ГОР­НЫЕ ЛЮ­ДИ

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Ар­сен КЕРМЕНЧИКЛИ

обувь ко­то­рых ре­бя­та смот­рят с нескры­ва­е­мым от­вра­ще­ни­ем. «Вот кто ле­зет в та­поч­ках или шлё­пан­цах на скалы?» — за­да­ёт ри­то­ри­че­ский во­прос один из гор­но­спа­са­те­лей. Ему тут же от­ве­ча­ют, что та­поч­ки — ещё не са­мое страш­ное, ес­ли едет груп­па из Ял­ты, на­вер­ня­ка, в ней най­дёт­ся хоть од­на де­вуш­ка в обу­ви на каб­лу­ках.

Сло­ва «на­ши кли­ен­ты» мож­но услы­шать ча­сто от ра­бот­ни­ков МЧС. Лег­ко­мыс­лен­ные, неосмот­ри­тель­ные, невни­ма­тель­ные, по­рой нетрез­вые — все они име­ют шанс по­пасть в пе­ре­дел­ку.

На на­шей тро­пе сей­час та­ких ту­ри­стов пол­ным-пол­но. Воз­ле каж­до­го не оста­но­вишь­ся, да и са­ми они вряд ли бу­дут бла­го­дар­ны за со­вет или пре­ду­пре­жде­ние. Но вот ми­мо этой кар­ти­ны уже прой­ти не мо­жем: мо­ло­дой отец с мла­ден­цем в «кен­гу­руш­ке» ка­раб­ка­ет­ся на вы­со­кий ва­лун. Вни­зу шу­мит ре­ка, на тро­пе — при­я­те­ли от­ча­ян­но­го па­па­ши: счи­та­ют, что эф­фект­ное фото та­ко­го рис­ка сто­ит.

«Ку­да ле­зешь!?», — орёт вся на­ша груп­па. Прось­бу спу­стить­ся при­шлось по­вто­рить, мо­ло­дой че­ло­век ока­зы­ва­ет­ся на тро­пе. Те­перь — ко­рот­кая бе­се­да, и мы отправляемся даль­ше. Воз­мож­но, за спи­ной оста­лась од­на не свер­шив­ша­я­ся тра­ге­дия.

Вот и ме­сто тре­ни­ров­ки — Боль­шой ка­ньон Ай-Пет­ри, по­пу­ляр­ный ту­ри­сти­че­ский объ­ект, на ко­то­ром ча­сто бы­ва­ют по­стра­дав­шие. Над ре­кой Кок­коз­ка гор­но­спа­са­те­ли на­во­дят ве­ре­воч­ную пе­ре­пра­ву. Каж­дый зна­ет свое де­ло, друг ру­га по­ни­ма­ют с по­лу­сло­ва. Впро­чем, их сленг лег­ко пой­мёт «Гор­ник» из лю­бой точ­ки России. За де­сять ми­нут ве­ре­воч­ные пе­ри­ла го­то­вы, уз­лы и креп­ле­ния тща­тель­но осмат­ри­ва­ют­ся. Ре­бя­та от­ра­ба­ты­ва­ют пе­ре­пра­ву, им еще пред­сто­ит дюль­фер — спуск при по­мо­щи ве­ре­вок по от­вес­ной стене.

«У нас — своя спе­ци­фи­ка ра­бо­ты, каж­дый вы­езд - уни­каль­ный, по­это­му тре­бу­ет­ся мно­го прак­ти­ки, что­бы не быть спа­са­те­ля­ми-тео­ре­ти­ка­ми, — объ­яс­ня­ет вре­мен­но ис­пол­ня­ю­щий обя­зан­но­сти на­чаль­ни­ка 2-го по­ис­ко­во-спа­са­тель­но­го от­де­ле­ния Ми­ха­ил ЧЕРНОПЯТЕНКО. — Тре­ни­ров­ки поз­во­ля­ют луч­ше изу­чать мест­ность, Про­хо­дит вре­мя, а на ме­сте од­ной тро­пы — уже три до­ро­ги, а дру­гие тро­пы при­хо­дят в запустение. Заблудившиеся не зна­ют, где они на­хо­дят­ся, по­это­му у «по­те­ря­шек» мы по те­ле­фо­ну вы­спра­ши­ва­ем по­дроб­ней­шее опи­са­ние мест­но­сти. Мо­жет быть, ту­рист про­хо­дил ми­мо при­мет­но­го де­ре­ва, скалы, род­ни­ка, ко­то­рый мы зна­ем».

В РУ­БАШ­КЕ РО­ДИ­ЛИСЬ

Работа спа­са­те­лей на­чи­на­ет­ся за сто­лом де­жур­но­го, ку­да сте­ка­ют­ся звон­ки. Гор­но­спа­са­те­ли за­сту­па­ют на де­жур­ство в во­семь ча­сов и про­во­дят здесь сут­ки, по­сле че­го сут­ки от­ды­ха­ют.

