СЕ­ЗОН ЗА 50 МИЛ­ЛИ­О­НОВ

Осе­нью 1927 го­да Крым при­хо­дил в се­бя по­сле зем­ле­тря­се­ния

AiF Krym (Crimea) - - ИСТОРИЯ - На­та­лья ДРЁМОВА

БИ­ЛЕ­ТЫ НА ПО­ЕЗД ИЛИ КО­РАБЛЬ БЫ­ЛИ В ТОТ «БАР­ХАТ­НЫЙ » СЕ­ЗОН ПО­ЧТИ НЕДО­СТУП­НЫ. ОГРОМ­НОЕ КО­ЛИ­ЧЕ­СТВО ЛЮ­ДЕЙ, ЕЩЕ НЕСКОЛЬ­КО НЕДЕЛЬ НА­ЗАД ПРЕДВКУШАВ­ШИХ ПРО­ГУЛ­КИ У МО­РЯ, ПЕСТ­РЫЕ КРЫМ­СКИЕ БАЗАРЫ С НЕ­ВЕ­РО­ЯТ­НО ДЕ­ШЕ­ВЫ­МИ ФРУК­ТА­МИ, ПРО­ХЛАД­НОЙ БУ­ЗОЙ И БРЫЗГАЮЩИМ­И СО­КОМ ЧЕ­БУ­РЕ­КА­МИ, ТЕ­ПЕРЬ СТРЕ­МИ­ЛИСЬ УЕХАТЬ. НИ­КО­ГДА ЕЩЕ КУ­РОРТ­НЫЙ СЕ­ЗОН НА ПО­ЛУ­ОСТ­РО­ВЕ НЕ ЗА­КАН­ЧИ­ВАЛ­СЯ ТА­КИ­МИ НЕВЕ­РО­ЯТ­НЫ­МИ УБЫТ­КА­МИ.

СТРАШ­НЫЕ ДНИ

Лет­ние впе­чат­ле­ния мно­гих при­ез­жих в том го­ду и так бы­ли под­пор­че­ны июнь­ски­ми под­зем­ны­ми толч­ка­ми. Пер­вый, 26 июня, вы­звал па­ни­ку в здрав­ни­цах, от­ток от­ды­ха­ю­щих, бы­ли по­вре­жде­ны неко­то­рые зда­ния. В Верх­ней Аут­ке, вспо­ми­нал из­вест­ный кра­е­вед Ар­се­ний МАР­КЕ­ВИЧ, «про­хо­дил по­ка­за­тель­ный суд. В это вре­мя на­ча­лись под­зем­ные толч­ки. Ко­гда дом, где на­хо­дил­ся суд, за­ша­тал­ся, двое слу­жа­щих со стра­ху вы­бро­си­лись с бал­ко­на вто­ро­го эта­жа, по­лу­чи­ли тяж­кие по­вре­жде­ния». 29 июня зем­ля сно­ва со­дро­га­ет­ся. Бы­ли жерт­вы: в од­ном из до­мов от­ды­ха по­гиб ин­же­нер Андреевски­й с сы­ном. По­вре­жден­ны­ми ока­за­лись 900 зда­ний ку­рор­тов, сум­му убыт­ков на­зва­ли нема­лую: мил­ли­он руб­лей. Мно­го это или ма­ло? В 1927 го­ду би­лет на по­езд из Моск­вы в Се­ва­сто­поль сто­ил 34 руб­ля, в го­сти­ни­це Алу­шты мож­но бы­ло снять скром­ный но­мер за 1,5 руб­ля в сут­ки, све­жий тво­рог на ба­за­ре Ял­ты сто­ил 50 ко­пе­ек за ки­ло­грамм.

То­гда ка­за­лось: са­мое худ­шее — по­за­ди, в июле и ав­гу­сте здрав­ни­цы сно­ва бы­ли за­пол­не­ны, тек­ла неспеш­ная ку­рорт­ная жизнь.

И вот на­сту­пи­ла ночь с 11 на 12 сен­тяб­ря.

«Я уснул, что­бы проснуть­ся в пер­вый раз в жиз­ни, ко­гда каж­дая ме­лочь в тво­ей ком­на­те, ка­за­лось, ста­ла раз­ва­ли­вать­ся. Я уви­дел пе­ре­вер­ну­тые сту­лья на по­лу, раз­би­тое зер­ка­ло. Я бро­сил­ся к две­ри, пол по­до мною за­ка­чал­ся, как ка­ча­ет­ся лод­ка в мо­ре. Пол ко­лы­хал­ся, вздра­ги­вал, под­нял­ся, за­скри­пел, буд­то го­тов был рух­нуть вниз», — так опи­сы­вал про­ис­хо­див­шее жур­на­лист «Прав­ды» Ни­кан­дров в сво­ей за­мет­ке, опуб­ли­ко­ван­ной 15 сен­тяб­ря 1927 го­да.

