ЧУ­ДО СИМФЕРОПОЛ­ЬСКОЕ

Воз­вра­ще­ния хра­ма ка­ра­и­мы до­би­ва­лись чет­верть ве­ка

AiF Krym (Crimea) - - НАСЛЕДИЕ - На­та­лья ДРЁМОВА

Зда­ние на ули­це Ка­ра­им­ской вы­де­ля­ет­ся не толь­ко сре­ди скром­ной ста­рой за­строй­ки, но и пом­пез­ных но­во­де­лов.

Без ма­ло­го сто два­дцать лет оно сто­ит здесь. Сей­час его опо­я­сы­ва­ют ме­тал­ли­че­ские сет­ки, что­бы «ло­вить» пла­сты па­да­ю­щей шту­ка­тур­ки, по­блек­ла крас­ка, тре­бу­ют вни­ма­ния за­тей­ли­вая резь­ба и дру­гие эле­мен­ты де­ко­ра. Но са­мо зда­ние по­стро­е­но ос­но­ва­тель­но, фун­да­мент - креп­кий, оно еще по­слу­жит ка­ра­им­ской об­щине, ко­то­рая толь­ко этим ле­том вер­ну­ла его.

ТАЙ­НА КРАС­НОЙ

ЗВЕЗ­ДЫ

Ке­нассá — мо­лит­вен­ный дом караимов. На­ро­да ма­лень­ко­го и не­ве­ро­ят­но стой­ко­го в том, что ка­са­ет­ся со­хра­не­ния сво­е­го «я». Та­ко­го хра­ма, как в Сим­фе­ро­по­ле, нет боль­ше ни в од­ном угол­ке Кры­ма. Бо­лее древ­ние мо­лит­вен­ные до­ма, на­при­мер, в пе­щер­ном го­ро­де Чу­фут-Ка­ле или Ев­па­то­рии, — про­ще и стро­же. А здесь - на­сто­я­щее чу­до, огром­ное, но не тя­же­ло­вес­ное, изящ­ное и ве­ли­че­ствен­ное, «бо­га­тое» и… сдер­жан­ное.

Де­ко­ра­тив­ную стен­ку над вен­ча­ю­щим зда­ние кар­ни­зом увен­чи­ва­ет пя­ти­ко­неч­ная звез­да. Изна­чаль­но здесь кра­со­ва­лась ше­сти­ко­неч­ная звез­да Да­ви­да, с нею зда­ние про­су­ще­ство­ва­ло со вре­ме­ни окон­ча­ния по­строй­ки в 1896 го­ду до кон­ца 20-х. Вре­ме­на то­гда бы­ли… нелег­кие. Вол­на борь­бы Со­вет­ской вла­сти с ре­ли­ги­ей пре­вра­ти­лась в на­сто­я­щее цу­на­ми, ко­то­рое об­ру­ши­ва­лось на хра­мы, остав­ляя пу­стые сте­ны, а то и раз­ва­ли­ны. «Обра­ти­те вни­ма­ние: след от ше­сти­ко­неч­ной звез­ды по-преж­не­му ви­ден, хо­тя его несколь­ко раз пы­та­лись за­кра­ши­вать, — по­ка­зы­ва­ет на фа­сад гла­ва На­уч­но­го со­ве­та Ас­со­ци­а­ции крым­ских караимов Юрий ПОЛКАНОВ. — Пя­ти­ко­неч­ная звез­да бы­ла уста­нов­ле­на, ко­гда кенасса ещё дей­ство­ва­ла. Это бы­ло пред­ло­же­ние от вла­стей — мо­жет быть, они рас­счи­ты­ва­ли на ка­кое-то про­ти­во­дей­ствие, что­бы отыс­кать по­вод за­крыть храм. Но, к их удив­ле­нию, ка­ра­им­ские свя­щен­но­слу­жи­те­ли идею под­дер­жа­ли, но­вую звез­ду уста­но­ви­ли. С од­ной сто­ро­ны, на­де­я­лись, что та­кая ло­яль­ность по­мо­жет по­ла­дить с вла­стью, с дру­гой, пя­ти­ко­неч­ная звез­да у караимов — древ­ний по­чи­та­е­мый сим­вол.

