ФАК­ТОР РАСКРЕПОЩЕ­НИЯ

В Ха­ба­ров­ске ре­а­ли­зо­ван про­ект «Будь го­тов прий­ти на по­мощь»

AiF Dalinform (Khabarovsk) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Та­тья­на ЦВЕНГЕР

ГОСТЬ РЕ­ДАК­ЦИИ О ТОМ, КАК ВЕ­СТИ СЕ­БЯ В ЭКСТРЕМАЛЬ­НЫХ СИ­ТУ­А­ЦИ­ЯХ, УМЕТЬ ОКА­ЗЫ­ВАТЬ ПО­МОЩЬ СЕ­БЕ И ОКРУЖАЮЩИМ, А ТАК­ЖЕ ЖИТЬ ЗДО­РО­ВО И В УДО­ВОЛЬ­СТВИЕ, РАС­СКА­ЗАЛ ДИ­РЕК­ТОР АНО «ЦЕНТР СО­ЦИ­АЛЬ­НОЙ АДАПТАЦИИ МОЛОДЁЖИ «ГРАНЬ» МИ­ХА­ИЛ МИ­ХАЙ­ЛО­ВИЧ НЕПОГОДИН.

С 1 но­яб­ря 2018 го­да «Грань» за­ня­лась ре­а­ли­за­ци­ей про­ек­та «Будь го­тов прий­ти на по­мощь», ко­то­рый по­лу­чил под­держ­ку Фон­да пре­зи­дент­ских гран­тов. Что­бы под­го­то­вить бо­лее 300 де­тей к вы­жи­ва­нию в экстремаль­ных усло­ви­ях, ушло пол­то­ра мил­ли­о­на руб­лей и во­семь ме­ся­цев ак­тив­ной ра­бо­ты.

ОТ ТЕОРИИ К ПРАК­ТИ­КЕ

- Ми­ха­ил Ми­хай­ло­вич, что вклю­ча­ет в се­бя про­ект «Будь го­тов прий­ти на по­мощь»?

- Имен­но в на­зва­нии за­клю­ча­ет­ся весь смысл на­ше­го про­ек­та, ко­то­рый был под­дер­жан Фон­дом пре­зи­дент­ских гран­тов. В шко­лах на уро­ках ОБЖ, как пра­ви­ло, пре­по­да­ёт­ся тео­рия. В тео­ре­ти­че­ском кур­се школь­ник мо­жет не по­ни­мать важ­ность ос­нов вы­жи­ва­ния в ка­кой-то экс­тре­маль­ной си­ту­а­ции. В про­ек­те мы де­ла­ем это вжи­вую. Мы пе­ре­хо­дим от теории к прак­ти­ке. Так на­зы­ва­е­мая мы­шеч­ная па­мять у ре­бён­ка от­кла­ды­ва­ет­ся уже на 90%, а не на 15-20%, как это про­ис­хо­дит на тео­ре­ти­че­ских за­ня­ти­ях. Неко­то­рые груп­пы лю­дей, за­ни­ма­ю­щи­е­ся ту­риз­мом, ве­ро­ят­ней все­го, та­кую шко­лу про­хо­ди­ли. Но вот что­бы с детьми и так мас­со­во, то мы это по­ста­ви­ли на по­ток.

- На ко­го был рас­счи­тан этот про­ект?

- На де­тей до 18 лет. В ос­нов­ном, бы­ли вос­пи­тан­ни­ки дет­ских до­мов, де­ти из при­ём­ных, мно­го­дет­ных и ма­ло­обес­пе­чен­ных се­мей. Но не толь­ко они. С на­ми бы­ли и про­сто де­ти, ко­то­рые се­го­дня долж­ны об­ла­дать зна­ни­я­ми, что­бы жить, быть здо­ро­вым и уметь прий­ти на по­мощь се­бе и че­ло­ве­ку, по­пав­ше­му в бе­ду. По про­ек­ту у нас бы­ло про­пи­са­но, что бу­дет за­дей­ство­ва­но 300 де­тей, но мы пе­ре­вы­пол­ни­ли план. Слож­но сей­час по­счи­тать точ­но, но за 300 мы вы­шли.

- А по­че­му имен­но сей­час?

