ТРИ ИС­ТО­РИИ О БЕ­ЖЕН­ЦАХ

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ан­на ЧУ­ДА­КО­ВА, Се­ва­сто­поль

там ме­сяц, а по­том ре­ши­ли вер­нуть­ся об­рат­но в Крым.

Ка­кое-то вре­мя Свет­ла­на с детьми жи­ла в част­ном до­ме на Фи­о­лен­те, а за­тем их раз­ме­сти­ли в этой го­сти­ни­це. Опре­де­ли­лась с ра­бо­той: Свет­ла­на — мас­са­жист, уже есть ка­би­нет, где она мо­жет ра­бо­тать — бы­ли бы кли­ен­ты…

Под­ни­мать трёх де­тей в оди­ноч­ку очень труд­но. Тем бо­лее, стар­шая доч­ка еще вос­ста­нав­ли­ва­ет­ся по­сле опе­ра­ции: в 9 лет у неё на­шли опу­холь го­лов­но­го моз­га. Спа­са­ли её в Москве — один­на­дцать ча­сов во­семь вра­чей бо­ро­лись за жизнь де­воч­ки.

Каж­дые три ме­ся­ца Свет­лане необ­хо­ди­мо во­зить доч­ку в Моск­ву на об­сле­до­ва­ния.

Из все­го на­жи­то­го добра у Свет­ла­ны сей­час оста­лись раз­ве что се­мей­ные фо­то­гра­фии — вос­по­ми­на­ния о жиз­ни, пусть не рос­кош­ной, но спо­кой­ной, мир­ной. Там бы­ла работа, скром­ный до­ста­ток. В Се­ва­сто­поль при­е­ха­ли лишь с сум­кой смен­ной одеж­ды.

Труд­но ска­зать, сколь­ко вре­ме­ни Свет­ла­на ещё смо­жет оста­вать­ся в Се­ва­сто­по­ле — её уже на­ме­ка­ли, что ком­на­ту по­ра бы осво­бо­дить. На съём­ное жи­льё де­нег нет. Воз­мож­но, при­дёт­ся вер­нуть­ся в Ма­ке­ев­ку.

«А БОМ­БИТЬ НЕ БУ­ДУТ?»

Се­мей­ная па­ра Ан­дрей и Яна — они по­про­си­ли не на­зы­вать фа­ми­лии и из­ме­нить име­на, при­е­ха­ли с дву­мя детьми из Сла­вян­ска. Там у них оста­лись ро­ди­те­ли и боль­шой дом. Яна тру­ди­лась ме­ди­ком, а ее су­пруг ра­бо­тал в ми­ли­ции.

Се­мья жи­вет в съём­ной двух­ком­нат­ной квар­ти­ре. Кро­шеч­ная кух­ня с оран­же­вой ме­бе­лью, ма­лень­кий сан­узел. В боль­шом про­ход­ном за­ле рас­клад­ной ди­ван, с ку­чей мяг­ких иг­ру­шек, на ко­то­ром спят де­ти. В ма­лень­кой ком­на­те раз­ме­сти­лась дву­спаль­ная кро­вать ро­ди­те­лей.

Яна рас­ска­за­ла, что при­е­ха­ла в наш го­род с детьми еще в июне про­шло­го го­да. До­ро­га до Се­ва­сто­по­ля за­ня­ла у них че­ты­ре дня.

– Му­жа не от­пус­ка­ли с ра­бо­ты, тер­петь стрель­бу я боль­ше не мог­ла. Взя­ла де­тей в охап­ку и рва­ну­ла в Крым, к сво­ей ин­сти­тут­ской по­дру­ге. Пом­ню, как в день при­ез­да, ло­жась спать пер­вый во­прос, ко­то­рый мне за­дал сы­ниш­ка: «Ма­ма, а нас боль­ше бом­бить не бу­дут?»

Ан­дрей смог вы­брать­ся в Крым толь­ко че­рез ме­сяц по­сле Яны.

