ПРО­ВИН­ЦИ­АЛ ИЗ ДОН­БАС­СА

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ило­на ТУНАНИНА

Коб­зон — один из немно­гих зна­ме­ни­то­стей, кто, не­взи­рая на «чер­ный спи­сок», со­став­лен­ный Мин­куль­том Укра­и­ны, про­дол­жа­ет ез­дить на юго-во­сток раз­ди­ра­е­мой граж­дан­ской вой­ной стра­ны. В этот раз че­рез СМИ об­ра­тил­ся к сво­им кол­ле­гам по це­ху, что­бы те по­сле­до­ва­ли его при­ме­ру. Же­ла­ю­щие по­ка не на­шлись – бо­ят­ся санк­ций. Коб­зон не осуж­да­ет

и в то же вре­мя, при­зна­ет­ся: был при­ят­но удив­лен, ко­гда, при­е­хав в Крым, уви­дел боль­шое ко­ли­че­ство афиш сво­их дру­зей. «Прав­да, они сю­да по­па­ли по­сле то­го, как Укра­и­на уже объ­яви­ла их в спис­ках невъезд­ных, — уточ­ня­ет он и тут же пы­та­ет­ся объ­яс­нить по­ве­де­ние кол­лег. — По­че­му бо­ят­ся ар­ти­сты? Ведь все­гда су­ще­ство­ва­ли фрон­то­вые бри­га­ды — во вре­мя Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной, аф­ган­ской, че­чен­ской войн. Они фор­ми­ро­ва­лись из доб­ро­воль­цев, и ни­кто не ста­вил ни­ка­кие мер­кан­тиль­ные усло­вия. Сей­час, бла­го­да­ря ры­ноч­ной эко­но­ми­ки, ар­ти­сты на­ку­пи­ли недви­жи­мо­сти за гра­ни­цей, опа­са­ясь санк­ций, бо­ят­ся все это по­те­рять».

Ио­сиф Коб­зон дав­но опре­де­лил­ся со сво­им от­но­ше­ни­ем к про­ис­хо­дя­ще­му в Кры­му и на Укра­ине и, в от­ли­чие от сво­их кол­лег-му­зы­кан­тов, не бо­ит­ся об этом от­кры­то го­во­рить. К санк­ци­ям ему не при­вы­кать, го­во­рит, «об­ло­жен ими с ног до го­ло­вы». Есть ве­щи важ­нее. «В Ав­стрии, в ан­ти­квар­ном ма­га­зине, слу­чай­но об­на­ру­жил кар­ту России 1809 го­да. На ней Крым чет­ко обо­зна­чен как тер­ри­то­рия России. Эту кар­ту я по­да­рил пре­зи­ден­ту Пу­ти­ну. За­чем дис­ку­ти­ро­вать? Есть ис­то­ри­че­ская прав­да. Ошиб­ка СССР сто­и­ла до­ро­го на­ро­дам и РФ, и Укра­и­ны. Я рад, что Крым вер­нул­ся на Ро­ди­ну, и знаю, сколь­ко в свя­зи с этим труд­но­стей крым­чане ис­пы­ты­ва­ют. Я про­тив то­го, что­бы мо­их зем­ля­ков из Дон­бас­са на­зы­ва­ли се­па­ра­ти­ста­ми, а Крым – ок­ку­пи­ро­ван­ной, непри­знан­ной тер­ри­то­ри­ей», — уве­рен он.