«Ти­ши­на но­чи вне­зап­но взо­рва­лась рас­ка­та­ми гу­ла, сту­ком па­да­ю­щей ме­бе­ли, об­ва­лив­шей­ся шту­ка­тур­ки, зво­ном раз­би­то­го стек­ла и по­су­ды... Не пом­ню, как я и мои ро­ди­те­ли вы­ско­чи­ли во двор, ми­но­вав двер­ные про­емы, где на­ви­са­ли над го­ло­вой осев­шие ка­мен­ные кли­нья пе­ре­мы­чек, пе­ре­мах­нув че­рез пол­ку с раз­би­той по­су­дой и ку­чи об­ва­лив­шей­ся шту­ка­тур­ки» — а это уже вос­по­ми­на­ния алуш­тин­ца, по­мощ­ни­ка мон­те­ра элек­тро­стан­ции Сер­ге­е­ва.

Толч­ки по­вто­ря­лись один за дру­гим, тре­ща­ли сте­ны и кры­ши, вы­ли со­ба­ки, кри­ча­ли лю­ди. Сер­ге­ев пи­сал, как в па­ни­ке вы­бе­га­ли на ули­цу мест­ные жи­те­ли и от­ды­ха­ю­щие. В до­ме от­ды­ха «Гор­няк» из-за небы­ва­лой для сен­тяб­ря ду­хо­ты мно­гие спа­ли «в чем мать ро­ди­ла», и по­сле толч­ков так и бро­си­лись на ули­цу.

Бы­ли слу­чаи, ко­гда в ночь зем­ле­тря­се­ния лю­ди схо­ди­ли с ума. На­при­мер, та­кой эпи­зод был от­ме­чен в Гур­зу­фе. «Но боль­ше все­го лю­ди по­стра­да­ли пси­хи­че­ски. Силь­ный под­зем­ный гул, рас­ка­ты гор­ных об­ва­лов, мы­ча­ние ко­ров, лай и вой со­бак, плач и вопли жен­щин и де­тей, гу­стая ед­кая пыль и тьма в ком­на­тах, падение раз­лич­ных пред­ме­тов и силь­ное ка­ча­ние зда­ний дей­стви­тель­но при­во­ди­ли в ужас да­же са­мых сме­лых лю­дей», — кон­ста­ти­ро­вал про­фес­сор Па­вел Гол­ланд­ский.

Он по­дроб­но опи­сы­вал раз­ру­ше­ния на ЮБК. На­при­мер, по­вре­жде­ния Алуп­кин­ско­го двор­ца, ли­шив­ше­го­ся де­ко­ра­тив­ных труб и укра­ше­ний, тре­щи­ны в его сте­нах. Или пре­вра­тив­ши­е­ся в ру­и­ны до­ма Ял­ты, сте­ны ко­то­рых скла­ды­ва­ли про­сто на глине. Ин­те­рес­но, что зна­ме­ни­тая Фо­рос­ская цер­ковь, на­хо­дя­ща­я­ся, ка­за­лось бы, в са­мом уяз­ви­мом по­ло­же­нии — на краю ска­лы, зем­ле­тря­се­ние пе­ре­нес­ла во­об­ще без ущер­ба. А вот Ласточ­ки­но гнез­до по­стра­да­ло ос­но­ва­тель­но.

ВСЕМ МИ­РОМ

Утром 12 сен­тяб­ря в Ял­те на­ча­ли дей­ство­вать ко­ман­ды спа­са­те­лей, со­став­лен­ные из ра­бот­ни­ков ми­ли­ции и ра­бо­чих. Они раз­гре­ба­ли за­ва­лы, отыс­ки­вая по­стра­дав­ших. Как ни уди­ви­тель­но, прак­ти­че­ски все учре­жде­ния го­ро­да ра­бо­та­ли, несмот­ря на по­вре­жде­ние за­ни­ма­е­мых ими зда­ний. На­при­мер, Мор­ское агент­ство бы­ло пол­но­стью раз­ва­ле­но, но слу­жа­щие тру­ди­лись на от­кры­том воз­ду­хе, воз­ле раз­ва­лин.

На­бе­реж­ная Ял­ты пе­ре­пол­не­на бы­ла людь­ми, в са­ди­ках и па­ли­сад­ни­ках лю­ди устра­и­ва­ли би­ву­а­ки. Гро­моз­дил­ся вы­не­сен­ный из до­мов скарб — сун­ду­ки, мат­ра­сы, уз­лы, кро­ва­ти.

Точ­ные дан­ные о ко­ли­че­стве по­стра­дав­ших по­яви­лись лишь спу­стя несколь­ко недель по­сле ка­та­стро­фы: трое по­гиб­ших, 65 ра­не­ных.