– Я до­би­рал­ся в Се­ва­сто­поль на ма­шине по про­се­лоч­ным до­ро­гам, — рас­ска­зы­ва­ет он. — К это­му мо­мен­ту бан­ки у нас уже не ра­бо­та­ли, зар­пла­ту не пла­ти­ли, а в бан­ко­ма­тах не бы­ло де­нег, да и кар­точ­ки жи­те­лей Дон­бас­са бы­ли за­бло­ки­ро­ва­ны, их не при­ни­ма­ли ни в од­ном бан­ке. По­это­му я при­е­хал со­всем без средств и сра­зу же стал ис­кать себе под­ра­бот­ку.

У Ан­дрея два выс­ших об­ра­зо­ва­ния: по пер­во­му он ин­же­нер­ме­ха­ни­за­тор сель­ско­го хо­зяй­ства, вто­рое — юри­ди­че­ское.

– Я 19 лет про­слу­жил в ми-

Ан­дрей СО­КО­ЛОВ, пси­хо­лог:

— Ос­нов­ная часть пе­ре­се­лен­цев, ко­то­рая при­бы­ла в Рос­сию, еха­ла не столь­ко «к нам», мно­гие из них еха­ли про­сто «от»: от бом­бе­жек, от си­де­ния в по­гре­бах. Без­услов­но, бро­сая все и пе­ре­би­ра­ясь в неиз­вест­ность, лю­ди ис­пы­ты­ва­ли силь­ный стресс. При этом ос­нов­ная про­бле­ма за­клю­ча­ет­ся да­же не в том, что лю­ди ока­зы­ва­ют­ся на но­вом ме­сте, а в том, что даль­ней­шая их жизнь и судь­ба на­хо­дят­ся в ста­дии неопре­де­лен­но­сти. Бе­жен­цы не зна­ют, смо­гут ли­ции, — де­лит­ся он. Эта работа в ор­га­нах, для ме­ня — всё. Я не мыс­лю себя на дру­гом ме­сте, хо­тя сей­час при­хо­дит­ся под­ра­ба­ты­вать чер­но­ра­бо­чим на строй­ке: тас­каю меш­ки, за­ме­ши­ваю бе­тон. При­но­шу по 500 руб­лей в день.

У Яны то­же два об­ра­зо­ва­ния. По пер­во­му она фельд­шер, по выс­ше­му — био­лог. Устроилась в част­ную кли­ни­ку, вно­сит в се­мей­ный бюд­жет 12 ты­сяч руб­лей в ме­сяц.

Глав­ная про­бле­ма, ко­то­рая у них воз­ник­ла в Се­ва­сто­по­ле, это оформ­ле­ние до­ку­мен­тов.

– Справ­ку о вре­мен­ной ре­ги­стра­ции я по­лу­ча­ла на же­лез­но­до­рож­ном вок­за­ле, — вспо­ми­на­ет Яна. — Там бы­ло пол­но лю­дей и бы­ло две оче­ре­ди. В од­ной вы­да­ва­ли справ­ку, а во вто­рой от­ка­ты­ва­ли паль­чи­ки и фо­то­гра­фи­ро­ва­ли: фас — про­филь, как за­клю­чен­ных. Но да­же с этой справ­кой ни­кто не брал ме­ня на ра­бо­ту.

То­гда Яна на­пра­ви­лась в ми­гра­ци­он­ную служ­бу на кон­суль­та­цию. Пред­ло­жи­ли про­грам­му пе­ре­се­ле­ния в дру­гие ре­ги­о­ны России.

– Мне очень не хо­те­лось уез­жать из Се­ва­сто­по­ля, и то­гда по­дру­га по­со­ве­то­ва­ла мне об­ра­тить­ся к неко­му Сер­гею Пет­ро­ви­чу. Он спро­сил, пла­ни­ру­ем ли мы оста­вать­ся в го­ро­де, и по­обе­щал по­мочь с ра­бо­той и до­ку­мен­та­ми.