Не по­мог­ла крас­ная звез­да. Сна­ча­ла, в 1927-м, в ке­нассу пе­ре­нес­ли ка­ра­им­ский клуб, а три го­да спу­стя за­кры­ли под тем пред­ло­гом, что на­род не хо­дит мо­лить­ся. «Клуб, кста­ти, то­же по­том разо­гна­ли, — рассказы- Алек­сандр БАБАДЖАН, га­з­зан (свя­щен­но­слу­жи­тель) Сим­фе­ро­поль­ской кенасса:

— За воз­вра­ще­ние ка­ра­им­ской об­щине это­го зда­ния мы бо­ро­лись по­чти чет­верть ве­ка. И не то, что­бы нам от­ка­зы­ва­ли, ско­рее, тя­ну­ли вре­мя, от­де­лы­ва­лись обе­ща­ни­я­ми. А зда­ние вс¸ вет­ша­ло… Толь­ко по­сле ва­ет Юрий Полканов. — А зда­ние раз­го­ро­ди­ли на кле­туш­ки и от­да­ли под Ра­дио­ко­ми­тет, ко­то­рый и раз­ме­щал­ся здесь до недав­не­го вре­ме­ни. К сло­ву, его со­труд­ни­ки ни­ко­гда не чув­ство­ва­ли се­бя здесь ком­форт­но. Нет, ни­ка­ких по­ту­сто­рон­них яв­ле­ний не на­блю­да­лось — про­сто бы­ло тес­но и неудоб­но».

РО­ЯЛЬ В «КУЩАХ»

Кенасса бы­ла боль­ше, чем куль­то­вым зда­ни­ем, здесь со­сре­до­то­чи­ва­лась жизнь всей об­щи­ны. Во дво­ре сто­я­ла бе­сед­ка, где про­во­ди­лись об­ря­ды во вре­мя празд­ни­ка уро­жая — она не со­хра­ни­лась. На­хо­див­ший­ся во дво­ре мид­раш — на­чаль­ную ка­ра­им­скую шко­лу, в со­вет­ское вре­мя превратили в под­соб­ные по­ме­ще­ния. Не оста­лось сле­да от бла­го­тво­ри­тель­ной сто­ло­вой,

воз­вра­ще­ния Кры­ма в Рос­сию де­ло не толь­ко сдви­ну­лось с мерт­вой точ­ки — в н¸м бы­ла по­став­ле­на точ­ка! Те­перь нам пред­сто­ит боль­шая ра­бо­та по ре­став­ра­ции. Вос­ста­нав­ли­вать из­на­чаль­ный внут­рен­ний об­лик зда­ния мы не бу­дем — для это­го при­шлось бы сно­сить пе­ре­бор­ки эта­жей. В ке­нассе, как мы пла­ни­ру­ем, бу­дет не толь­ко по­ме­ще­ние для мо­литв, но и куль­тур­ный центр с экс­по­зи­ци­ей пред­ме­тов ка­ра­им­ско­го бы­та, би­б­лио­те­ка. жи­лья для свя­щен­но­слу­жи­те­ля — га­з­за­на. Ку­да по­де­ва­лась утварь и бо­га­тая би­б­лио­те­ка ке­нассы по­сле её за­кры­тия, неиз­вест­но до се­го вре­ме­ни. Ско­рей все­го, го­во­рит Юрий Полканов, рас­та­щи­ли: бы­ло при­мер­но то же, что и с осталь­ны­ми крым­ски­ми хра­ма­ми.

Да­вай­те вой­дем. Две­ри - ста­рин­ные, тя­же­лые, ко­гда­то сра­зу за ни­ми от­кры­ва­лось огром­ное про­стран­ство по­ме­ще­ния для мо­лит­вы. Сей­час — неши­ро­кая лест­ни­ца, ве­ду­щая на­верх. На лест­нич­ном про­лё­те вто­ро­го эта­жа мож­но по­лю­бо­вать­ся на круг­лое окош­ко с пе­ре­пле­том в ви­де цвет­ка. Даль­ше — ко­ри­дор с рас­пах­ну­ты­ми две­ря­ми, на ко­то­рых со­хра­ни­лись таб­лич­ки: «Дик­то­ры. Зву­ко­ре­жис­се­ры», «Ап­па­рат­ная мон­та­жа 2», «По­ме­ще­ние с по­вы­шен­ной опас­но­стью».