«По­сту­пил зво­нок — мы уточ­ня­ем, что про­изо­шло, где на­хо­дит­ся по­стра­дав­ший, сколь­ко че­ло­век. Есть ли теп­лая одеж­да, еда, во­да и про­чее. Даль­ше об­ра­ща­ем­ся к на­чаль­ни­ку для то­го, что­бы ско­ор­ди­ни­ро­вать си­лы. Ино­гда по­лу­ча­ет­ся по те­ле­фо­ну вы­во­дить «по­те­ря­шек», ко­гда они про­сто сби­лись с тро­пы. Ко­гда день - на ис­хо­де, у них нет за­па­са еды и во­ды и па­ла­ток, то­гда отправляемся за ни­ми са­мо­сто­я­тель­но» — де­лит­ся Ми­ха­ил Чернопятенко.

Пре­дель­но­го воз­рас­та для ра­бо­ты гор­но­спа­са­те­лем нет, по­ка че­ло­век сда­ет нор­ма­ти­вы, он - в строю. Са­мо­му стар­ше­му в от­де­ле­нии — 47 лет, са­мо­му мо­ло­до­му — 20. Про­фес­сия - не из лег­ких, по­это­му нуж­но быть в хо­ро­шей фи­зи­че­ской фор­ме. Крым­ские го­ры — по­ло­гие, все­гда мож­но най­ти удоб­ный марш­рут. Но слу­ча­ет­ся так, что кру­чи не обой­ти, то­гда при­хо­дить­ся при­ме­нять на­вы­ки ска­ло­ла­за­ния и аль­пи­низ­ма.

«Ра­бо­та­ем на из­нос, бы­ва­ет при­хо­дить­ся несколь­ко дней под­ряд за­ни­мать­ся по­ис­ка­ми. Я, ко­гда при­шел в про­фес­сию, ду­мал: бу­ду ча­ще об­щать­ся с при­ро­дой. Те­перь в ле­су по­яв­ля­юсь но­чью, ко­гда пло­хая погода и ни­че­го не вид­но, свер­ху или льет или сы­пет, ме­тель за­ду­ва­ет, в гла­за ле­зут вет­ки, под но­га­ми по­сто­ян­но что-то сы­пет­ся и нет твер­дой зем­ли. А в ру­ках — еще но­сил­ки с че­ло­ве­ком. Удо­воль­ствия ма­ло в этом, но по­ни­ма­ешь важ­ность сво­е­го де­ла, ко­гда зво­нят ро­ди­те­ли спасённых с бла­го­дар­но­стью», — рас­суж­да­ет Вла­ди­мир Паршенко

Впро­чем, работа эта без «сюр­при­зов» не об­хо­дит­ся. Очень слож­но ра­бо­тать с нетрез­вы­ми людь­ми или на­хо­дя­щи­ми­ся в нар­ко­ти­че­ском опья­не­нии. «По­пал­ся нам од­на­ж­ды пья­ный «су­и­цид­ник», — вспо­ми­на­ет Вла­ди­мир. — Идём с ним к ма­шине, а он «ны­ря­ет» вниз со скалы. Хо­ро­шо, склон по­ло­гий, про­ка­тил­ся он так мет­ров два­дцать и оста­но­вил­ся. Мы спус­ка­ем­ся к нему, на нём - ни ца­ра­пи­ны. Дру­гой бы при та­ком па­де­нии сло­мал бы себе все что угод­но». Дру­гой слу­чай - зи­мой, муж­чи­на упал с вы­со­ты 60 мет­ров на го­ре Бойко. Он по­до­шел по­смот­реть во­до­пад, по­скольз­нул­ся и по­ле­тел вниз. Ему по­вез­ло, вни­зу на­ме­ло ли­стьев и сне­га, он ту­да и при­зем­лил­ся, как в пе­ри­ну.

В от­де­ле­нии, ко­гда рас­смат­ри­ваю кас­ки, фо­на­ри, ра­ции, ка­ра­би­ны и слу­шаю, как ис­поль­зо­вать всё это, за­ме­чаю ста­рые бре­зен­то­вые но­сил­ки. Мне объ­яс­ня­ют: они слу­жат, что­бы вы­но­сить по­стра­дав­ших, ко­то­рым, к со­жа­ле­нию, по­мощь вра­ча уже не по­на­до­бит­ся. Еще од­но на­по­ми­на­ние, что в го­ры ид­ти нуж­но под­го­тов­лен­ным.

ТА­ПОЧ­КИ И ШЛЁПКИ НА ТУ­РИ­СТАХ В ГО­РАХ  НЕ РЕД­КОСТЬ.

Крым­ские го­ры то­же тре­бу­ют к себе ува­же­ния.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.