ную об­щи­ну. На

ПРО­СВЕ­ТИ­ТЕЛЬ

- Ле­нин то­же так на­чи­нал с вы­пус­ка га­зе­ты…

- Ре­во­лю­ция - не наш путь. Або­ри­ге­ны ни в ко­ем слу­чае не от­де­ля­ют се­бя от рос­си­ян. На­най­цы, удэ­гей­цы, уль­чи и все осталь­ные уже дав­но встро­е­ны в со­вре­мен­ное общество. При­зы­вы «воз­вра­щай­тесь к кор­ням» не озна­ча­ют хва­тать ко­пья и сту­чать в бу­бен лун­ной но­чью. Речь идёт о ду­хов­ных кор­нях. Не за­бы­вать, кто мы ро­дом, не пре­да­вать за­бве­нию язык, не те­рять тра­ди­ци­он­ные про­мыс­лы. Ни­ка­ко­го на­си­лия, толь­ко вос­пи­та­ние и про­све­ще­ние. «Ве­ли­кая нанайская ре­во­лю­ция» - да­же зву­чит как-то по­до­зри­тель­но.

- При этом во власть ты по­пасть всё же стре­мишь­ся?

- Ни я, ни мои со­рат­ни­ки ста­но­вить­ся чи­нов­ни­ка­ми не де­ла­е­те для со­хра­не­ния куль­ту­ры або­ри­ге­нов, ка­кие прак­ти­че­ские ша­ги?

- Ру­ки свя­за­ны со­тво­рить что­то по-на­сто­я­ще­му мас­штаб­ное - на нас ли­бо не об­ра­ща­ют вни­ма­ния, ли­бо «во­ло­ки­тят» лю­бую ини­ци­а­ти­ву. Но кое-что всё же по­лу­ча­ет­ся. На­при­мер, мы со­зда­ли на­ци­о­наль­ный те­атр «Бу­ри». Его ху­до­же­ствен­ный ру­ко­во­ди­тель Ве­ра Со­ло­вьё­ва при­вле­ка­ет к ак­тёр­ской иг­ре ха­ба­ров­скую мо­ло­дёжь из чис­ла сту­ден­тов пред­ста­ви­те­лей малочислен­ных на­ро­дов. Ре­бя­та рвут­ся на ре­пе­ти­ции, пол­но­стью вы­кла­ды­ва­ют­ся на спек­так­лях. К со­жа­ле­нию, ни­кто не ока­зы­ва­ет ни­ка­кой по­мо­щи, вы­ез­жа­ем на го­лом эн­ту­зи­аз­ме и мо­ло­дом за­до­ре.

- Как мо­ло­дёжь вос­при­ни­ма­ет «воз­вра­ще­ние к ис­то­кам» че­рез ис­кус­ство?

- Очень по­ло­жи­тель­но. В кон­це мар­та мы про­ве­ли в ха­ба­ров­ском тех­но­ло­ги­че­ском кол­ле­дже фе­сти­валь «Тропа Дер­су». Де­ла­ли сце­ни­че­ские по­ста­нов­ки на­най­ских ска­зок. Был ажи­о­таж и ан­шлаг. Сту­ден­ты, рож­дён­ные в се­мьях або­ри­ге­нов, жив­шие в на­ци­о­наль­ных по­сёл­ках, ока­зы­ва­ет­ся, не зна­ют ге­ро­ев фольк­ло­ра, сю­же­тов ска­за­ний, ге­ро­ев и пра­щу­ров сво­их ро­дов. Они уже как бы вне куль­тур­ной сре­ды сво­их на­род­но­стей. Вы бы ви­де­ли, ка­кой шок вы­звал ис­то­ри­че­ский факт, что Ха­ба­ровск рас­по­ло­жил­ся на древ­нем ме­сте на­най­ско­го стой­би­ща Бу­ри - это зна­чит «бо­е­вой лук».

- То есть ха­ба­ров­чане хо­дят по ули­цам, быв­шим ко­гда-то охот­ни­чьи­ми тро­па­ми?

- Ну да. А на ме­сте, ска­жем, па­мят­ни­ка гра­фу Му­ра­вьё­вуА­мур­ско­му по пре­да­нию сто­ял чум ле­ген­дар­ной пра­ро­ди­тель­ни­цы на­най­ско­го на­ро­да ша­ман­ки Ма­мель­ги.

ЭТНОГРАФ

- Как ду­ма­ешь, за по­след­нее вре­мя по­ме­ня­лось ли от­но­ше­ние об­ще­ства и вла­сти к про­бле­мам ко­рен­ных малочислен­ных на­ро­дов При­аму­рья?