Сер­гей Пет­ро­вич на­обе­щал мно­гое: устрой­ство в свою фир­му зад­ним чис­лом — что­бы в су­де мож­но бы­ло до­ка­зать, что на мо­мент ре­фе­рен­ду­ма она на­хо­ди­лась тут. Уве­рял, что по­зна­ко­мит с хо­ро­шим ад­во­ка­том, услу­ги ко­то­ро­го, прав­да, при­дет­ся опла­тить… По­том дол­го уве­рял, что де­ло рас­смат­ри­ва­ет­ся в су­де… В об­щем, Сер­гей Пет­ро­вич ока­зал­ся од­ним из мно­го­чис­лен­ных жу­ли­ков, ко­то­рые спе­ши­ли, го­во­ря их язы­ком, «оку­чить но­вую те­му». Оби­ра­ли уехав­ших от вой­ны лю­дей.

Жить тя­же­ло — Яна и Ан­дрей на­де­ют­ся, что ко­гда-ни­будь Се­ва­сто­поль ста­нет род­ным го­ро­дом. Но свой Сла­вянск вспо­ми­на­ют. Осо­бен­но ко­гда околь­ны­ми пу­тя­ми ве­сточ­ки и пе­ре­да­чи от остав­шей­ся там ма­мы.

ПЕ­РЕ­ЖИ­ВА­НИЯ

СПЛО­ТИ­ЛИ

Еще од­на се­мей­ная па­ра, ко­то­рая ре­ши­ла остать­ся жить в на­шем го­ро­де — Еле­на и Де­нис. За­дол­го до ре­фе­рен­ду­ма Де­нис

ли они вер­нуть­ся до­мой и ко­гда? Как обу­стро­ить­ся на но­вом ме­те, где най­ти кры­шу над го­ло­вой, ра­бо­ту, как устро­ить ре­бен­ка в шко­лу или дет­ский сад…? По­доб­ные про­бле­мы со­пря­га­ют­ся со стра­хом за близ­ких, ко­то­рые оста­лись на Дон­бас­се, что бу­дет с ни­ми, вы­жи­вут ли они…?

С та­ки­ми людь­ми необ­хо­ди­мо про­во­дить дол­гую пси­хо­ло­ги­че­скую ра­бо­ту. Пре­жде все­го, их нуж­но чем-то за­нять. Необ­хо­ди­мо предо­ста­вить им ра­бо­ту, жи­лье и хоть ка­кую-то ста­биль­ность. Что­бы они зна­ли, что зав­тра им бу­дет что есть, где спать, а так же бу­дет воз­мож­ность при­ме­нить свои зна­ния и труд в де­ле. И чем ско­рее у них по­явит­ся та­кая при­е­хал в Се­ва­сто­поль на за­ра­бот­ки из по­сел­ка Геор­ги­ев­ка Лу­ган­ской об­ла­сти, но толь­ко этим ле­том пе­ре­вез в наш го­род свою се­мью.

– Ко­гда я уез­жал, мы с су­пру­гой бы­ли на гра­ни раз­во­да, — рас­ска­зы­ва­ет Де­нис. — Для ме­ня бы­ло глав­ное сбе­жать ку­да-ни­будь по­даль­ше. Я на­шел ра­бо­ту по­мощ­ни­ком по хо­зяй­ству в част­ном до­ме в од­ной из се­ва­сто­поль­ских де­ре­вень.

Де­нис про­ра­бо­тал там два го­да и толь­ко по­сле на­ча­ла во­ен­ных дей­ствий ре­шил­ся по­звать к себе се­мью.

При­е­хав вме­сте с доч­кой к му­жу в де­рев­ню, жен­щи­на устроилась на ра­бо­ту по­ва­ром в мест­ном ка­фе. Тру­ди­лась за 300 руб­лей в сут­ки и чае­вые с кли­ен­тов. Но по­том ка­фе за­кры­ли, те­перь нуж­но ис­кать ра­бо­ту.

