ОЛИМ­ПИ­А­ДА ­ БОРЬБА НЕРВОВ

С каким на­стро­е­ни­ем на­ши кёр­лин­гистки едут в Пхён­чхан?

AiF Kaliningrad - - ГОСТЬ НОМЕРА - Мария ПЕТ­РО­ВА

Тре­нер сбор­ной - ка­ли­нин­гра­дец Сер­гей БЕЛАНОВ за­явил, что на­ши де­вуш­ки пре­тен­ду­ют на ме­даль. На несколь­ко дней спортс­мен­ки при­ез­жа­ли до­мой. Мы встре­ти­лись с самым опыт­ным членом ко­ман­ды - Юли­ей Гузиёвой.

СКОЛЬЗКАЯ ТЕ­МА

- Вы ока­за­лись в чис­ле 169 спортс­ме­нов, до­пу­щен­ных на иг­ры. Вол­но­ва­лись, по­ка го­то­ви­лось это ре­ше­ние и круг сужал­ся?

- Мы по­лу­чи­ли до­пуск в чис­ле пер­вых, по­то­му что ни­как не свя­за­ны с Олимпиадой в Со­чи. Да­же в ре­зер­ве не чис­ли­лись. Мы и на эту Олим­пи­а­ду не рас­счи­ты­ва­ли. Ещё в мае ре­ши­ли, что ту­да без от­бо­ра по­едет ко­ман­да Ан­ны Си­до­ро­вой, а мы бу­дем бо­роть­ся за чем­пи­о­нат ми­ра. Но по­том мно­гое из­ме­ни­лось... 30 де­каб­ря мы вы­иг­ра­ли от­бор. По­сле это­го ме­сяц про­сто жда­ли. Даль­ше от нас уже ни­че­го не за­ви­се­ло. Ка­ких-то осо­бых вол­не­ний не бы­ло. Боль­шую часть вре­ме­ни мы на­хо­ди­лись за гра­ни­цей: в Швей­ца­рии, в Шотландии на иг­рах и тре­ни­ров­ках. Ста­ра­лись не чи­тать но­во­стей. За­ра­нее по­про­си­ли род­ных нам их не пе­ре­ска­зы­вать. И вот 28 ян­ва­ря ска­за­ли, что мы - в спис­ке ат­ле­тов, ко­то­рые до­пу­ще­ны.

- За­прет на рос­сий­скую сим­во­ли­ку - од­но из огра­ни­че­ний. Их там ещё мно­го в спис­ке?

- Раз­го­во­ры вся­кие бы­ли: мол, на Олим­пи­а­ду под бе­лым фла­гом ехать не сто­ит. Но ко­гда ты тре­ни­ру­ешь­ся уже 13-й год и, как лю­бой спортсмен, до­шед­ший до опре­де­лён­но­го уров­ня, ви­дишь пе­ред со­бой цель… Ес­ли стра­на раз­ре­ша­ет ехать, чьи-то ещё мне­ния уже не так важ­ны. За­пре­тов мно­го. Нель­зя пуб­ли­ко­вать что-то про­ти­во­ре­ча­щее ре­ше­нию МОК, вы­кла­ды­вать фо­то­гра­фии с рос­сий­ским три­ко­ло­ром. Вся фор­ма, ко­то­рую нам вы­да­ли, ней­траль­ная. Что-то на ней не успе­ли пе­ре­де­лать - и оно за­кле­е­но.

- На­сколь­ко слож­на для вас те­ма до­пин­га. Как про­хо­ди­ло об­ще­ние с до­пинг-ин­спек­то­ра­ми?

- Те­ма скользкая. Ни­ко­гда не зна­ешь, что от­ку­да по­явит­ся. Всё, что ты ешь, кон­тро­ли­ру­ет­ся. Все лекарства нам вы­да­ёт док­тор, а он получает их че­рез Мин­спор­та. Каж­дая таблеточка про­хо­дит до­смотр. Ни­че­го из ап­тек ста­ра­ем­ся не упо­треб­лять.