То, что про­ис­хо­дит сей­час на Дон­бас­се — лич­ная тра­ге­дия Ио­си­фа Коб­зо­на. В тех кра­ях он ро­дил­ся, про­вел дет­ство. И каж­дая смерть там, на Ро­дине, от­да­ет­ся бо­лью в серд­це. Осо­бен­но нетер­пи­мо ви­деть, как в во­ен­ном кон­флик­те стра­да­ют де­ти. «Они же вы­рас­тут, за­пом­нят и бу­дут мстить. А мне от­ве­ча­ют: мы и хо­тим, что­бы они все ви­де­ли и за­пом­ни­ли. Это - ужас­но, в та­ком слу­чае, это ни­ко­гда не за­кон­чит­ся», — воз­му­ща­ет­ся ар­тист. Сам Коб­зон - сто­рон­ник ди­пло­ма­ти­че­ско­го раз­ре­ше­ния спо­ров. Си­ла не мо­жет быть глав­ным ар­гу­мен­тов в ре­ше­нии кон­флик­та. Толь­ко в край­нем слу­чае и толь­ко с умом. Так, ещё в юно­сти, его учил тре­нер по бок­су. «Он го­во­рил: ес­ли узнаю, что кто-то из вас на ули­це по­де­рёт­ся, вы­го­ню из сек­ции. Но ес­ли кто-то всту­пит­ся за жен­щи­ну, на­ка­жет ху­ли­га­на, пой­му. Я эту пси­хо­ло­гию под­дер­жи­ваю по сей день. Все­гда мож­но мак­си­маль- «Я очень дол­го бо­ял­ся ска­зать жене, что у ме­ня - рак. Не знал, как она от­ре­а­ги­ру­ет. К че­сти Нел­ли, она за­ме­ти­ла, что со мной что-то про­ис­хо­дит. Ко­гда узна­ла, го­во­рит: «То­гда я по­шла за пи­вом!». Я ей по­вто­ряю: серь¸зно, у ме­ня - рак. А она: «Зна­чит, зав­тра нач­нем ле­чить­ся!». Нел­ли — моя тре­тья же­на. Это — сте­на, моя за­щи­та, мо¸ вс¸. А ещ¸ она про­сто кра­си­вая жен­щи­на». «До­ма ме­ня на­зы­ва­ют «пуп­скик», а я Нел­ли – «ку­кол­ка». «Же­на по­лу­чи­ла вы­со­кое зва­ние «За­слу­жен­ный ра­бот­ник

но ис­поль­зо­вать ин­тел­лек­ту­аль­ные воз­мож­но­сти для пе­ре­го­во­ров, вы­яс­не­ния от­но­ше­ний».

ОСО­БЕН­НОЕ

МЕ­СТО

Крым для Коб­зо­на - то­же ре­ги­он осо­бен­ный. С этим кра­ем тес­но пе­ре­пле­те­ны ни­ти его судь­бы. Впер­вые по­пал на по­лу­ост­ров в 1961 го­ду, с тех пор при­ез­жа­ет сю­да каж­дый год. В раз­ное вре­мя, неза­ви­си­мо от по­ли­ти­че­ских на­стро­е­ний. От­ды­хал в Ев­па­то­рии с се­мьей, ко­гда де­ти бы­ли ма­лень­ки­ми, участ­во­вал в празд­нич­ных кон­цер­тах и фе­сти­ва­лях.

«Каж­дое ле­то я был в Кры­му, в Ев­па­то­рии от­ды­хал в проф­со­юз­ном до­ме. Сам я — про­вин­ци­ал с Дон­бас­са, люб­лю ва­ре­ни­ки с виш­ней, ма­лень­кие,

уют­ные куль­ту­ры». Те­перь я, шут­ки ра­ди, на­зы­ваю ее на вы. Она — очень хо­ро­шая ба­буш­ка и на­сто­я­щая лю­бя­щая же­на. Все, что со мной про­ис­хо­ди­ло, все при­ни­ма­ла на себя, моя лю­би­мая Нел­ли, мы вме­сте уже - 44 го­да». «Се­мья и брак — ос­но­ва жиз­ни че­ло­ве­ка». «Ко­гда мне бы­ва­ет пло­хо, у ме­ня два мо­мен­та в жиз­ни, ко­то­рые по­мо­га­ют дер­жать­ся — се­мья и сце­на. Стрем­люсь на сце­ну ско­рее уви­деть зри­те­лей и услы­шать пер­вые ап­ло­дис­мен­ты, ес­ли за­слу­жу их».

укра­ин­ские го­ро­да. А из крым­ских — Алу­шту, Алуп­ку, Си­ме­из, Мис­хор. Мне нра­вит­ся Крым», — при­зна­ет­ся пе­вец.