48% ЖИ­ТЕ­ЛЕЙ СЁЛ ЮБК ОСТА­ЛИСЬ БЕЗ КРЫ­ШИ НАД ГО­ЛО­ВОЙ.

До­ма, раз­ру­шен­ные пол­но­стью и дав­шие тре­щи­ны, ис­пор­чен­ные элек­тро- и во­до­про­во­ды, бе­жен­цы, про­би­рав­ши­е­ся с ЮБК в Сим­фе­ро­поль, мест­ные жи­те­ли — и ли­шив­ши­е­ся имущества, и бо­я­щи­е­ся пе­ре­би­рать­ся в до­ма в ожи­да­нии но­вых толч­ков… Со всем этим те­перь пред­сто­я­ло раз­би­рать­ся крым­ским вла­стям. Па­ла­точ­ные го­род­ки раз­би­ва­ли в скве­рах, пар­ках и па­ли­сад­ни­ках, в них жи­ли не толь­ко те, кто оста­лись без кры­ши над го­ло­вой. Мно­гие про­сто бо­я­лись воз­вра­щать­ся под кры­ши. В Алу­ш­те да­же вы­рос го­ро­док из фа­нер­ных на­ве­сов и до­ми­ков, ко­то­рый про­зва­ли «Ри­о­де-Фа­ней­ро». И ведь бы­ло че­го бо­ять­ся — 24 сен­тяб­ря толч­ки сно­ва по­вто­ри­лись!

К кон­цу сен­тяб­ря по­яви­лись офи­ци­аль­ные циф­ры: без кро­ва оста­лись 48% жи­те­лей юж­но­бе­реж­ных сел и се­ле­ний. Об­щая циф­ра убыт­ков — 50 мил­ли­о­нов руб­лей. Кры­му сра­зу же по­сле пер­вых толч­ков вы­де­ли­ли по­мощь в пол­мил­ли­о­на — на пер­во­оче­ред­ные ме­ры. Та­кие как, на­при­мер, вос­ста­нов­ле­ние ком­му­ни­ка­ций, ра­зо­вую мат­по­мощь по­стра­дав­шим (4-35 руб.), про­дук­ты и теп­лую одеж­ду.

А 3 ок­тяб­ря ре­ше­ни­ем Сов­нар­ко­ма РСФСР на вос­ста­нов­ле­ние го­род­ско­го жил­фон­да Крым по­лу­чил мил­ли­он руб­лей, 200 ты­сяч — на кре­стьян­ские хо­зяй­ства, 100 ты­сяч — на воз­рож­де­ние ку­рор­тов мест­но­го зна­че­ния. Уже в сле­ду­ю­щем го­ду Крым под­дер­жа­ли еще и без­воз­врат­ным по­со­би­ем в пол­то­ра мил­ли­о­на руб­лей. Со­став­лял­ся пе­ре­чень здрав­ниц, ко­то­рые долж­ны бы­ли вос­ста­нав­ли­вать за счет го­су­дар­ства, спис­ки строй­ма­те­ри­а­лов, ко­то­рые долж­ны быть от­прав­ле­ны в Крым, пе­реч­ни жи­те­лей, ко­то­рым при­шлось встре­тить зи­му в ша­ла­шах, ба­ра­ках и па­лат­ках. Кста­ти, «на Крым» охот­но жерт­во­ва­ли и про­стые лю­ди, устра­и­вая бла­го­тво­ри­тель­ные кон­цер­ты, спек­так­ли, лек­ции — они при­нес­ли око­ло 700 ты­сяч руб­лей. Вы­пу­сти­ли и от­крыт­ки с фо­то­гра­фи­я­ми раз­ру­ше­ний на Юж­ном бе­ре­гу, сбор от их про­да­жи так­же шел в по­мощь Кры­му.

Вес­ной 1928 го­да на по­лу­ост­ров от­ды­ха­ю­щие еха­ли неохот­но — жи­вы еще бы­ли стра­хи. За­то Вла­ди­мир Ма­я­ков­ский, при­е­хав­ший в Крым в том се­зоне, очень ра­до­вал­ся про­сто­ру и от­сут­ствию «чи­стой» ку­рорт­ной пуб­ли­ки. Да­же сти­хо­тво­ре­ние на­пи­сал — «О поль­зе зем­ле­тря­се­ний»:

Ял­та. Курортники, же­ла­ю­щие по­ки­нуть раз­ру­шен­ный го­род ждут па­ро­ход.

Гур­зуф. Та­ба­ко­во­ды, ли­шив­ши­е­ся до­мов, жи­вут под от­кры­тым не­бом.

Ял­та. Раз­ру­шен­ный зем­лятря­се­ни­ем дом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.