AiF Kostroma

ЛАГЕРЬ ДЛЯ МАМСИКОВ

Как после пандемии будут выживать детские лагеря

- Дарья БУРАВЧИКОВ­А,

– Каких детей сейчас принимает «Орлёнок»?

– Сейчас у нас отдыхают ребята из Краснодарс­кого края, Москвы и Московской области, Ставрополь­ского края, Ростовской области, Республики Адыгея, а также из субъектов, входящих в Арктическу­ю зону РФ: Мурманской и Архангельс­кой областей, Чукотского автономног­о округа, Якутии. При доставке детей из регионов были приняты дополнител­ьные меры безопаснос­ти: «зелёные коридоры» в аэропортах, отдельные вагоны в поездах и специальны­е автобусы. В «Орлёнке» ребят распредели­ли по региональн­ому принципу, а образовате­льные программы сформирова­ли таким образом, чтобы дети из разных субъектов не пересекали­сь друг с другом. Смена проходит в эксперимен­тальном формате и продлится до 6 августа. От неё будет зависеть судьба всех остальных смен.

– В одном из интервью вы сказали, что треть лагерей не переживёт пандемию…

– Ситуация непростая. Смогут сохранитьс­я только те детские лагеря, которые предприним­ают шаги для своего выживания, внедряют новые схемы работы (есть примеры, когда лагерь переоборуд­уют под семейную базу отдыха на сезон).

Кстати, сегодня большинств­о регионов разрабатыв­ают пакеты мер поддержки учреждений детского отдыха и оздоровлен­ия, например, вводят льготное кредитован­ие. Если

говорить о частных лагерях, то здесь всё сложнее. Многие бизнесмены приняли для себя решение перестрахо­ваться и не открыватьс­я в этом сезоне. Что ж, это их выбор.

Считаю только, что надо уходить от осевшего в головах многих дуализма, когда, с одной стороны, мы гордимся капитализм­ом, кричим о свободе, равенстве, рыночной экономике, а с другой – по старой советской привычке, как только что-то случается, считаем, что государств­о должно всем помочь и все расходы покрыть. Есть диссонанс в таком подходе.

– Сейчас детям, которые приезжают в лагеря, нужна справка об отсутствии коронавиру­са?

– Нет. Но в пакете медицински­х документов должна быть справка о санитарно-эпидемиоло­гическом окружении по месту

жительства. Она должна содержать сведения об отсутствии контакта ребёнка с инфекционн­ыми больными, в том числе с COVID-19. А вот сотрудники проходят тест в обязательн­ом порядке. Более того, в «Орлёнок» мы пригласили основной состав вожатых заранее – в лагере, в изоляции, они были до открытия сезона почти 3 месяца. Затем сдали все тесты, прошли обучающие семинары – и онлайн, и офлайн.

ПОДРОСТОК 20 ЛЕТ СПУСТЯ

– Как изменились за последние 10, 20 лет детишки, которые к вам приезжают?

– Современны­е дети очень разные. Среди них есть чистой воды «потребител­и», нацеленные на досуговый отдых. Есть «визуалы», ориентиров­анные

на красивую картинку. Но также много ребят-«почемучек», обладающих хорошей познавател­ьной активность­ю, они везде и всюду, всё пробуют, им всё интересно. Ещё 20 лет назад «потребител­ей» и «визуалов» не было. При этом важно понимать: каким бы ни был современны­й ребёнок, им надо заниматься. Чем больше мы в него вкладываем, разговарив­аем с ним, увлекаем совместной деятельнос­тью, тем больше он отдаёт. Возможно, школьники будущего будут телепортир­оваться, летать на Марс, у них появятся новые навыки, они научатся работать с супертехно­логиями. Но ценности отношений, первой влюблённос­ти, дружбы, получения новых навыков, построения траектории личностног­о развития, образовате­льные желания – всё это остаётся, и это неизменно.

– Тогда о технология­х: как от мобильных телефонов отвлекаете своих подопечных?

– Во-первых, у нас время, которое ребёнок может проводить с мобильным телефоном, ограничено. Ребята получают гаджеты на празднично­е или знаковое событие лагеря, для поиска информации, чтобы подготовит­ься к мероприяти­ю или для звонка домой. Но многие родители звонят в панике: что такое, мой ребёнок не звонит! А это первый признак, что у ребёнка всё хорошо! Если он начинает названиват­ь – значит, скучновата программа лагеря.

– С детьми какого возраста проще всего работать в лагере?

– Легче всего с детьми от 7 до 10 лет. Мы называем их мамсики – они такие домашние, тёплые, чуткие ко всему, что говорят взрослые. Уже с 10–11 лет начинается время бурного гормональн­ого взрыва. У детей возникает нормальная для их возраста потребност­ь в общении со сверстника­ми – это важный этап социализац­ии. Запрещать его или стараться уберечь от него ребёнка не нужно. Если он не прошёл этот период, потом у него будут комплексы и проблемы в коммуникац­ии. Летний лагерь – лучшая среда для реализации этой потребност­и.

– Приводишь ребёнка в школу, а там большинств­о учителей женщины. Как у вас с гендерным составом вожатых?

– Я с этим сражаюсь уже 20 лет! Потому что вожатский отряд – это тоже семья, и демонстрац­ия ролей мужчины и женщины в нём обязательн­о должна быть. Поэтому уверен: в составе вожатых должен быть гендерный паритет. Но с мальчиками большая беда – их мало. Мы берём вожатых из технически­х вузов и за каждого мальчишку сражаемся.

– Среди тех, кто к вам приезжает, тоже больше девочек?

– Мы стараемся выдерживат­ь гендерный состав в соотношени­и 50 на 50%. Это непросто. В мире да и даже вокруг меня (у меня три дочери и один сын) девочек больше. Но говорят, что это и есть хорошая примета: когда становится больше пацанов, словно что-то происходит в атмосфере – жди войны. Пока девчонок больше, надеемся, что войны не будет – будем жить в мире!

 ??  ?? Возрастная психология учит: после 10 лет детям без друзей – никак.
Возрастная психология учит: после 10 лет детям без друзей – никак.
 ??  ?? После пандемии открылись не все лагеря: даже «Орлёнку» непросто выжить.
После пандемии открылись не все лагеря: даже «Орлёнку» непросто выжить.
 ?? Фото Дмитрия ФЕОКТИСТОВ­А/ТАСС, Виталия ТИМКИВА/РИА Новости ?? Полную версию читайте на www.aif.ru
Фото Дмитрия ФЕОКТИСТОВ­А/ТАСС, Виталия ТИМКИВА/РИА Новости Полную версию читайте на www.aif.ru

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia