ОТ ЧЕРВОНЦА ДО МО­НА­ХА

На по­лу­ост­ро­ве ра­бо­та­ют над Крас­ной кни­гой Кры­ма

AiF Krym (Crimea) - - ТЕМА НОМЕРА - На­та­лья ДРЁМОВА

ВРЯД ЛИ КО­МУ-ТО СЕ­ГОД­НЯ НУЖ­НО ОБЪ­ЯС­НЯТЬ, ЧТО ТА­КОЕ КРАС­НАЯ КНИ­ГА, ГДЕ СО­БРА­НЫ СВЕ­ДЕ­НИЯ О ВИ­ДАХ, ОПАС­НО ПО­ДО­ШЕД­ШИХ К РУ­БЕ­ЖУ СВО­Е­ГО ИС­ЧЕЗ­НО­ВЕ­НИЯ. СЕЙ­ЧАС В КРЫ­МУ УЧЕ­НЫЕ РА­БО­ТА­ЮТ НАД СО­СТАВ­ЛЕ­НИ­ЕМ ЕЕ РЕ­ГИ­О­НАЛЬ­НО­ГО ВА­РИ­АН­ТА.

Имен­но она в бу­ду­щем ста­нет ос­но­вой для прак­ти­че­ских мер по охране фло­ры и фа­у­ны — от раз­ра­бот­ки про­ек­тов за­по­ве­до­ва­ния тех или иных тер­ри­то­рий, до на­ка­за­ния лю­дей, по­сяг­нув­ших на «крас­но­книж­ные» рас­те­ний и жи­вот­ных.

ВОЙ­ТИ ПРО­ЩЕ,

ЧЕМ ВЫЙ­ТИ

Лю­бой спе­ци­а­лист ска­жет, что со­хра­нить кон­крет­ное рас­те­ние или жи­вот­ное вне его сре­ды оби­та­ния невоз­мож­но. То есть, тео­ре­ти­че­ски, мож­но со­брать кол­лек­цию се­мян и при необ­хо­ди­мо­сти вы­ра­щи­вать в пи­том­ни­ках де­ре­вья, ку­стар­ни­ки или тра­вы. Мож­но дер­жать в зоо­пар­ках жи­вот­ных, по­лу­чать от них потом­ство, да­же де­лать по­пыт­ки воз­вра­ще­ния их в ди­кую при­ро­ду. Но это невоз­мож­но без охра­ны тер­ри­то­рий, где они жи­вут и вы­во­дят потом­ство, без устра­не­ния бес­по­кой­ства со сто­ро­ны лю­дей.

«Нам нуж­но со­хра­нить как мож­но боль­ше есте­ствен­ной при­ро­ды, — объ­яс­ня­ет про­фес­сор ка­фед­ры эко­ло­гии и зоо­ло­гии, док­тор биологичес­ких на­ук Крым­ско­го Фе­де­раль­но­го уни­вер­си­те­та Сер­гей ИВА­НОВ. — Че­ло­век очень ак­тив­но осва­и­ва­ет про­стран­ство, и се­год­ня чис­лен­ность неко­то­рых ви­дов на­столь­ко сни­зи­лась, что мы не зна­ем, су­ще­ству­ют ли они еще. Да­ле­ко за при­ме­ра­ми хо­дить не на­до: есть та­кой не­боль­шой сим­па­тич­ный жу­чок че­ки­нио­ла, оби­тав­ший в ле­со­пар­ках окрест­но­стей Сим­фе­ро­по­ля — остат­ках неко­гда об­шир­ных дуб­рав. Мно­гие со­вре­мен­ные био­ло­ги зна­ко­мы с ним лишь по кол­лек­ци­ям, в ко­то­рых со­хра­ни­лись все­го 16 эк­зем­пля­ров. Нигде боль­ше он не во­дит­ся, нигде боль­ше не был об­на­ру­жен. И по­ка мы не мо­жет ска­зать, ис­чез ли он окон­ча­тель­но, или все-та­ки по­пу­ля­ция со­хра­ни­лась».

Есть пред­по­ло­же­ние, что на чис­лен­ность че­ки­нио­ли мог­ла по­вли­ять дав­няя прак­ти­ка це­мен­ти­ро­ва­ния ду­пел ду­бов. С од­ной сто­ро­ны, та­кая «плом­би­ров­ка» про­дле­ва­ла жизнь де­ре­ва, с дру­гой — вли­я­ла на цикл раз­мно­же­ния че­ки­нио­лы, ведь ли­чин­ки этих жу­ков раз­ви­ва­ют­ся в дуп­лах.

А вспом­ним, сколь­ко дис­кус­сий бы­ло от­но­си­тель­но под­снеж­ни­ков в Кры­му. «Его же очень мно­го — за­яв­ля­ли сто­рон­ни­ки ис­клю­че­ния под­снеж­ни­ка из пе­реч­ня охра­ня­е­мых ви­дов — в ле- сах есть по­ля­ны сплошь по­кры­ты цве­та­ми!». Но се­го­дняш­нее «мно­го» в слу­чае, ес­ли под­снеж­ник не охра­нять, во­все не зна­чит, что этот вид не бу­дет про­сто уни­что­жен ком­мер­ции ра­ди.

Ведь бы­ли вре­ме­на, ко­гда неле­галь­ным сбо­ром и тор­гов­лей под­снеж­ни­ков за­ни­ма­лись це­лые се­ла. По­ез­да­ми и са­мо­ле­та­ми де­сят­ки ты­сяч бу­ке­тов вы­во­зи­ли из Кры­ма. Слу­чаи, ко­гда ви­ды, по­пав­шие в Крас­ную кни­гу, «вы­хо­дят» от­ту­да по при­чине то­го, что им ни­что не угро­жа­ет, очень ред­ки. Та­кое, на­при­мер, слу­чи­лось со сре­ди­зем­но­мор­ским нето­пы­рем. В из­дан­ной в 80-е го­ды про­шло­го ве­ка крым­ской ли­те­ра­ту­ре о ред­ких жи­вот­ных, упо­ми­на­ет­ся о еди­нич­ных встре­чах, пред­по­ла­га­ет­ся, что этот пред­ста­ви­тель ру­ко­кры­лых, ско­рее, бы­ва­ет на по­лу­ост­ро­ве про­ле­том. Но про­шло три де­сят­ка лет, и этот вид в Кры­му встре­ча­ют до­ста­точ­но ча­сто (как, впро­чем, и в со­сед­них об­ла­стях Укра­и­ны). За­то судь­ба дру­гой ле­ту­чей мы­ши обер­ну­лась буд­то на­смеш­кой над ее на­зва­ни­ем: длин­но­кры­ла обык­но­вен­но­го в Кры­му не встре­ча­ли уже несколь­ко де­ся­ти­ле­тий.

СА­ТИ­РЫ НА ПОЛЯНКАХ

В укра­ин­ские вре­ме­на необ­хо­ди­мость утвер­жде­ния по­ло­же­ния о Крас­ной кни­ге Кры­ма об­суж­да­лась мно­го­крат­но, но даль­ше это­го де­ло не пошло. За­то сей­час у рес­пуб­ли­ки есть уни­каль­ная воз­мож­ность про­ин­вен­та­ри­зи­ро­вать свою фло­ру и фа­у­ну, уста­но­вить при­о­ри­те­ты в охране ред­ких ви­дов, раз­ра­бо­тать про­грам­мы их со­хра­не­ния.

По мне­нию Сер­гея Ива­но­ва, в ре­ги­о­наль­ный ре­естр нуж­но вклю­чить пред­ста­ви­те­лей фло­ры и фа­у­ны Кры­ма, ко­то­рые вне­се­ны в Крас­ную кни­гу Рос­сии и меж­ду­на­род­ные спис­ки охра­ня­е­мых ви­дов. Кро­ме то­го, вой­ти ту­да долж­ны рас­те­ния и жи­вот­ные, ко­то­рые со­кра­ти­ли свою чис­лен­ность, ли­бо на­хо­дят­ся пе­ред ли­цом та­кой угро­зы. А так­же ви­ды, на­хо­дя­щи­е­ся в Кры­му под угро­зой ис­чез­но­ве­ния (или, воз­мож­но, ис­чез­нув­шие). Зоо­ло­ги, бо­та­ни­ки и эко­ло­ги все-та­ки на жизнь пред­по­чи­та­ют смот­реть с оп­ти­миз­мом, по­ла­гая, что шанс вы­жить оста­ет­ся у мно­гих ви­дов. Так, один из крым­ских эн­де­ми­ков — но­рич­ник тон­кий, счи­тал­ся ис­чез­нув­шим, в по­след­ний раз его на­хо­ди­ли в 1926 го­ду. «А в 2012-м лю­би­тель-бо­та­ник Сер­гей СВИ­РИН об­на­ру­жил его на од­ной из осы­пей Ял­тин­ской яй­лы, — рас­ска­зы­ва­ет Сер­гей Ива­нов. — Кста­ти, все крым­ские ор­хи­деи (45 ви­дов), охра­ня­ют­ся. И, кста­ти, на по­лу­ост­ро­ве уче­ные про­дол­жа­ют от­кры­вать но­вые ви­ды: недав­но бы­ла опи­са­на ор­хи­дея дрем­лик горно-крым­ский, ко­то­рая рас­тет толь­ко в Кры­му. А со­труд­ник Ка­ра­даг­ско­го при­род­но­го за­по­вед­ни­ка Юрий БУДАШКИН уже опи­сал бо­лее 10 но­вых для на­у­ки ви­дов крым­ских ба­бо­чек, а в сте­пи у мы­са Ча­уда об­на­ру­жил неиз­вест­ную ра­нее на­у­ке зем­ля­ную ди­кую пче­лу».

10 НО­ВЫХ ВИ­ДОВ БА­БО­ЧЕК ОПИ­СА­НЫ В КРЫ­МУ.

С дру­гой сто­ро­ны, ви­ды, ко­то­рые счи­та­ют­ся окон­ча­тель­но ис­чез­нув­ши­ми, мог­ли бы вер­нуть­ся в Крым. Ма­ло кто зна­ет, что сре­ди жертв Граж­дан­ской вой­ны был по­след­ний тюлень-мо­нах в Кры­му, ко­то­ро­го в бух­те Лас­пи за­стре­лил ка­кой-то ре­во­лю­ци­он­ный мат­рос. Эти тю­ле­ни сей­час оби­та­ют у бе­ре­гов Тур­ции. А ведь на по­лу­ост­ро­ве есть ме­сто с под­хо­дя­щи­ми пля­жа­ми и пе­ще­ра­ми, где они бы мог­ли жить — по­лу­ост­ров Тар­хан­кут. Во­прос толь­ко в обес­пе­че­нии на­деж­ной охра­ны. Воз­мож­но, крым­ские уче­ные пред­ло­жат Рус­ско­му гео­гра­фи­че­ско­му об­ще­ству про­ект по воз­вра­ще­нию тю­ле­ня-мо­на­ха в Крым.