МОЖ­НО ТОЛЬ­КО ПРЕД­СТА­ВИТЬ, СКОЛЬ­КО РАЗ В ДЕНЬ ЗВУ­ЧАТ СЛО­ВА: «ЧТО ЭТО?» ОТ ПРО­ХО­ЖИХ И ПАС­СА­ЖИ­РОВ МАРШ­РУ­ТОК, ПЛО­ХО ЗНА­Ю­ЩИХ СИМ­ФЕ­РО­ПОЛЬ.

ЛЕТ

По­ме­ще­ние фо­но­те­ки встре­ча­ет сы­ро­стью и пу­сты­ми стел­ла­жа­ми. «Для биб­лио­те­ки мо­гут при­го­дить­ся!», — по­ка­зы­ва­ет на них Юрий Полканов. Сей­час труд­но пред­ста­вить, как вы­гля­дел этот ко­ри­дор, ко­гда здесь Ар­хи­тек­то­ры счи­та­ют, что в ке­нассе Сим­фе­ро­по­ля со­еди­ни­лись ви­зан­тий­ский, мав­ри­тан­ский и го­ти­че­ский сти­ли. По­стро­е­на она бы­ла на сред­ства бо­га­тых ме­це­на­тов­ка­ра­и­мов.

В фев­ра­ле 1889 го­да ка­ра­и­мы Сим­фе­ро­по­ля об­ра­ти­лись к Таври­че­ско­му гу­бер­на­то­ру с пись­мом, в ко­то­ром го­во­ри­лось: «В Сим­фе­ро­по­ле нет спе­ци­аль­но­го зда­ния для ка­ра­им­ско­го мо­лель­но­го до­ма, оно

бы­ло пол­но лю­дей, ца­ри­ла су­е­та. Но то са­мое круг­лое ок­но и оби­тые дер­ман­ти­ном две­ри, ко­ри­дор, вы­кра­шен­ный го­лу­бой, но ка­кой-то по-ка­зён­но­му уны­лой крас­кой, ка­жут­ся про­стран­ства­ми из раз­ных эпох.

Ко­гда-то над мо­лит­вен­ным по­ме­ще­ни­ем вы­сту­па­ли хо­ры, пред­на­зна­чен­ные для жен­щин — им не доз­во­ля­лось мо­лить­ся вме­сте с муж­чи­на­ми. При пе­ре­строй­ке хо­ры «лег­ли» на пе­ре­кры­тие эта­жа, об­ра­зо­вав боль­шой зал. Он еще вы­гля­дит на­ряд­но: сте­ны оби­ты тка­нью с цве­та­ми и гир­лян­да­ми. И, как в из­вест­ной шут­ке, из этих «ку­щей» вы­гля­ды­ва­ет… кон­церт­ный ро­яль. Да­же два ро­я­ля. Тут же — мик­ро­фон на длин­ном шта­ти­ве — «наслед­ство» от ра­дио­ком­па­нии.

Мож­но под­нять­ся ещё вы­ше — к тре­тье­му эта­жу (ско­рее, да­же чер­да­ку), ве­дет же­лез­ная лест­ни­ца. Но вы­гля­дит она на ред­кость непроч­но, сто­ит ли рис­ко­вать? Ни­че­го, со­всем ско­ро каж­дый уголок ке­нассы бу­дет осмот­рен. Ей пред­сто­ят боль­шие пе­ре­ме­ны.

120 НА­ЗАД БЫ­ЛА ПО­СТРО­Е­НА КЕНАССА.

Часть де­ко­ра­тив­ных эле­мен­тов бы­ла утра­че­на в со­вет­ское вре­мя.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.