МЕ­НЯ «НЕ КУ­СА­ЛА ЗВЕЗ­ДА»!

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - На­та­лья ДРЁМОВА

тру­бы» вы­бра­ли дру­гую ак­три­су. И обе­ща­ние своё сдер­жал, утвер­дил Клю­е­ву на роль до­че­ри вла­ды­ки под­зем­но­го цар­ства, ча­ро­дей­ки и про­сто кра­са­ви­цы…

«Сказ­ка Роу - это сказ­ка. Это что-то боль­ше жиз­ни, что­то неве­ро­ят­ное, — пы­та­ет­ся объ­яс­нить Та­тья­на Клю­е­ва. — Мне дей­стви­тель­но ска­зоч­но по­вез­ло. «Вар­ва­ра-кра­са» для ме­ня ста­ла зна­ко­вой кар­ти­ной, по ней ме­ня узна­ва­ли. Мо­жет, ес­ли бы не эта роль, ме­ня ни­кто бы и не вспом­нил. Та­кое в ки­но слу­ча­ет­ся, возь­ми­те хоть мою по­дру­гу На­та­шу Вар­лей: у неё боль­ше ста ра­бот в ки­но, а для лю­дей она по-преж­не­му Ни­на из «Кав­каз­ской плен­ни­цы».

Будь то­гда ря­дом с Та­тья­ной ещё ка­кая-ни­будь га­дал­ка, она на­вер­ня­ка бы на­про­ро­чи­ла дол­гую-дол­гую жизнь в ки­но и, воз­мож­но, в те­ат­ре, га­стро­ли, по­клон­ни­ков, и мно­же­ство то­го, что со сто­ро­ны ка­жет­ся непре­мен­ны­ми ат­ри­бу­та­ми счаст­ли­вой ка­рье­ры ак­три­сы. Но по­вер­ну­лось всё по-дру­го­му.

«Вы зна­е­те, ме­ня ни­ко­гда «не ку­са­ла звез­да», — при­зна­ёт­ся Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на. — Из­вест­ность ме­ня, ско­рее, сму­ща­ла. При­хо­ди­ли го­ры, меш­ки пи­сем от зри­те­лей. Я чи­та­ла их, а от­ве­чать… Да раз­ве воз­мож­но на­пи­сать всем? Ев­ге­ний Фир­со­вич Шерстобито­в то­гда дал мне пер­вый жиз­нен­ный урок. Ска­зал: че­ло­век, на­пи­сав­ший мне пись­мо, вло­жил в него ча­стич­ку сво­их чувств, сво­е­го вре­ме­ни, под­би­рал хо­ро­шие сло­ва, на та­кие пись­ма нель­зя не от­ве­тить». Она до сих пор сле­ду­ет это­му за­ве­ту, хо­тя сей­час об­ще­ние пе­ре­ме­сти­лось в Ин­тер­нет. Та­тья­на Клю­е­ва ста­ра­ет­ся чи­тать от­зы­вы на свои филь­мы и ро­ли, от­ве­чать лю­дям, ко­то­рые ин­те­ре­су­ют­ся её ра­бо­той в ки­но.

Глав­ная пе­ре­ме­на в жиз­ни слу­чи­лась, ко­гда Та­тья­на про­хо­ди­ла про­бы на глав­ную роль в филь­ме «Офи­це­ры». Офи­цер, толь­ко не ки­нош­ный, а на­сто­я­щий, мор­ской, по­явил­ся пря­мо на съё­моч­ной пло­щад­ке: Дмит­рий Га­гин для Та­тья­ны был боль­ше, чем од­но­класс­ни­ком и хо­ро­шим дру­гом. «Объ­яви­ли пе­ре­рыв, он по­го­во­рил со мной, с ре­жис­сё­ром, а по­том го­во­рит: «Слу­шай, пой­дём от­сю­да!», — вспо­ми­на­ет Та­тья­на. — И я ушла за ним. Ска­жи он мне то­гда: «Пой­дём пры­гать с де­вя­то­го эта­жа!», всё рав­но бы по­шла! Сня­ла ко­стюм, пря­мо вот так — в гри­ме, с ко­сич­ка­ми, вы­шла на ули­цу. По­том мы уеха­ли в Се­ва­сто­поль».

Из про­фес­сии ухо­дить бы­ло не­ве­ро­ят­но тя­же­ло. Та­тья­на ещё несколь­ко раз сни­ма­лась в ки­но, но муж, ко­то­рый по­сто­ян­но был «в мо­рях» и сын, тре­бо­вав­ший за­бо­ты, за­ня­ли всё её вре­мя. Од­но вре­мя, ко­гда она ещё ез­ди­ла на съ­ем­ки, ма­лень­кий Янич­ка на во­прос: «Где твои ро­ди­те­ли?», от­ве­чал, что ма­ма и па­па жи­вут на по­чте. Ведь имен­но от­ту­да при­хо­ди­ли при­ве­ты и по­дар­ки.