Де­нис рас­ска­зал, что про­дол­жа­ет ра­бо­тать и па­рал­лель­но за­ни­ма­ет­ся сбо­ром до­ку­мен­тов для по­лу­че­ния рос­сий­ско­го пас­пор­та.

– Я жду су­да, го­тов до­ка­зы­вать, что на­хо­дил­ся в го­ро­де на мо­мент ре­фе­рен­ду­ма, по­это­му под­ку­пать сви­де­те­лей и ис­кать ли­по­вые под­твер­жде­ния мо­е­го здесь пре­бы­ва­ния мне без на­доб­но­сти. Мы с же­ной окон­ча­тель­но ре­ши­ли остать­ся в Се­ва­сто­по­ле.

Хо­зяй­ка ка­фе, ви­дя ма­те­ри­аль­ное положение су­пру­гов, сда­ла им ком­на­ту в част­ном до­ме лишь за опла­ту ком­му­наль­ных услуг. Так они ока­за­лись в се­ле го­род­ско­го окру­га. По­ка­зы­вая мне свое жи­ли­ще, Еле­на рас­ска­зы­ва­ет, что се­го­дня у них есть все необ­хо­ди­мое. Кро­ме отоп­ле­ния — при­хо­дит­ся греться от элек­три­че­ства. Часть до­ма, в ко­то­ром жи­вет се­мья, име­ет от­дель­ный вход. По­ме­ще­ние неболь­шое, но уют­ное и чи­стое. На са­мо­дель­ной кухне раз­ме­стил­ся ма­лень­кий хо­ло­диль­ник, га­зо­вый бал­лон и ста­рая пли­та.

— Год про­жи­ли очень труд­но, рас­ска­зы­ва­ет Еле­на. — Доч­ка в этом го­ду по­шла в пер­вый класс. На­до бы­ло по­ку­пать одеж­ду, пла­тить за учеб­ни­ки. Муж то­же по­сту­пил в ин­сти­тут, пла­та за его обу­че­ние со­став­ля­ет 10 ты­сяч руб­лей за се­местр. Еще за­пла­ти­ли ад­во­ка­ту. Устро­ить­ся на ра­бо­ту тут я не мо­гу. Де­рев­ня неболь­шая и ра­бо­ты нет, а до го­ро­да ехать око­ло ча­са, да и про­езд ту­да об­рат­но об­хо­дит­ся в сред­нем в 100 руб­лей. Но я на­де­юсь, что для нас на­ста­нут луч­шие вре­ме­на.

13% ГРУ­ЗА «ЗАВОРА

воз­мож­ность, тем лег­че им бу­дет пе­ре­жить эту си­ту­а­цию.

Кро­ме то­го мно­гое за­ви­сит так же от тех лю­дей, ря­дом с ко­то­ры­ми они ока­жут­ся. Мест­ное на­се­ле­ние не все­гда го­то­во про­явить по­ни­ма­ние и со­чув­ствие к лю­дям, остав­шим­ся без кры­ши над го­ло­вой. За­ча­стую на но­вом ме­сте бе­жен­цы начинают чув­ство­вать себя «непро­шен­ны­ми го­стя­ми». По­это­му работа пси­хо­ло­га долж­на про­во­дить­ся не толь­ко с по­стра­дав­ши­ми граж­да­на­ми, но и с мест­ным на­се­ле­ни­ем, для то­го, что­бы по­мочь бе­жен­цам быст­рее адап­ти­ро­вать­ся к си­ту­а­ции и ми­ни­ми­зи­ро­вать воз­мож­ные кон­фликт­ные си­ту­а­ции.

Еле­на с доч­кой - они хо­те­ли бы счи­тать Се­ва­сто­поль род­ным го­ро­дом.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.