«С СО­БОЙ — РУ­ЖЬЁ И ДЕНЬ­ГИ»

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - На­та­лья ДРЁМОВА

ить бой­ню при­шло по­сле «от­ка­за в вы­ез­де бри­га­ды», сле­до­ва­те­ли обя­за­тель­но вы­яс­нят. Каж­дый вы­зов по но­ме­ру «103» за­пи­сы­ва­ет­ся, и, соб­ствен­но, от­ка­зов как та­ко­вых, нет. «Не­сроч­но­го» па­ци­ен­та могут пе­ре­ад­ре­со­вать в «неот­лож­ку» или к участ­ко­во­му вра­чу.

За выходные дни ты­ся­чи крым­чан, об­суж­дав­шие тра­ге­дию, за­да­ва­ли друг дру­гу во­прос: «А он, во­об­ще, нор­ма­лен?» Чуть ли не у каж­до­го крым­ча­ни­на есть свои пре­тен­зии и к си­сте­ме здра­во­охра­не­ния, и к кон­крет­ным вра­чам: и обос­но­ван­ные, и лишь ка­жу­щи­е­ся та­ко­вы­ми. На учё­те у пси­хи­ат­ра 55-лет­ний сим­фе­ро­по­лец, ро­вес­ник уби­той им са­ни­тар­ки, не со­сто­ял. Дей­ство­вал пла­но­мер­но, ведь не за­стыл же в ужа­се от то­го, что на­тво­рил, не от­пра­вил­ся сда­вать­ся по­ли­ции. По­ехал до­мой, а от­ту­да по­дал­ся ту­да, где на­де­ял­ся «от­си­деть­ся». Не за­был день­ги, око­ло 200 ты­сяч руб­лей, ру­жья пра­во­охра­ни­те­ли не на­шли, воз­мож­но, оно ещё с ним.

Его ищут — у род­ных, зна­ко­мых, в ле­сах. Шан­сов на то, что Бе­ки­ру Не­би­е­ву удаст­ся по­ки­нуть по­лу­ост­ров нет: до­ку­мен­тов он с со­бой не взял, шан­сов пе­рей­ти гра­ни­цу или вы­рвать­ся на рос­сий­ский ма­те­рик, у него нет.

МИР­НАЯ ПРО­ФЕС­СИЯ

Счи­та­ет­ся, что нет бо­лее мир­ной ра­бо­ты, неже­ли та, что де­ла­ют ме­ди­ки. Од­на­ко не так мно­го лю­дей зна­ет, ка­кой опас­но­сти те под­вер­га­ют­ся еже­днев­но. От па­ци­ен­тов и их род­ствен­ни­ков, ко­то­рые счи­та­ют, что на­шли ви­нов­ных в их бе­дах, по­стра­дать могут ра­бот­ни­ки лю­бых ме­д­учре­жде­ний.

Так, в 2007 го­ду в Сим­фе­ро­поль­ском цен­тре мик­ро­хи­рур­гии гла­за па­ци­ент­ка шесть раз вы­стре­ли­ла из пнев­ма­ти­че­ско­го пи­сто­ле­та во вра­ча-окулиста. Че­ты­ре пу­ли по­па­ли в цель, док­тор по­лу­чи­ла ра­ны в грудь, пле­чо, но­гу, ли­цо. Мож­но ли бы­ло преду­га­дать, пред­ви­деть? Как поз­же вы­яс­ни­лось, на­па­дав­шая бы­ла пси­хи­че­ски боль­ной, в её кар­тине ми­ра стрельба по вра­чу бы­ла яв­ле­ни­ем спра­вед­ли­вым и обос­но­ван­ным.

Ча­ще все­го на­па­де­ни­ям под­вер­га­ют­ся ра­бот­ни­ки бри­гад «ско­рой по­мо­щи». У них, кста­ти, есть соб­ствен­ный рей­тинг опас­но­стей, ко­то­рые под­сте­ре­га­ют их на ули­цах, во дво­рах част­ных до­мов, у подъ­ез­дов многоэтаже­к: без­дом­ные и «хо­зяй­ские» со­ба­ки (чле­нов бри­гад ку­са­ют ре­гу­ляр­но), пло­хое улич­ное осве­ще­ние: из-за это­го ме­ди­ки ло­ма­ют ру­ки, но­ги, при­об­ре­та­ют трав­мы. И неадек­ват­ные па­ци­ен­ты. Мень­ше на­па­де­ний осе­нью и зи­мой, боль­ше — ле­том, до 2-3 раз в неде­лю.

По­во­ды для недо­воль­ства у на­па­да­ю­щих са­мые раз­ные. Так, па­ру лет на­зад в Сим­фе­ро­по­ле вспых­ну­ла дра­ка меж­ду род­ствен­ни­ка­ми, об­суж­дав­ши­ми раз­дел на­след­ства. Од­но­му из них при­лич­но до­ста­лось от лю­бя­щей род­ни, вы­зва­ли «ско­рую». Как толь­ко при­бы­ла бри­га­да, на ме­ди­ков на­бро­си­лись с ку­ла­ка­ми: мол, еха­ли недо­ста­точ­но быст­ро. В та­ких слу­ча­ях бри­га­да от­сту­па­ет в ма­ши­ну, за­кры­ва­ет­ся и вы­зы­ва­ет по­ли­цию, это луч­шее се­да­тив­ное сред­ство для буй­ных род­ствен­ни­ков.

Нар­ко­ма­ны с пе­ре­до­зи­ров­кой — па­ци­ен­ты са­мые небла­го­дар­ные: они, бы­ва­ет, на­бра­сы­ва­ют­ся на вра­чей, ведь пре­рва­ли «кайф», за ко­то­рый бы­ли за­пла­че­ны день­ги. То, что речь шла об их жиз­ни, они не ду­ма­ют.

Есть ад­ре­са, ку­да бри­га­ды «ско­рой» вы­нуж­де­ны бы­ли вы­ез­жать не ина­че, как в со­про­вож­де­нии пра­во­охра­ни­те­лей. На­при­мер, ес­ли в се­мье — ре­бё­нок с хро­ни­че­ской бо­лез­нью серд­ца и пью­щий отец, быв­шие во­ен­но­слу­жа­щий, ко­то­рый каж­дый раз но­ро­вит из­бить ме­ди­ков: то по­мощь не так ока­зы­ва­ли, то еха­ли мед­лен­но.

Фото: пресс-служба Сов­ми­на РК

Фельд­шер Вла­ди­мир Слан­чак при­шёл в со­зна­ние.

Фото со стра­ни­цы Ири­ны на vk.com.

Ирине Су­ха­ник бы­ло все­го 30 лет.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.