- Кар­ди­наль­ных из­ме­не­ний осо­бо не за­мет­но. В Ха­ба­ров­ском крае как не бы­ло, так и нет ом­буд­сме­на по пра­вам або­ри­ге­нов. У де­тей, пред­при­ни­ма­те­лей, по­тре­би­те­лей, у ко­го угод­но есть, а у нас нет. Бы­ла те­ле­про­грам­ма «Бо­ани» на на­най­ском язы­ке. За­кры­ли из-за от­сут­ствия де­нег. Кро­ме га­зе­ты «Пост Ха­ба­ров­ка» не вы­хо­дит ни­ка­ких пе­ри­о­ди­че­ских из­да­ний о по­все­днев­ной жиз­ни на­род­но­стей. Да­же наш те­атр «Бу­ри» фак­ти­че­ски ли­ши­ли сце­ны. Мо­гу кон­ста­ти­ро­вать, что ма­лые на­ро­ды дер­жат в ин­фор­ма­ци­он­ном неве­де­нии, в об­ще­ствен­ном ва­ку­у­ме.

- Ты го­во­ришь так, буд­то мы на по­ро­ге то­го, что­бы во­об­ще ли­шить­ся на­ших амур­ских «ин­дей­цев».

- Очень мо­жет быть. Часть на­най­ско­го на­ро­да про­жи­ва­ет на тер­ри­то­рии Ки­тая. Там у них есть мас­са пре­фе­рен­ций, вплоть до не об­ла­га­е­мых на­ло­гом эт­ни­че­ских де­ре­вень. А у нас нет ни од­но­го куль­тур­но­го цен­тра малочислен­ных на­ро­дов. Стыд­но ска­зать: недав­но при­е­ха­ло несколь­ко ев­ро­пей­ских эт­но­гра­фов, им не смог­ли по­ка­зать на­най­цев в ис­кон­ной для них сре­де оби­та­ния. Або­ри­ге­ны по­чти не пред­став­ле­ны в об­ще­ствен­ном по­ле Ха­ба­ров­ско­го края. Их го­лос тих и не слы­шен.

ПРОРОК

- Лео­нид, твой го­лос уж точ­но слы­шен, при­чём на всех эта­жах вла­сти и об­ще­ства.

- Это эхо. Мы ино­гда по­кри­ки­ва­ем, что­бы бы­ло из­вест­но: або­ри­ге­ны ру­ки не опус­ка­ют. По­ти­хонь­ку со­об­ще­ство на­най­цев и на­ших бра­тьев по род­ной зем­ле де­ла­ет своё де­ло. В рай­оне по­сёл­ка Си­ка­чи-Алян груп­па мо­их со­рат­ни­ков по­лу­чи­ла в дол­го­сроч­ное вла­де­ние де­сять гек­та­ров зем­ли. Бу­дем ор­га­ни­зо­вы­вать там что-то вро­де эт­ни­че­ской де­рев­ни. Со вре­ме­нем на­де­ем­ся пре­вра­тить её в пол­но­цен­ный ту­ри­сти­че­ский объ­ект. А на Воронеже-3 при со­дей­ствии Ха­ба­ров­ской епар­хии уже этим ле­том от­кры­ва­ем мис­си­о­нер­ский ла­герь пра­во­слав­ных на­най­цев. Это бу­дет на­сто­я­щий очаг куль­ту­ры.

- То есть жизнь про­дол­жа­ет­ся? - О, да. Нуж­но по­ни­мать: эт­но­сы При­аму­рья по­жерт­во­ва­ли сво­им язы­ком, зем­лёй, об­ра­зом жиз­ни ра­ди то­го, что­бы влить­ся в ве­ли­кую куль­ту­ру Рос­сии, стать ча­стью огром­ной се­мьи её на­ро­дов. Со вре­мён Ар­се­нье­ва на­най­цы и дру­гие на­род­но­сти силь­но по­взрос­ле­ли. Да, мно­гие жи­те­ли Амура до сих пор силь­но за­ви­сят от ры­бы. Огра­ни­че­ния по вы­ло­ву ке­ты, в са­мом де­ле, под­ры­ва­ют усто­яв­ший­ся уклад жиз­ни. Но я ви­жу: ма­лые на­ро­ды по-се­рьёз­но­му ста­ра­ют­ся по­нять своё ме­сто как в со­вре­мен­ной ис­то­рии, так и в бу­ду­щем. Это моя мис­сия. Так что не на­до го­рест­ных вздо­хов. Нанайская кар­та ещё не разыг­ра­на до кон­ца.

Ре­пе­ти­ция те­ат­ра «Бу­ри».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.