«ЭТО НЕ СТРАШ­НО!»

Жур­на­лист­ка «АиФ-Крым» за­ни­ма­лась гим­на­сти­кой на по­лот­ни­щах

AiF Krym (Crimea) - - УВЛЕЧЕНИЯ - Ило­на ТУНАНИНА

КА­ЖЕТ­СЯ, ЧТО ДЕ­ВУШ­КА ПА­РИТ В НЕВЕ­СО­МО­СТИ, А ПО­ЛОТ­НИ­ЩА — ПРО­СТО ДЕ­КО­РА­ЦИЯ, НА ФОНЕ КО­ТО­РОЙ ТАК ХО­РО­ШО ПРО­СМАТ­РИ­ВА­ЕТ­СЯ КАЖ­ДОЕ ДВИ­ЖЕ­НИЕ ЕЕ ТРЕ­НИ­РО­ВАН­НО­ГО ТЕ­ЛА. ПО­ЧТИ НЕЗА­МЕТ­НОЕ ДВИ­ЖЕ­НИЕ — И ОНА СКОЛЬ­ЗИТ ГО­ЛО­ВОЙ ВНИЗ, ПО­ТОМ РАЗ­ЖИ­МА­ЕТ­СЯ РУ­КА… ЗРИ­ТЕ­ЛИ ПЕ­РЕ­ВО­ДЯТ ДЫ­ХА­НИЕ, НО РАС­СЛАБ­ЛЯ­ЮТ­СЯ ТОЛЬ­КО КО­ГДА ВЫ­СТУП­ЛЕ­НИЕ ЗА­ВЕР­ШЕ­НО.

Мо­да на по­лот­на пе­ре­ко­че­ва­ла в спор­тив­ные за­лы из цир­ка. Но­ме­ра, в ко­то­рых гим­на­сты, как по лест­ни­це, по тка­ни ка­раб­ка­ют­ся под ку­пол, де­ла­ют в воз­ду­хе раз­лич­ные па, бес­страш­но сры­ва­ют­ся вниз — од­ни из са­мых зре­лищ­ных.

«СНА­РЯД» ИЗ ТКА­НИ

Ка­тю ШИНТЯБИНУ са­му лег­ко мож­но при­нять за уче­ни­цу: то­нень­кая, как тро­стин­ка, вы­со­кая блон­дин­ка с длин­ны­ми во­ло­са­ми и от­кры­тым взгля­дом. В этом го­ду Ка­тя окон­чи­ла уни­вер­си­тет: спе­ци­а­лист в меж­ду­на­род­ной эко­но­ми­ке.

По­се­ре­дине неболь­шо­го за­ла, где мы об­ща­ем­ся, пол и по­то­лок скреп­ле­ны ше­стом-пи­ло­ном. Здесь в те­че­ние двух лет Ка­тя по­сти­га­ла азы тан­цев, а ко­гда вы­шла на опре­де­лен­ный про­фес­си­о­наль­ный уро­вень и ста­ло скуч­но, ре­ши­ла по­про­бо­вать се­бя на но­вом «сна­ря­де» — по­лот­нах.

«Для Сим­фе­ро­по­ля - это но­вое на­прав­ле­ние, наш зал — пер­вое ме­сто, где по­ве­си­ли по­лот­на, ещё, знаю, есть сту­дия в Се­ва­сто­по­ле», — объ­яс­ня­ет она.

Впервые трю­ки на по­лот­нах она уви­де­ла в цир­ке, по­нра­ви­лось, да так, что за­хо­те­ла по­про­бо­вать. Съез­ди­ла на недель­ный ма­стер-класс в До­нецк, там ее на­учи­ли азам, а прак­ти­ко­вать­ся и ид­ти даль­ше при­шлось са­мо­сто­я­тель­но. Незна­ко­мые эле­мен­ты Ка­тя учи­ла по ви­део, бы­ли, ко­неч­но, труд­но­сти и ошиб­ки, но со вре­ме­нем тан­цы на по­лот­нах ста­ли ее род­ной сти­хи­ей.

Удер­жать­ся от со­блаз­на по­лу­чить свою пор­цию ад­ре­на­ли­на я, ко­неч­но, не смог­ла. И Ка­тя охот­но со­гла­ша­ет­ся на­учить ме­ня несколь­ким эле­мен­там. У тан­цо­ров на по­лот­нах свои тре­бо­ва­ния к тре­ни­ро­воч­ной одеж­де. Ос­нов­ное усло­вие – за­кры­тые ко­ле­ни.