- Преж­де чем дой­ти до под­держ­ки Фон­да пре­зи­дент­ских гран­тов, мы про­шли дол­гий путь. Пер­вые три про­ек­та, ко­то­рые мы пи­са­ли, не по­лу­чи­ли под­держ­ки. У нас да­же ру­ки опус­ка­лись. Нуж­но же не толь­ко на­пи­сать и вы­иг­рать, а жить этой иде­ей. И мы жи­вём. Мы ведь ра­бо­та­ем с 1998 го­да и силь­но за­ин­те­ре­со­ва­ны сво­ей де­я­тель­но­стью. По­это­му на фун­да­мен­те этой боль­шой ра­бо­ты нас ува­жа­ют и по­ни­ма­ют. При этом да­вая нам де­неж­ные сред­ства, лю­ди уве­ре­ны, что мы всё вы­пол­ним и сде­ла­ем это на выс­шем уровне. Сей­час в крае, кро­ме нас, мно­го по­бе­ди­те­лей конкурса про­ек­тов по разным на­прав­ле­ни­ям, ко­то­рые ре­ша­ют важ­ные со­ци­аль­ные за­да­чи.

ОСТО­РОЖ­НО, ТОН­КИЙ ЛЁД

- С че­го на­чи­нал­ся про­ект?

- Курс у нас на­чал­ся в но­яб­ре с ме­ро­при­я­тия под на­зва­ни­ем «Тон­кий лёд». Мы ре­ши­ли на­чать имен­но с это­го, так как в это вре­мя как раз вста­ют ре­ки, озё­ра, а де­тям хо­чет­ся на льду и по­ка­тать­ся, и по­пры­гать. И там за­ча­стую бы­ва­ют экс­тре­маль­ные си­ту­а­ции, во вре­мя ко­то­рых де­ти то­нут, про­ва­ли­ва­ясь под лёд. Со­от­вет­ствен­но, мы это ими­ти­ро­ва­ли. Вы­ез­жая на раз­ные во­до­ё­мы на­ше­го го­ро­да и края, мы мо­де­ли­ро­ва­ли экс­тре­маль­ную си­ту­а­цию, что­бы де­ти по­ня­ли, как се­бя ве­сти, ес­ли ты или кто-то дру­гой про­ва­лил­ся под лёд. По­про­бо­ва­ли несколь­ко ва­ри­ан­тов раз­ви­тия со­бы­тий. Как по­сту­пить, ес­ли про­ва­лил­ся ты или твой то­ва­рищ, как ока­зать ему по­мощь, что­бы не про­ва­лить­ся са­мо­му. Си­ту­а­ция так­же за­ви­сит от ти­па во­до­ё­ма, есть там те­че­ние или нет.

- Ка­кое обо­ру­до­ва­ние вы ис­поль­зо­ва­ли для «Тон­ко­го льда»?

- По про­ек­ту бы­ло за­куп­ле­но два ма­не­ке­на: Стё­па и Ми­ха­ил. Один под­ро­сток, дру­гой взрос­лый че­ло­век. Каж­дый при­мер­но по 25 ки­ло­грам­мов. Они нам бы­ли нуж­ны, что­бы на прак­ти­ке про­во­дить ре­ани­ма­ци­он­ные дей­ствия. Пра­виль­но. И так­же его спа­сать. Мне са­мо­му при­хо­ди­лось семь раз с раз­ны­ми дет­ски­ми до­ма­ми и дет­ски­ми кол­лек­ти­ва­ми вы­ез­жать на во­до­ё­мы и про­ва­ли­вать­ся под лёд. Я на­де­вал су­хой гид­ро­ко­стюм и изоб­ра­жал то­ну­ще­го че­ло­ве­ка. И де­ти с по­мо­щью лыж, па­лок, шар­фов, ве­ток, свя­зан­ных меж­ду со­бой ве­щей и все­го, что на­хо­ди­лось у них под ру­кой, пы­та­лись ока­зать мне по­мощь. Это пер­вое. Вто­рой важ­ной со­став­ля­ю­щей бы­ло обу­че­ние дви­же­нию. Тут де­ти ло­жи­лись на лёд, и мы изу­ча­ли, ка­ким об­ра­зом нуж­но полз­ти по льду, пе­ре­ка­ты­вать­ся, что де­лать на тон­ком льду. Учи­лись раз­ли­чать тон­кий и хру­стя­щий лёд от тол­сто­го и плот­но­го. И, ко­неч­но, важ­ной ча­стью яв­ля­ет­ся то, что нуж­но де­лать по­сле спа­се­ния. Ведь од­но де­ло, ко­гда ты про­ва­лил­ся где-то в ле­су, а ря­дом нет ни лю­дей, ни ма­шин, ни до­мов. То­гда те­бе на­до на­чать со­гре­вать­ся, раз­ве­сти ко­стёр.

