ЗАЧЕРКНУТЬ ЭН­ГЕЛЬ­СА

То­по­ни­ми­ка толь­ко на пер­вый вз­гляд без­обид­ное де­ло

AiF Karelia (Petrozavodsk) - - ГОСТЬ РЕДАКЦИИ - Ан­тон СО­ЛО­ВЬЁВ

ЭН­ГЕЛЬС НИ ПРИ ЧЁМ

- Вла­ди­мир Ви­кен­тье­вич, пе­ре­име­но­ва­ние улиц – это то­же борь­ба за сим­во­ли­че­ское про­стран­ство?

- Ко­неч­но. Ми­мо па­мят­ни­ков мы хо­дим не каж­дый день, а по ули­цам – каж­дый. По­это­му на­зва­ния улиц и пло­ща­дей – од­на из ос­нов­ных со­став­ля­ю­щих по­ли­ти­ки па­мя­ти и сим­во­ли­че­ской по­ли­ти­ки. При­чём здесь есть важ­ный мо­мент. К при­ме­ру, уста­нов­лен­ный два го­да на­зад в Орле па­мят­ник Ива­ну Гроз­но­му – это не па­мят­ник ца­рю Ива­ну Гроз­но­му. Это па­мят­ник Рос­сии 2016 го­да. Так­же и в слу­чае улиц. Пред­ло­же­ние пе­ре­име­но­вать ули­цу Эн­гель­са в ули­цу Пе­тер­бург­ская боль­ше ха­рак­те­ри­зу­ет Пет­ро­за­водск 2018 го­да. При­чём ведь ни­кто не пы­та­ет­ся све­сти счё­ты с Фри­дри­хом Эн­гель­сом. Пе­ре­име­но­ва­ние – ре­ше­ние про­блем се­го­дняш­не­го дня.

- То есть Эн­гельс здесь ни при чём.

- Ни при чём. Мно­гие вы­сту­па­ют за со­хра­не­ние ком­му­ни­сти­че­ских то­по­ни­мов, но не по­то­му что они при­вер­жен­цы, ска­жем, марк­сиз­ма. Во-пер­вых, про­сто при­выч­ка. Во-вто­рых, ком­му­ни­сти­че­ские то­по­ни­мы для стар­ше­го по­ко­ле­ния – сим­во­лы мо­ло­до­сти. Де­ло в но­сталь­гии. А от­каз от Фри­дри­ха Эн­гель­са – это от­каз от сво­их ча­я­ний, от сво­ей де­я­тель­но­сти. Зачеркнуть Эн­гель­са - зна­чит зачеркнуть се­бя. Эн­гельс – это оправ­да­ние про­жи­той жиз­ни. А в-тре­тьих, мно­гие про­сто бо­ят­ся

ДОСЬЕ

Вла­ди­мир Ла­пин – ис­то­рик, спе­ци­а­лист по во­ен­ной ис­то­рии Рос­сий­ской им­пе­рии и ис­то­ри­че­ской па­мя­ти. Профессор Ев­ро­пей­ско­го уни­вер­си­те­та в Санкт­Пе­тер­бур­ге, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник Санк­тПе­тер­бург­ско­го Ин­сти­ту­та ис­то­рии РАН. Ди­рек­тор Цен­тра изу­че­ния куль­тур­ной па­мя­ти и сим­во­ли­че­ской по­ли­ти­ки. В 1992 – 1996 го­дах воз­глав­лял Рос­сий­ский го­су­дар­ствен­ный исто­ри­че­ский ар­хив. пе­ре­мен. В том чис­ле – в сим­во­ли­ке.

- Ина­че го­во­ря, здесь ещё и ули­ца-то мо­жет быть ни при чём.

- По­ни­ма­е­те, ес­ли по­щу­пать – по­ли­ти­че­ски или идео­ло­ги­че­ски – при­ни­ма­ю­щих уча­стие в та­ких го­ло­со­ва­ни­ях, то ока­жет­ся, что сре­ди них мно­го лю­дей, склон­ных к про­тестно­му го­ло­со­ва­нию. Неза­ви­си­мо от то­го, де­ла­ют они вы­бор за или про­тив. По­че­му? По­то­му что от­каз от то­го или дру­го­го – это обя­за­тель­но про­тест. Од­ни про­те­сту­ют про­тив из­ме­не­ний, дру­гие - про­тив сло­жив­шей­ся си­ту­а­ции.

- На про­спек­те Ле­ни­на сто­ят де­ре­вян­ные зда­ния, ко­то­рые бы­ли по­стро­е­ны в 30-е го­ды. По­стро­е­ны в сти­ле фин­ско­го на­ци­о­наль­но­го ро­ман­тиз­ма. Это то­же бы­ла борь­ба за сим­во­ли­че­ское про­стран­ство?

- Ко­неч­но. К при­ме­ру, возь­мём Пе­тер­бург. Зим­ний дво­рец – им­пе­ра­тор, Глав­ный штаб – ар­мия, Ад­ми­рал­тей­ство – мор­ской флот, а в цен­тре – Алек­сан­дрий­ская ко­лон­на, па­мят­ник по­бе­де над На­по­лео­ном. И мы ви­дим го­су­дар­ствен­ную схе­му: трон, ар­мия, флот. Ни церк­ви, ни на­у­ки, ни ком­мер­ции. Но так вы­шло не на­ме­рен­но. А бы­ва­ет на­ме­рен­но. Давайте так по­стро­им, чтобы что-ни­будь ска­зать. Но та­кие на­ме­ре­ния трудно об­на­ру­жи­мы: они мог­ли быть вы­ска­за­ны толь­ко, к при­ме­ру, ка­пи­та­ну НКВД на до­про­се. По­че­му так по­стро­и­ли? Впро­чем, ар­хи­тек­тор мог про­сто не по­ни­мать, по­че­му ему за­хо­те­лось так по­стро­ить.

ЖИЗНЬ ОГУР­ЦОВ И ОВО­ЩЕЙ

- В Пет­ро­за­вод­ске ули­цам в но­вых жи­лых ком­плек­сах ста­ли да­вать идео­ло­ги­че­ски не на­гру­жен­ные на­зва­ния. Ули­ца Чи­стая, ули­ца Лу­чи­стая, про­езд Мо­рош­ко­вый… Это вез­де так?

- Да, имен­но та­кое яв­ле­ние. К при­ме­ру, я жи­ву в ближ­нем при­го­ро­де Пе­тер­бур­га, в ко­то­ром ули­цы идут в та­ком по­ряд­ке: Ста­рин­ная, Но­вая, Лес­ная, Полевая. Та­кие неза­тей­ли­вые на­зва­ния. То же са­мое во мно­гих дру­гих ме­стах. Да­ют­ся ма­ло что го­во­ря­щие, ней­траль­ные на­име­но­ва­ния. Как бы всех устра­и­ва­ю­щие. Ис­клю­чи­тель­но для поч­та­льо­нов. Ни­ка­кой на­груз­ки они не несут. Это яв­ле­ние до­воль­но за­мет­ное. - А так ли долж­но быть? - По­ни­ма­е­те, по­дав­ля­ю­щее боль­шин­ство лю­дей, име­нем ко­то­рых на­зва­ны ули­цы, – лю­ди достойные. Но име­на долж­ны не про­сто зву­чать, они долж­ны ра­бо­тать. В та­ком слу­чае жизнь города или по­сёл­ка ста­нет го­раз­до бо­га­че, он ста­нет на­се­лён, так ска­зать, в ис­то­ри­че­ской пер­спек­ти­ве, а жи­те­ли бу­дут ви­деть свои кор­ни. А вот ули­цы Мо­рош­ко­вая или Чер­нич­ная в куль­тур­ном смыс­ле – это рас­ти­тель­ная жизнь, это жизнь огур­цов или ово­щей. Мо­жет быть, Чи­пол­ли­но и хо­ро­шо жить на Лу­ко­вой ули­це и за­ви­до­вать прин­цу Ли­мо­ну, ко­то­рый жи­вёт на Цит­ру­со­вой ули­це. Но то­по­ни­ми­ка долж­на нести куль­тур­ную на­груз­ку, и она мо­жет сде­лать очень мно­гое.

- Бы­ва­ют и дру­гие, так ска­зать, про­ма­хи в на­име­но­ва­нии улиц?

- Бы­ва­ет, что ули­це или пло­ща­ди да­ют имя, ко­то­рое на мо­мент его при­сво­е­ния бы­ло у всех на слуху. И ко­то­рое яв­ля­ет­ся зна­ком, лей­б­лом для по­ли­ти­че­ской или куль­тур­ной груп­пи­ров­ки, да­ю­щей назва­ние. А дру­гие за этим име­нем ни­че­го не ви­дят. Но про­хо­дит вре­мя, и та­кое назва­ние на­чи­на­ет вы­гля­деть уста­рев­шим. Во­об­ще, к на­зва­ни­ям нуж­но от­но­сить­ся очень серьёзно, по­то­му что они да­ют­ся на­дол­го, ес­ли не на­все­гда. И по­то­му что они со­зда­ют тот или иной фон.