Ина­че мо­гут быть ожо­ги: их мож­но по­лу­чить, ко­гда сколь­зишь, об­хва­тив по­лот­на го­лы­ми но­га­ми. А вот пер­чат­ки со­всем ни к че­му - мо­зо­лей у тан­цо­ров на по­лот­нах не бы­ва­ет.

К сча­стью, спор­тив­ный зал – не цирк, он усту­па­ет и в раз­ме­рах, и по вы­со­те. И ме­ня это да­же ра­ду­ет. Неволь­но пе­ре­во­жу взгляд с по­тол­ка на пол, пы­та­ясь опре­де­лить меж­ду ни­ми рас­сто­я­ние.

«Для на­чи­на­ю­щих вполне до­ста­точ­но, — пе­ре­хва­тив мой взгляд, успо­ка­и­ва­ет Ка­тя. — По тех­ни­че­ским нор­мам, ми­ни­маль­ная вы­со­та долж­на быть пять мет­ров или хо­тя бы два че­ло­ве­че­ских ро­ста, плюс, за­пас мет­ра пол­то­ра».

150 БА­ЗО­ВЫХ УПРАЖ­НЕ­НИЙ НУЖ­НО ВЫ­УЧИТЬ ЗА 1,5 МЕ­СЯ­ЦА

Преж­де, чем взять­ся за по­лот­но, нуж­но раз­мять и под­го­то­вить к рас­тяж­ке те­ло. Про­цесс уто­ми­тель­ный и дол­гий, разминка за­ни­ма­ет 30 ми­нут по­лу­то­ра­ча­со­во­го за­ня­тия. От то­го, как разо­гре­ты мыш­цы и су­ста­вы, за­ви­сит и без­опас­ность.

Раз­мер по­лот­на рас­счи­ты­ва­ют, умно­жая высоту на два, плюс да­ет­ся за­пас пол­то­ра мет­ра. На вы­со­те пять мет­ров по­лу­ча­ет­ся око­ло 9-10 мет­ров тка­ни.

БЕЗ СТРАХОВКИ

Тре­нер рас­пу­ты­ва­ет узел, и ро­зо­вые струи уда­ря­ют в пол. Она об­ма­ты­ва­ет за­пя­стья тка­нью и под­тя­ги­ва­ет­ся на ру­ках. Раз­да­ет­ся пу­га­ю­щий скре­жет – от на­груз­ки скри­пит креп­ле­ние. Ка­тя по­ни­ма­ю­ще ки­ва­ет: по­на­ча­лу ее это то­же на­сто­ра­жи­ва­ло. По­том при­вык­ла.

Коль­цо креп­ле­ния — верт­люг, вы­дер­жи­ва­ют ди­на­ми­че­скую на­груз­ку до 20 ты­сяч ки­ло­грам­мов. Огра­ни­че­ний по ве­су нет. Да и по воз­рас­ту. Са­мой стар­шей уче­ни­це Ка­ти - 47, млад­шей - 13 лет. За пол­то­ра ме­ся­ца но­вич­ки учат­ся вы­пол­нять 150 ба­зо­вых упраж­не­ний, в том чис­ле, слож­ных.

Она без­за­бот­но ще­бе­чет из-под по­тол­ка, успе­вая про­де­мон­стри­ро­вать несколь­ко эле­мен­тов. Со сто­ро­ны все вы­гля­дит кра­си­во, изящ­но и лег­ко.

«На не­боль­шой вы­со­те со­рвать­ся слож­но. Ты ли­бо за­вя­зан, ли­бо устой­чи­во опи­ра­ешь­ся на по­лот­но, — объ­яс­ня­ет Ка­тя. — И по­том, по­на­ча­лу за­пре­ща­ешь уче­ни­кам от­ры­вать ру­ки от по­лот­на, сле­дишь за тем, что­бы они обя­за­тель­но при­дер­жи­ва­лись од­ной ру­кой. Это во­об­ще не страш­но!»

В до­ка­за­тель­ство Ка­тя де­ла­ет «об­рыв»: сры­ва­ет­ся вниз на раз­ма­ты­ва­ю­щих­ся по­лот­нах и тор­мо­зит в несколь­ких сан­ти­мет­рах от по­ла. То, что, по идее, долж­но успо­ко­ить, вы­зы­ва­ет у ме­ня об­рат­ную ре­ак­цию. Спра­ши­ваю о стра­хов­ке.