Хоть изна­чаль­но нас не со­би­ра­лись от­прав­лять на Олим­пи­а­ду, фе­де­ра­ция внес­ла нас в рас­ши­рен­ный со­став по­тен­ци­аль­ных пре­тен­ден­тов. Спортсмен, что­бы по­ехать ту­да, дол­жен быть вклю­чён в ан­ти­до­пин­го­вую си­сте­му АДАМС (online-про­грам­ма). Ты ука­зы­ва­ешь, где на­хо­дишь­ся, и ча­со­вой про­ме­жу­ток, ко­гда мо­жешь сдать до­пинг-про­бу. До по­езд­ки на олим­пий­ские иг­ры на­до сдать три до­пинг-те­ста за год. У ме­ня с сен­тяб­ря их бы­ло че­ты­ре: в Ка­на­де, Швей­ца­рии, Ки­тае, по­се­ща­ли аген­ты и в Ка­ли­нин­гра­де, в том чис­ле из Все­мир­но­го ан­ти­до­пин­го­во­го агент­ства. В каж­дой стране ра­бо­та­ют мест­ные ин­спек­то­ры. У нас - россияне. При­хо­дят обыч­но двое: ин­спек­тор и сви­де­тель. Показывают удо­сто­ве­ре­ние, бу­ма­гу от ми­ро­вой фе­де­ра­ции. Мы за­пол­ня­ем до­ку­мен­ты, про­то­кол. По хо­ду мо­жем и по­го­во­рить, и по­шу­тить.

СКОТЧ НА БОТИНКЕ

- Пер­вые иг­ры на Олим­пиа­де за­пла­ни­ро­ва­ны с силь­ны­ми со­пер­ни­ца­ми из недру­же­ствен­ных стран. Вы зна­ко­мы?

- Иг­ра­ли с ни­ми не раз, всех зна­ем. Об­ща­ем­ся обыч­но на бан­ке­тах по­сле тур­ни­ров, об­суж­да­ем, где луч­шие усло­вия для тре­ни­ро­вок. Не­га­тив, ко­то­рый на­гне­та­ют по­ли­ти­ки, меж­ду обыч­ны­ми людь­ми не чув­ству­ет­ся. В этом го­ду мы дол­го жи­ли в Ка­на­де. К нам от­но­си­лись очень дру­же­люб­но и мест­ные жи­те­ли, и СМИ. Ко­гда был от­бор в Со­чи, от­ту­да ор­га­ни­зо­ва­ли транс­ля­цию, ко­то­рую смот­ре­ло мно­го ино­стран­цев. Они пи­са­ли нам сло­ва поддержки: «Уда­чи!», «Уви­дим­ся на Олим­пиа­де!».

На Олим­пиа­де за вы­ход в плей-офф пред­сто­ит сыг­рать де­вять игр. По за­вер­ше­нии кру­го­во­го эта­па опре­де­лит­ся чет­вёр­ка силь­ней­ших. На­ша пер­вая за­да­ча - вой­ти в неё. За­тем ре­зуль­тат об­ну­ля­ет­ся, и даль­ше уже каж­дая игра - на вес зо­ло­та. Бы­ва­лые спортс­ме­ны нас пре­ду­пре­жда­ют: Олим­пи­а­да - борьба нервов.

- Кто бу­дет бо­леть за вас в Ка­ли­нин­гра­де?

- Лю­би­мый че­ло­век - Де­нис, вся род­ня. Сей­час на неде­лю при­е­ха­ли до­мой. Но и здесь пол­но дел. Бывает, на­хо­дясь в го­ро­де, це­лый день мо­жем не уви­деть­ся с Де­ни­сом. Но оба по­ни­ма­ем, что это - ра­бо­та. Он - тех­ни­че­ский ди­рек­тор в спорт­клу­бе, где мы рань­ше тре­ни­ро­ва­лись. Там и по­зна­ко­ми­лись. Он да­же кёр­лин­гом из-за ме­ня за­ин­те­ре­со­вал­ся. Вот уже пол­то­ра го­да вме­сте.

- Ко­гда вы на­чи­на­ли, в Ка­ли­нин­гра­де многие и не зна­ли, что та­кое кёр­линг...

