ПРО­ПАВ­ШЕЕ ПИСЬ­МО: ОД­НО ИЗ ТЫ­СЯ­ЧИ

AiF Krym (Crimea) - - ГРАНИ ЖИЗНИ - Под­го­то­ви­ла На­та­лья ДРЁМОВА

пи­са­на та ра­бо­та, неиз­вест­но, но пись­ма ока­за­лись в за­пас­ни­ках од­но­го из ав­стрий­ских му­зеев и толь­ко несколь­ко лет на­зад бы­ли пе­ре­да­ны Укра­ине — за­хва­че­ны-то бы­ли на её тер­ри­то­рии. Ис­кать ад­ре­са­тов - от Сред­ней Азии до Си­би­ри, от Укра­и­ны до Азер­бай­джа­на, на­ча­ли со­труд­ни­ки му­зея Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны.

Од­но из пи­сем бы­ло ад­ре­со­ва­но в ны­неш­ний Крас­но­гвар­дей­ский рай­он, в сов­хоз «Стра­на Со­ве­тов», что у стан­ции Би­ю­кОн­лар. Крас­но­ар­ме­ец Фи­липп Алек­сюк пи­сал род­ным, что жив-здо­ров. Впро­чем, хо­тя это пись­мо не до­шло, он успел до то­го, как Крым ок­ку­пи­ро­ва­ли фа­ши­сты, на­пи­сать ещё несколь­ко. Вот толь­ко в се­мье не со­хра­ни­лось ни од­но­го: мать крас­но­ар­мей­ца, ис­пу­гав­шись воз­мож­но­го обыс­ка, спря­та­ла пись­ма, до­во­ен­ные фо­то­гра­фии и до­ку­мен­ты сы­на, как ей ка­за­лось, в са­мом на­дёж­ном ме­сте — в пе­чи. А сто­яв­шие на по­стое у Алек­сю­ков нем­цы за­то­пи­ли её, хо­тя хо­ло­да еще не на­сту­пи­ли…

Но фрон­то­вое пись­мо, то са­мое - из ав­стрий­ско­го му­зея, всё-та­ки на­шло ад­ре­са­та, те­перь хра­нит­ся у до­че­ри сол­да­та. Хо­тя са­мым луч­шим «фрон­то­вым из­ве­сти­ем» для род­ных ста­ло воз- вра­ще­ние са­мо­го сол­да­та. Он, ря­до­вой, про­шёл, точ­нее, про­ехал за ру­лём сво­ей «по­лу­тор­ки» всю вой­ну, лич­но вы­ме­рял те дра­го­цен­ные ки­ло­мет­ры осво­бож­дён­ной зем­ли, ко­то­рые бы­ли по­ли­ты кро­вью его то­ва­ри­щей. До­шёл до Бер­ли­на, вер­нул­ся с дву­мя ме­да­ля­ми на гру­ди, здо­ро­вый и не по­ка­ле­чен­ный.

Фи­липп Алек­сюк так и остал­ся на всю жизнь при ма­шине. Ра­бо­тал в кол­хо­зе, его це­ни­ли как че­ло­ве­ка от­вет­ствен­но­го, рас­су­ди­тель­но­го и ис­пол­ни­тель­но­го. Ему бы­ло 63 го­да, ко­гда од­на­ж­ды утром не вы­шел к сво­е­му бен­зо­во­зу: серд­це «сда­ло». Мо­жет быть, ко­му­то жизнь ря­до­во­го крым­ско­го шо­фе­ра, вер­нув­ше­го­ся с фрон­та, по­ка­жет­ся недо­ста­точ­но яр­кой и ге­ро­и­че­ской. Но имен­но о та­кой жиз­ни — обык­но­вен­ной, с про­сты­ми ра­до­стя­ми и за­бо­та­ми — меч­та­ли на фрон­те солда- ты, в ко­рот­ких пе­ре­ры­вах вы­во­див­шие ка­ран­да­шом на бу­ма­ге: «Я жив, че­го и вам же­лаю…»

«При­вет от тво­е­го му­жа. Доб­рый день, мно­го­ува­жа­е­мая же­на Ню­сич­ка. В пер­вых стро­ках мо­е­го пись­ма раз­ре­ши твою пра­вую руч­ку и при­жать ее, и по­здо­ро­вать­ся с то­бой. Ню­ся, до ко­то­рых вре­ме­нов жив и здо­ров, то­го и вам же­лаю у ва­шей до­маш­ней жиз­ни. На­хо­жусь...

Фи­липп Алек­сюк вер­нул­ся до­мой це­лым и невре­ди­мым.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.