Здесь, в Се­ва­сто­по­ле, в кон­це 90-х, он да­же ми­рил два фло­та — рос­сий­ский и укра­ин­ский. За­чи­ты­вал им по­же­ла­ния ру­ко­вод­ства России и Укра­и­ны. То­гда пре­мье­ра­ми бы­ли Вик­тор Чер­но­мыр­дин и Па­вел Ла­за­рен­ко. Устро­ил бал друж­бы, ку­да при­гла­сил рав­ное ко­ли­че­ство укра­ин­ских и рос­сий­ских мо­ря­ков. Для Коб­зо­на все гра­ни­цы — услов­ные, он ве­рит, что фак­то­ром при­ми­ре­ния мо­жет стать и куль­ту­ра. По­это­му в про­шлом го­ду уго­ва­ри­вал ор­га­ни­за­то­ров пе­сен­но­го кон­кур­са «Но­вая вол­на» про­ве­сти его на Крым­ском по­лу­ост­ро­ве. «Ор­га­ни­за­то­ры ска­за­ли, что ни­кто из за­ру­беж­ных ис­пол­ни­те­лей не по­едет. По­это­му фе­сти­валь бу­дут про­во­дить в Со­чи. У Кры­ма - вы­со­кий куль­тур­ный по­тен­ци­ал, его на­до раз­ви­вать», — вспо­ми­на­ет он.

То, что Крым сей­час во мно­гом ис­пы­ты­ва­ет труд­но­сти, невоз­мож­но не уви­деть. Но ма­те­ри­аль­ные труд­но­сти

мож­но пре­одо- леть, с чем-то сми­рить­ся, по­тер­петь; глав­ное сей­час, счи­та­ет Ио­сиф Коб­зон, от­но­ше­ние са­мих жи­те­лей по­лу­ост­ро­ва к про­ис­хо­дя­ще­му.

«Они пе­ре­жи­ли не про­сто воз­вра­ще­ние, сей­час обу­стра­и­ва­ют­ся на ро­дине, за этим сто­ит ко­лос­саль­ный труд, — объ­яс­ня­ет он. — Рос­сия пе­ре­жи­ва­ет не са­мые луч­шие го­ды, ей нуж­но пе­ре­стра­и­вать­ся. Пре­зи­дент, на­вер­ное, прав, ко­гда го­во­рит, что нуж­но по­тер­петь год, мак­си­мум, два, и все обу­стро­ит­ся. Нам нуж­но все это осо­знать, бо­роть­ся с кор­руп­ци­ей, с недо­стат­ка­ми и не поз­во­лить воз­ник­нуть на тер­ри­то­рии РФ «май­да­нам». Что в этом слу­чае мо­жет сде­лать ру­ко­вод­ство Кры­ма? Не во­ро­вать! Ес­ли хо­ти­те, что­бы Рос­сия про­цве­та­ла, по­мо­ги­те ей. От­не­си­тесь с по­ни­ма­ни­ем. Чем боль­ше сде­ла­е­те добра, тем луч­ше».

Коб­зон не со­мне­ва­ет­ся: мир непре­мен­но при­зна­ет Крым ча­стью России. «Нуж­но в Кры­му утвер­ждать свои иде­а­лы и цен­но­сти, нуж­но в Кры­му быть пат­ри­о­та­ми России, и они это по­чув­ству­ют, — го­во­рит он. — Что мы мо­жем сде­лать? При­гла­шай­те ев­ро­пей­цев на от­дых в Крым, ока­зы­вай­те вни­ма­ние, про­во­ди­те меж­ду­на­род­ные кон­кур­сы».

Сам он ис­кренне ве­рит, что од­на­ж­ды со­бе­рет дру­зей-му­зы­кан­тов из раз­ных стран здесь, в Кры­му, на бе­ре­гу Чер­но­го мо­ря, под мир­ным небом. И тут же до­бав­ля­ет: ЕБЖ — «ес­ли бу­ду жив».

КОЛ­ЛЕГ, КО­ТО­РЫЕ БО­ЯТ­СЯ ЕХАТЬ В КРЫМ, НЕ ОСУЖ­ДАЮ

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.