ИДЕОЛОГИЧЕСКАЯ КАПЕЛЬНИЦА

- Нас­чёт фо­на. В каж­дом го­ро­де есть ули­ца Ле­ни­на и Марк­са. Ка­кие функ­ции вы­пол­ня­ли та­кие на­име­но­ва­ния?

- Че­ло­век шёл, и пе­ред его гла­за­ми раз­во­ра­чи­ва­лась ис­то­рия осво­бо­ди­тель­но­го дви­же­ния. В со­вет­ское вре­мя фор­ми­ро­ва­ли пред­став­ле­ние, что жи­вё­те вы в ком­му­ни­сти­че­ском ми­ре. Во­круг вас – бор­цы за сво­бо­ду. Важ­нее бор­цов за сво­бо­ду быть ни­че­го не мо­жет. И вот они – об­ще­ми­ро­вые, об­ще­рос­сий­ские, мест­но­чти­мые бор­цы – в раз­ных про­пор­ци­ях при­сут­ство­ва­ли на ули­цах городов. Та­кая прак­ти­ка фор­ми­ро­ва­ла еди­ное сим­во­ли­че­ское про­стран­ство. Че­ло­век в та­ком ми­ре жил.

- А как во­об­ще ра­бо­та­ет сим­во­ли­че­ская по­ли­ти­ка?

- Од­на из осо­бен­но­стей сим­во­ли­че­ской по­ли­ти­ки – нуж­но ка­пать. Ра­зо­вая ак­ция, про­сто вброс ин­фор­ма­ции ни­че­го не да­ёт. Лю­дей нуж­но ста­вить под идео­ло­ги­че­скую ка­пель­ни­цу. Чтобы ка­па­ло, ка­па­ло, ка­па­ло… По­то­му что зал­по­вые идео­ло­ги­че­ские воз­дей­ствия не име­ют те­ра­пев­ти­че­ско­го эф­фек­та. Бо­лее то­го, они име­ют ха­рак­тер от­тор­же­ния. К при­ме­ру, в Ле­нин­гра­де в 70-е го­ды на­зва­ли под­ряд иду­щие ули­цы име­нем Энтузиастов, На­став­ни­ков, Пе­ре­до­ви­ков, Удар­ни­ков. Лю­ди ста­ли на­зы­вать это ме­сто рай­о­ном иди­о­тов.

- А на что на­це­ле­на сим­во­ли­че­ская по­ли­ти­ка?

- На эмо­ци­о­наль­ное воз­дей­ствие. Смот­ри­те, мы все участ­ни­ки борь­бы добра и зла. И мы все­гда счи­та­ем, что мы си­лы све­та. В раз­ных фор­мах: бы­то­вых, се­мей­ных, кла­но­вых, кор­по­ра­тив­ных, клас­со­вых, по­ли­ти­че­ских, на­ци­о­наль­ных. И ес­ли сим­во­ли­че­ской по­ли­ти­ке уда­ёт­ся за­це­пить пред­став­ле­ние че­ло­ве­ка о соб­ствен­ной право­те, то че­ло­век на это по­ку­па­ет­ся. По­то­му что че­ло­век ужас­но бо­ит­ся то­го, что его при­мут за вы­сту­па­ю­ще­го под зна­ме­нем Вель­зе­ву­ла или Лю­ци­фе­ра. Сим­во­ли­че­ская по­ли­ти­ка – это тот са­мый ме­ди­а­тор, ко­то­рым мож­но за­це­пить нуж­ную стру­ну. Ше­вель­нуть. И сим­во­лы ра­бо­та­ют не столь­ко на кор­ку, сколь­ко на под­кор­ку. Че­ло­век ча­сто за­труд­ня­ет­ся дать се­бе от­чёт, по­че­му один сим­вол его за­це­пил, а дру­гой - нет. Дет­ские ожи­да­ния, дет­ские страхи, мне­мо­ни­че­ские ме­ха­низ­мы, ко­то­рые бу­дят в нас вос­по­ми­на­ния, – вот что иг­ра­ет роль.

- Но как раз та­ки под­со­зна­ние и эмо­ции мы по­че­му-то недо­оце­ни­ва­ем.

- По­че­му? От на­ше­го ма­те­ри­а­лиз­ма и из­бы­точ­но­го са­мо­ува­же­ния к сво­е­му ин­тел­лек­ту. А ещё от недо­стат­ка кри­тич­но­сти в оцен­ке соб­ствен­ных по­ступ­ков. Мы при­ни­ма­ем ре­ше­ния су­гу­бо эмо­ци­о­наль­но, а по­том на­чи­на­ем при­ду­мы­вать ло­ги­че­ские объ­яс­не­ния сво­им по­ступ­кам.

От­каз от то­го или дру­го­го – это обя­за­тель­но про­тест.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.