«Стра­хов­ку, как в цир­ке, на тро­сах, здесь не сде­ла­ешь из-за по­сто­ян­ных об­мо­ток. Ты про­сто за­пу­та­ешь­ся то­гда и мо­жешь сам се­бя уда­вить, — рас­ска­зы­ва­ет Ка­тя. — По­это­му стра­хов­ка здесь — ма­ты, ко­то­рые ле­жат на по­лу, и тре­нер, ко­то­рый сле­дит за пра­виль­но­стью вы­пол­не­ния упраж­не­ний», — улы­ба­ет­ся мой тре­нер.

Все-та­ки лю­бо­пыт­ство ока­зы­ва­ет­ся силь­нее стра­ха. Об­хва­ты­ваю ру­ка­ми ткань и под­тя­ги­ва­юсь на тря­су­щих­ся от на­пря­же­ния ру­ках. В это вре­мя Ка­тя об­ма­ты­ва­ет мои но­ги. Это дол­жен де­лать сам уче­ник, но, как но­вич­ку, для ме­ня сде­ла­ли ис­клю­че­ние. Два-три за­вит­ка, и но­га слов­но сто­ит на сту­пе­ни. На­хо­дишь ба­ланс и чув­ству­ешь се­бя вполне уве­рен­но, но не по­ки­да­ет ощу­ще­ние, буд­то на­хо­дишь­ся на бор­ту ко­раб­ля, тан­цу­ю­ще­го на вол­нах. Все мыш­цы на­пря­же­ны. Лен­ты до бо­ли сдав­ли­ва­ют щи­ко­лот­ку.

Ка­тя пред­ла­га­ет сде­лать хо­тя бы од­но упраж­не­ние на по­лотне. Са­мое при­ми­тив­ное: ко­ле­ни под­жи­ма­ют­ся к гру­ди, че­ло­век на счет «во­семь» дер­жит пресс.

Под­жать к гру­ди ко­ле­ни, вце­пив­шись мерт­вой хват­кой в по­лот­на ру­ка­ми, уда­ет­ся толь­ко со вто­рой по­пыт­ки. «На­до мень­ше есть!» — от­зы­ва­ет­ся мозг. Паль­цы неме­ют, ру­ки дро­жат. До кон­ца сче­та не вы­дер­жи­ваю, на «че­ты­ре» но­ги ухо­дят вниз. Вы­ды­хаю с об­лег­че­ни­ем.

«По­сле это­го идет пе­ре­во­рот, ру­ка об­хва­ты­ва­ет по­лот­но, че­ло­век в по­лу­груп­пи­ров­ке пе­ре­во­ра­чи­ва­ет­ся вниз го­ло­вой и ищет ба­ланс, — про­дол­жа­ет Ка­тя, слов­но не за­ме­чая мо­их стра­да­ний. – По­том - сто­еч­ка: вы­прям­ля­ешь но­ги».

Ру­ки немно­го от­дох­ну­ли, и я ре­ша­юсь на ещё один эле­мент. За­кре­пив­шись за по­лот­но ступ­ня­ми, де­лаю упор на ру­ки, и. но­ги лег­ко разъ­ез­жа­ют­ся в про­доль­ный шпа­гат. Я ли­кую.

Ка­тю моя ре­ак­ция ве­се­лит. Дав вре­мя на ра­дость, она вско­ре воз­вра­ща­ет с небес на зем­лю.

«Это не клас­си­че­ский шпа­гат, ко­то­рый че­ло­век де­ла­ет на зем­ле. На по­лот­нах, под сво­им ве­сом, на рас­слаб­ле­нии, мы про­са­жи­ва­ем­ся на­мно­го ни­же и про­во­ра­чи­ва­ем­ся в од­ну сто­ро­ну».

Свою пор­цию эмо­ций и на­груз­ки я, ка­жет­ся, по­лу­чи­ла.

А че­рез сут­ки эта лег­кость да­ет о се­бе знать: но­ют ру­ки и безум­но бо­лит пресс. В те­че­ние двух дней не мо­гу да­же при­сесть без бо­ли. Ра­ду­ет од­но: ес­ли пресс бо­лит, зна­чит, он у ме­ня все-та­ки есть!

Фото Алек­сандра КАД­НИ­КО­ВА

Наш жур­на­лист при­об­щи­лась к гим­на­сти­ке.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.