- В мои школь­ные го­ды мы со сверст­ни­ка­ми то­же про­хо­ди­ли все­воз­мож­ные шко­лы вы­жи­ва­ния, но та­ко­го, что­бы пе­да­гог про­ва­ли­вал­ся под лёд, не бы­ло. От­ку­да взя­лась эта идея «пол­но­го по­гру­же­ния»?

- Ино­гда че­ло­век что-то при­ду­мы­ва­ет, а по­том ду­ма­ет: «Что же мне де­лать?» В про­ек­те на­пи­са­но «про­ва­ли­ва­ет­ся под лёд», зна­чит на­до про­ва­ли­вать­ся. А хо­лод­но же. Но раз на­пи­сал, зна­чит на­до. Один раз я по­гру­зил­ся без за­щит­но­го ко­стю­ма, и мы с детьми вы­жи­ма­ли всю мою одеж­ду и со­гре­ва­ли ме­ня тёп­лы­ми оде­я­ла­ми, го­ря­чим ча­ем. Ведь по­лу­чить об­мо­ро­же­ние мож­но бук­валь­но за счи­та­ные ми­ну­ты, по­это­му важ­но всё, что­бы по­мощь бы­ла ока­за­на быст­ро и не во вред.

И В СНЕГ, И В ВО­ДУ

- Кро­ме «Тон­ко­го льда», что бы­ло ещё?

- Сле­ду­ю­щи­ми на­ши­ми кур­са­ми бы­ли про­ек­ты «Снеж­ный плен» и «Фак­тор рис­ка - хо­лод». Тут уже бы­ла зи­ма, и мы рас­смат­ри­ва­ли си­ту­а­ции, ко­гда че­ло­ве­ка за­сы­па­ет сне­гом. Это мо­жет про­изой­ти как в тай­ге, так и на трас­се. Мы ак­цен­ти­ро­ва­ли вни­ма­ние не толь­ко на том, как вы­жить, но и как при этом со­хра­нить здо­ро­вье. Во вре­мя обу­че­ния мы стро­и­ли иг­лу из сне­га, в ко­то­ром мож­но спа­стись, так как по срав­не­нию с внеш­ней сре­дой, тем­пе­ра­ту­ра внут­ри на 10-15 гра­ду­сов вы­ше. Прав­да, у нас воз­ник­ла неболь­шая про­бле­ма из-за бес­снеж­ной зи­мы. По­это­му всё за­куп­лен­ное лыж­ное обо­ру­до­ва­ние ис­поль­зо­ва­лось толь­ко на вы­ез­дах. Вы­ез­жа­ли мы в ме­ста, где всё же был снег, это Де-Кастри, Ком­со­мольск-наА­му­ре, Си­ка­чи-Алян. Кста­ти, для про­ек­та «Снеж­ный плен» бы­ли за­куп­ле­ны би­пе­ры (ла­вин­ные дат­чи­ки). Мы с детьми учи­лись ра­бо­тать с ни­ми. За­ка­пы­ва­ли «Сте­па­на» и с по­мо­щью би­пе­ра ис­ка­ли его.

- За сне­гом от­пра­ви­лись в ДеКастри?

- Да, с ран­не­го утра до позд­не­го ве­че­ра мы ехали ту­да по пло­хой до­ро­ге. Но мы успе­ли по­ра­бо­тать сверх про­ек­та. Мы так­же про­ве­ли там и лыж­ные тре­ни­ров­ки, и уви­де­ли но­вое ме­сто и мо­ре. И, что са­мое ин­те­рес­ное, мы вме­сте с детьми, на мо­ро­зе, на­ло­ви­ли ко­рюш­ки. Де­ти бы­ли теп­ло оде­ты, и нам уда­лось на­ло­вить око­ло 40 ки­ло­грам­мов ко­рюш­ки. Для них это бы­ло це­лым от­кры­ти­ем. Как раз там мы бы­ли с при­ём­ны­ми се­мья­ми.