Ко­гда Та­тья­на смот­рит на себя в зер­ка­ло, то ви­дит гла­за счаст­ли­вой жен­щи­ны. «Муж по­да­рил мне по­тря­са­ю­щую жизнь, все­гда обе­ре­гал ме­ня, от­но­сил­ся с неве­ро­ят­ной неж­но- стью, по­ни­ма­ни­ем, — го­во­рит она. — Это ред­кость, ко­гда жен­щине вы­па­да­ет та­кое сча­стье. Мне его Гос­подь дал…»

БЕ­ЛО­КА­МЕН­НАЯ

ЛЮБОВЬ

Се­ва­сто­поль Та­тья­на и Дмит­рий «по­ко­ря­ли» вме­сте. Неко­му бы­ло здесь им по­мо­гать. Че­мо­дан, за­би­тый ве­ща­ми для ре­бён­ка, чемоданчик с пожитками мо­ло­дой па­ры, две ши­не­ли на ру­ке и эма­ли­ро­ван­ный гор­шок — вот с та­ким немуд­рё­ным хо­зяй­ством при­е­ха­ли сю­да Га­ги­ны. А в го­род с его бе­ло­ка­мен­ны­ми зда­ни­я­ми, си­ни­ми бух­та­ми и про­ка­лён­ной солн­цем ры­же­ва­той зем­лёй Та­тья­на влю­би­лась сра­зу. Это был её го­род — род­ной до слёз, до бо­ли, до за­ми­ра­ния серд­ца.

«Всё, что ка­са­лось Се­ва­сто­по­ля, ка­са­лось и ме­ня, в фев­ра­ле 2014 го­да мой муж ле­жал в боль­ни­це, пе­ре­нёс тя­же­лей­шую опе­ра­цию, — вспо­ми­на­ет она. — В Ки­е­ве — пе­ре­во­рот, стрельба, убий­ства. То­гда ощу­ти­ла, что это та­кое, ко­гда в за­ты­лок «ды­шит» хо­ло­дом от че­го-то пло­хо­го, по­чти неми­ну­е­мо­го. А Се­ва­сто­поль «още­ти­нил­ся» блок-по­ста­ми. Я на них бы­ва­ла каж­дый день, при­во­зи­ла пи­рож­ки, ко­то­рые стря­па­ла це­лы­ми дня­ми. Пом­ню, как-то но­чью при­ез­жаю, там двое маль­чи­шек бе­га­ют, лет по шесть им. «По­че­му не спи­те?» Они мне: «А ро­ди­те­лям по­мо­гать на­до? У них уже две неде­ли сме­ны нет, нас оста­вить не с кем! Вы, глав­ное, пи­ро­ги нам при­во­зи­те».

Вро­де бы вре­мя про­шло, а те со­бы­тия для Та­тья­ны Клю­е­вой, кра­сок и эмо­ций не по­те­ря­ли. Как, на­при­мер, 18 мар­та — в день под­пи­са­ния до­го­во­ра о вхож­де­нии Кры­ма и Се­ва­сто­по­ля в со­став России, не стес­ня­ясь, в го­лос пла­ка­ли здо­ро­вен­ные му­жи­ки — мор­ские офи­це­ры, вро­де вся­кое по­ви­дав­шие на сво­ём ве­ку. И как под­пи­сы­ва­ли рос­сий­ский флаг «на па­мять» чле­ны пра­ви- тель­ства, во­ен­ные, ино­стран­цы, ак­тё­ры, обыч­ные се­ва­сто­поль­ские шо­фё­ры, учи­те­ля, без­ра­бот­ные. Он хра­нит­ся до­ма у Та­тья­ны, го­во­рит: возь­мешь в ру­ки — ла­до­ни го­рят, столь­ко сказано ко­рот­ки­ми фра­за­ми. Там — ис­ти­на, прав­да, ку­сок от серд­ца в каж­дой под­пи­си.

«Се­ва­сто­поль пы­та­лись сде­лать Ко­но­то­пом, за­штат­ным го­род­ком, се­ва­сто­поль­цев — ис­ко­рё­жить, за­ста­вить за­быть свою ис­то­рию, — го­во­рит ак­три­са. — Сей­час не так уж ред­ко слы­шу сло­ва: «Ах, как мы жи­ли рань­ше — за­чем нуж­но бы­ло всё ме­нять, те­перь жить труд­нее». Но за год, из­ви­ни­те ме­ня, под­нять та­кую но­шу, как обу­строй­ство Кры­ма и Се­ва­сто­по­ля, да­же та­кой стране, как Рос­сия, нелег­ко. Но ведь у нас ни­кто с го­ло­ду не уми­ра­ет, ни­кто не про­па­да­ет. Ма­шин вон столь­ко ста­ло, что на всех до­ро­гах - «проб­ки», на­вер­ное, есть воз­мож­ность их по­ку­пать?».