Ко­неч­но, в первую оче­редь в Крас­ную кни­гу Кры­ма, го­во­рит Сер­гей Ива­нов, долж­ны вой­ти эн­де­ми­ки — жи­вот­ные и рас­те­ния, ко­то­рые оби­та­ют или про­из­рас­та­ют толь­ко в Кры­му и боль­ше нигде в ми­ре. Неко­то­рые из них «при­вя­за­ны» к очень ма­лень­кой тер­ри­то­рии — од­но­му-двум уро­чи­щам, окрест­но­стям несколь­ких сел, пе­ще­ре или яй­ле. На­при­мер, жу­же­ли­ца Дуб­лян­ско­го оби­та­ет толь­ко в од­ной из пе­щер ял­тин­ской яй­лы. Круп­ную кра­си­вую ба­боч­ку са­ти­ра эвк­син­ско­го уви­деть мож­но лишь на по­ля­нах под от­ро­га­ми Ай-Пет­ри, на юж­ном склоне Ча­тыр-Да­га и на од­ном из скло­нов Ба­бу­ган яй­лы. Та­кие рас­те­ния как кен­дырь крым­ский и кло­пов­ник Тур­ча­ни­но­ва встре­ча­ют­ся толь­ко на по­бе­ре­жье во­круг Фе­одо­сии; по­лынь Дзе­ва­нов­ско­го и лук тар­хан­кут­ский – толь­ко на Тар­хан­кут­ском по­лу­ост­ро­ве. Да и сре­ди рыб есть та­кие, ко­то­рые боль­ше нигде, кро­ме как в ре­ках Кры­ма, не уви­дишь — ма­ре­на крым­ская и ше­мая крым­ская.

В ре­ги­о­наль­ной Крас­ной кни­ге пла­ни­ру­ет­ся от­ве­сти стра­ни­цы для рас­те­ний и жи­вот­ных, ко­то­рые обыч­ны для дру­гих тер­ри­то­рий, но ред­ки на по­лу­ост­ро­ве. Крым для них стал са­мым даль­ним кра­ем об­ла­сти рас­про­стра­не­ния. Так, ба­боч­ка-пест­руш­ка та­вол­го­вая жи­вет лишь в уще­лье Узун­жа под Се­ва­сто­по­лем. И нигде, кро­ме как на Ка­ра­би-яй­ле, вы не уви­ди­те ле­та­ю­ще­го червонца ог­нен­но­го. Эта ба­боч­ка с «де­неж­ным» име­нем жи­вет толь­ко здесь.

В Кры­му ред­ки­ми, но встре­ча­ю­щи­ми­ся в дру­гих стра­нах, яв­ля­ют­ся крупные па­даль­щи­ки — чер­ный гриф и бе­ло­го­ло­вый сип. И ес­ли про бу­ду­щее гри­фа уче­ные го­во­рят с осто­рож­ным оп­ти­миз­мом, то по­пу­ля­ция сипа ста­ла рас­ти. Не так дав­но за­ре­ги­стри­ро­ва­на да­же мо­ло­дая пти­ца, пе­ре­брав­ша­я­ся в Крым из Ев­ро­пы (ви­ди­мо, пре­зрев ев­ро­санк­ции).

По пред­ва­ри­тель­ным дан­ным, в Крас­ную кни­гу Кры­ма вой­дет бо­лее 400 ви­дов рас­те­ний и гри­бов. Пе­ре­чень жи­вот­ных как раз сей­час со­став­ля­ет­ся. По­ка в спис­ке зна­чат­ся 305 ви­дов, но он на­вер­ня­ка бу­дет боль­ше. Вы­бор «крас­но­книж­ных» ви­дов, их пред­став­ле­ние в кни­ге, мно­го­лет­нее ве­де­ние Крас­ной кни­ги – ра­бо­та слож­ная, но спе­ци­а­ли­стов, ко­то­рые мо­гут ее сде­лать, в Кры­му до­ста­точ­но: это на­уч­ные со­труд­ни­ки за­по­вед­ни­ков, на­уч­но­ис­сле­до­ва­тель­ских ин­сти­ту­тов, пре­по­да­ва­те­ли ву­зов.

По­явит­ся Крас­ная кни­га Кры­ма, воз­мож­но, уже в на­ча­ле 2017 го­да. А до той по­ры крым­ские вла­сти долж­ны утвер­дить в ка­че­стве офи­ци­аль­но­го до­ку­мен­та Пе­ре­чень ред­ких и ис­че­за­ю­щих ви­дов, что­бы их во­об­ще не оста­вить без охра­ны.

Ин­те­рес­но, за­ду­мы­вал­ся ли бе­ло­го­ло­вый сип о санк­ци­ях пе­ред по­лё­том в Крым?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.