- Бы­ли же ещё за­ня­тия на во­де?

- Да, мы про­во­ди­ли ме­ро­при­я­тие «Без­опас­ная во­да», опять же, с при­ме­не­ни­ем Михаила и Сте­па­на. Всё это про­хо­ди­ло в бас­сейне «Дель­фин», ко­то­ро­му мы очень при­зна­тель­ны за по­мощь, где учи­лись ны­рять и пла­вать. Кто-то не умел пла­вать и учил­ся, а кто-то улуч­шал свои на­вы­ки. Там мы по­ка­зы­ва­ли де­тям, что то­ну­щий че­ло­век в во­де мо­жет уто­пить и спа­са­те­ля, ко­то­рый при­шёл ему на по­мощь. По­это­му мы учи­ли де­тей спе­ци­аль­ным при­ё­мам, что­бы, ока­зав­шись в та­кой экс­тре­маль­ной си­ту­а­ции, все дей­ствия по­шли на бла­го. Рас­смот­ре­ли, как про­во­дит­ся ре­ани­ми­ро­ва­ние в слу­ча­ях, ко­гда этим за­ни­ма­ет­ся один че­ло­век (2 вдо­ха, 5 на­жа­тий) и два (1 вдох, 5 на­жа­тий). А 2 ян­ва­ря мы про­ве­ли со­рев­но­ва­ния, где ре­бя­та по­ка­за­ли, чему научились. Я на­ря­дил­ся в Де­да Мо­ро­за, встал на SUP­борд (дос­ка для пла­ва­ния с веслом), по­здра­вил де­тей, мы все вме­сте спе­ли пес­ню про ёлоч­ку и по­со­рев­но­ва­лись.

- А вес­ной что?

- Де­сять дней мы бы­ли на ре­ке Ке­ма в рам­ках про­ек­та «Веш­ние во­ды». Там в этот мо­мент про­хо­ди­ли круп­ные со­рев­но­ва­ния. Мы же учи­лись спа­са­тель­ным дей­стви­ям при пе­ре­во­ро­те суд­на на бур­ной во­де. Те ре­бя­та, что ез­ди­ли с на­ми, уже мо­гут на­зы­вать­ся ма­лень­ки­ми спа­са­те­ля­ми, так как они бо­лее опыт­ные. И до сих пор у нас идёт ме­ро­при­я­тие «Как ры­ба в во­де». Бук­валь­но недав­но мы вер­ну­лись из ше­сти­днев­но­го пу­те­ше­ствия на ре­ку Анюй, где бы­ло 40 де­тей. Там бы­ли ре­бя­та из се­ла Бы­чи­ха, из Ха­ба­ров­ска и 20 де­тей из дет­ско­го до­ма № 37 се­ла Най­хин. Мы сплав­ля­лись на ка­я­ках, хо­ди­ли в го­ры че­рез кед­ро­вый стла­ник, под­ни­ма­лись на вы­со­ту 1500 мет­ров, хо­ди­ли на Анюй­ские стол­бы. И хо­тя это слож­но, нуж­но мно­го ид­ти, и по­го­да нас немно­го под­ве­ла, но для де­тей это бы­ло очень эмо­ци­о­наль­но, и они не хо­те­ли уез­жать. В эту по­езд­ку у нас пе­ре­вер­ну­лись два ре­бён­ка, но они настоль­ко быст­ро и пра­виль­но сори­ен­ти­ро­ва­лись, что по­том са­ми бы­ли в шо­ке. Ан­же­ли­ка, од­на из пе­ре­вер­нув­ших­ся, ска­за­ла: «Я не ду­ма­ла, что у ме­ня так хо­ро­шо всё по­лу­чит­ся». При этом, ко­гда ро­ле­вая си­ту­а­ция де­ла­ет­ся спе­ци­аль­но, ты прыг­ни ту­да, те­бя спа­сут - это од­но. А ко­гда си­ту­а­ция про­изо­шла неожи­дан­но, здесь про­яв­ля­ет­ся опыт.

Ми­ха­и­лу Не­по­го­ди­ну при­хо­ди­лось 7 раз «про­ва­ли­вать­ся» под лёд.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.