По­чти пол­то­ра го­да Крым­ский по­лу­ост­ров про­жил, ощу­щая под­держ­ку огром­ной стра­ны, это да­ёт си­лы и уве­рен­ность в том, что жизнь на­ла­жи­ва­ет­ся. Хо­тя, ко­неч­но, у неко­то­рых рос­си­ян есть и иная по­зи­ция. Как-то, бу­дучи в Москве, Та­тья­на оста­но­ви­ла так­си. За ру­лём — со­всем мо­ло­дой шо­фёр, ро­вес­ник её сы­на. Спро­сил, здеш­няя ли, Та­тья­на от­ве­ти­ла, что, во­об­ще-то, моск­вич­ка, но из Се­ва­сто­по­ля. «Тре­тий пас­са­жир за се­го­дня из Се­ва­сто­по­ля», — за­ме­тил во­ди­тель. И вдруг за­вёл мо­но­лог о том, что столь­ко де­нег в этот Се­ва­сто­поль вкла­ды­ва­ют, а «про­стым лю­дям» всё ху­же, со­врал, что за­став­ля­ют да­же про­цент с за­ра­бот­ка от­да­вать на Крым. В ка­кой-то мо­мент Та­тья­на Ни­ко­ла­ев­на не вы­дер­жа­ла, и по­пы­та­лась объ­яс­нить, что слу­чись в России боль­шая бе­да — уж крым­чане и се­ва­сто­поль­цы в сто­роне бы не оста­лись, от­да­ли по­след­нее. И от­да­ва­ли, ко­гда в про­шлом го­ду бе­жен­цы при­бы­ва­ли. Но уви­де­ла: не хо- чет со­бе­сед­ник это­го по­ни­мать. Ко­гда рас­пла­ти­лась и вы­шла из ма­ши­ны, на­ша­ри­ла в ко­шель­ке по­след­ние две ты­ся­чи и су­ну­ла во­ди­те­лю: «Вот те­бе - за Крым, вот те­бе - за Се­ва­сто­поль! От­дай жене, а сы­ну сво­е­му пе­ре­дай, что отец у него — мер­за­вец».

Не так дав­но в жиз­ни Та­тья­ны Клю­е­вой «за­це­пи­лись» два важ­ных со­бы­тия. В об­стре­ли­ва­е­мом До­нец­ке «за­стря­ла» по­пу­те­ше­ство­вав­шая по мно­гим го­ро­дам России вы­став­ка, по­свя­щён­ная До­му Ро­ма­но­вых. Ред­кие фо­то­гра­фии, уни­каль­ные ве­щи — всё это сбе­ре­га­лось в од­ной из квар­тир обыч­ной мно­го­этаж­ки. Та­тья­на все­рьёз ду­ма­ла ехать за вы­став­кой са­ма — не пу­сти­ли. Два ме­ся­ца опол­чен­цы под­би­ра­лись к это­му до­му, один че­ло­век был ра­нен, но кол­лек­цию вы­та­щи­ли. И се­мью, жив­шую по со­сед­ству: ба­буш­ку, ма­му, маль­чиш­ку-под­рост­ка. В Кры­му ма­ма оста­ви­ла сы­на с тя­же­ло боль­ной ба­буш­кой и ста­ла устра­и­вать свою жизнь. А ко­гда по­жи­лая жен­щи­на попала в боль­ни­цу, пар­ниш­ка ока­зал­ся один. «Меч­та­ет о во­ен­но-мор­ском учи­ли­ще, но ту­да при­ни­ма­ют лишь с пят­на­дца­ти, го­да ему не хва­та­ет, в дет­до­ме вряд ли ужи­вёт­ся: слиш­ком мно­го ему при­шлось уви­деть, пе­ре­жить, — рас­ска­зы­ва­ет Та­тья­на. — По­ка от­пра­ви­ли на всё ле­то в дет­ский ла­герь, и там пой­дёт в шко­лу. Но, как ока­зы­ва­ет­ся, мно­го так­та и по­ни­ма­ния нуж­но, ко­гда об­ща­ешь­ся с ре­бён­ком, по­бы­вав­шим на войне…»

А нам всем, уве­ре­на ак­три­са, есть, за что бла­го­да­рить судь­бу — нас-то боль­шая бе­да обо­шла сто­ро­ной.

МУЖ УВЁЛ АК­ТРИ­СУ ПРЯ­МО СО СЪЁ­МОЧ­НОЙ ПЛО­ЩАД­КИ

Фо­то: кадр из филь­ма «Вар­ва­ра-кра­са, длин­ная ко­са»

Вот та­кой Та­тья­ну Клю­е­ву на­все­гда за­пом­ни­ли зри­те­ли.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.