- В 2006 г. мне бы­ло 17 лет, за­ни­ма­лась лёг­кой ат­ле­ти­кой. Мой пер­вый тре­нер - Али­са Ми­рош­ни­чен­ко бы­ла на тот мо­мент и тренером по кёр­лин­гу. Она и пред­ло­жи­ла прий­ти на тре­ни­ров­ку. Я при­шла и при­ве­ла с со­бой од­но­класс­ни­ков. Бы­ло ве­се­ло. Пер­вое вре­мя удив­ля­ло: почему по те­ле­ви­зо­ру спортс­мен­ки так лег­ко вы­ка­ты­ва­ют­ся, а мне тя­же­ло, скольз­ко, но­ги разъ­ез­жа­ют­ся. Понравилось, что спорт - ко­манд­ный. У нас на кат­ке то­гда ещё не бы­ло ни спе­ци­аль­ной за­лив­ки, ни бо­ти­нок, ни слай­де­ров. Про­сто об­ма­ты­ва­ли скот­чем крос­со­вок, что­бы он сколь­зил. За­ни­ма­лись на ис­ца­ра­пан­ном и за­сы­пан­ном сне­гом по­сле хок­ке­и­стов кат­ке.

- Кёр­линг - до­ро­гой вид спор­та. Тра­ти­лись на фор­му, по­езд­ки?

- Наш тре­нер Сер­гей Беланов при­кла­ды­вал мас­су уси­лий, что­бы най­ти день­ги: что-то да­вал гор­бюд­жет, что-то - спон­со­ры, что-то - он лич­но. За свой счёт по­ку­па­ли толь­ко эки­пи­ров­ку: бо­тин­ки, щёт­ки. Ино­гда до­на­ши­ва­ли что-то за дру­ги­ми. Мои пер­вые бо­тин­ки бы­ли муж­ские и на два раз­ме­ра боль­ше. Но­вые хо­ро­шие бо­тин­ки сто­и­ли 25 тыс. руб. - не по карману. Ко­гда я окан­чи­ва­ла университет, ока­за­лась пе­ред вы­бо­ром: ид­ти ра­бо­тать, ли­бо про­фес­си­о­наль­но за­ни­мать­ся спор­том. На тот мо­мент мы бы­ли толь­ко в рас­ши­рен­ном со­ста­ве сбор­ной, без зарплат. Я под­ра­ба­ты­ва­ла тренером. Но ко­гда по­зва­ли в сбор­ную, всё из­ме­ни­лось. Это бы­ло со­бы­тие! Сей­час вот едем на Олим­пи­а­ду. Многие удив­ля­ют­ся на­шей сдер­жан­но­сти. Дру­гие бы при та­ком из­ве­стии до по­тол­ка пры­га­ли. Но в на­шем ви­де спор­та, ес­ли тебя за­хлё­сты­ва­ют эмо­ции, это толь­ко во вред.

- Есть мне­ние, что хва­тит го­су­дар­ству фи­нан­си­ро­вать большой спорт. На­до сде­лать, как в Аме­ри­ке, где за всё пла­тят клу­бы и спон­со­ры. Как вы думаете?

- Многие ино­стран­ные спортс­ме­ны го­во­рят, что мы про­сто счаст­лив­чи­ки: за­ни­ма­ем­ся лю­би­мым де­лом, и нам ещё за это пла­тят. У них спорт - хоб­би. По­сле ра­бо­ты идут и тре­ни­ру­ют­ся. И толь­ко ко­гда от­би­ра­ют­ся на офи­ци­аль­ные стар­ты, фе­де­ра­ция их под­дер­жи­ва­ет фи­нан­со­во, на­хо­дят­ся спон­со­ры. У нас они по­яви­лись толь­ко по­сле по­бе­ды на ЧЕ-2016.

КАЛИНИНГРАДСКИЕ КЁР­ЛИН­ГИСТКИ ЮЛИЯ ПОРТУНОВА И ЮЛИЯ ГУЗИЁВА ВСЕ­ГО ДВА МЕ­СЯ­ЦА НА­ЗАД УЗНА­ЛИ, ЧТО У НИХ ЕСТЬ ШАНС ПО­ПАСТЬ НА ОЛИМ­ПИ­А­ДУ. ПРО­ШЛИ ОТ­БОР, МЕ­СЯЦ ЖДА­ЛИ РЕ­ШЕ­НИЯ МОК, И ВОТ ТЕ­ПЕРЬ ­ УЖЕ ТОЧ­НО ЕДУТ.

В та­ком со­ста­ве ко­ман­да по­едет на Олим­пи­а­ду: Вик­то­рия Мо­и­се­е­ва и Улья­на Васильева (Санкт-Пе­тер­бург), Галина Ар­сень­ки­на (Москва), Юлия Портунова и Юлия Гузиёва (Ка­ли­нин­град).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.