С ВЕ­РОЙ В ЗАВТРА

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Алек­сей ДУБРОВИН, пи­са­тель

про­ду­вал. Мог ли я по­ду­мать преж­де, что имен­но здесь мне на ум при­дут всё те же стро­ки.

Здесь — гра­ни­ца. Для Рос­сии ша­ги по её со­зда­нию ста­ли необ­хо­ди­мо­стью по­сле во­ле­изъ­яв­ле­ния крым­чан. Те­перь мы - вме­сте. Впро­чем, нас и жи­те­лей Кры­ма ни­ко­гда и ни­че­го не раз­де­ля­ло: один на­род, од­на исто­рия, од­но бу­ду­щее.

Пом­ню этот крым­ский го­род ещё со­вет­ским (при­ез­жал по­го­стить к род­ствен­ни­кам). В 90-х го­дах ми­нув­ше­го ве­ка за­стал Ар­мянск крым­ским в со­ста­ве Укра­и­ны. Но за­се­лён­ный мно­го­чис­лен­ны­ми вы­ход­ца­ми с Ура­ла го­род про­дол­жал в те го­ды жить и го­во­рить на рус­ский ма­нер. Ныне мои род­ствен­ни­ки упо­ко­и­лись на мест­ном клад­би­ще, и, со­брав­шись, про­ехал я ты­ся­чи ки­ло­мет­ров, что­бы по­кло­нить­ся мо­гил­кам до­ро­гих мне лю­дей.

Раз­го­во­ры о жиз­ни, о на­стро­е­нии я вёл на ули­цах го­ро­да, в ма­га­зи­нах, на мест­ном рын­ке, пил чай в го­стях у ста­ро­жи­лов го­ро­да. До­ве­лось по­го­во­рить и с пред­ста­ви­те­ля­ми пра­во­охра­ни­тель­ных ор­га­нов и, ко­неч­но, с мест­ны­ми офи­це­ра­ми по­гранслуж­бы Рос­сии.

На рын­ке раз­го­во­рил­ся с по­ку­па­тель­ни­цей Оль­гой. Ра­бо­та­ет учи­те­лем в од­ной из школ. Спро­сил об её от­но­ше­нии к тем труд­но­стям, ко­то­рые пе­ре­жи­ва­ет Крым в ча­сти вре­мен­но­го от­клю­че­ния элек­три­че­ства. «При­вык­ли. На­ча­лось по­доб­ное ещё при Укра­ине, но мы не ве­ри­ли, что мо­жет что-то из­ме­нить­ся в луч­шую сто­ро­ну, – ска­за­ла Оль­га. – С вхож­де­ни­ем Кры­ма в со­став Рос­сии по­ве­ри­ли в бу­ду­щее».

Од­на из по­сто­ян­ных по­се­ти­тель­ниц мест­ной церк­ви Ва­лен­ти­на при­гла­си­ла ме­ня к се­бе на чай. «Ду­ша бо­лит не за се­бя, — объ­яс­ня­ет она. — Мы зна­ем, что без про­блем жиз­ни не бы­ва­ет, но ис­кренне стра­да­ем, что укра­ин­цы «там» се­рьёз­но ве­рят все­му то­му, что им ве­ща­ют укра­ин­ские пра­ви­те­ли и те­ле­ви­де­ние. Нас, про­жив­ших в Ар­мян­ске мно­гие де­ся­ти­ле­тия, под­няв­ших сте­ны мест­но­го за­во­да, они не при­зна­ют: де­с­кать, Укра­и­на стро­и­ла. Но ес­ли разо­брать­ся, то со­вре­мен­ный го­род со­зда­ва­ли лю­ди са­мых раз­ных национальн­остей».

Спра­ши­ваю, есть ли у Ва­ли зна­ко­мые, ко­то­рые ду­ма­ют ина­че. Её муж Лео­нид улы­ба­ет­ся: «При­шли мы с же­ной с ре­фе­рен­ду­ма по вос­со­еди­не­нию с Рос­си­ей. Меж­ду со­бой уди­ви­лись, как мно­го лю­дей сто­я­ло в оче­ре­ди, что­бы про­го­ло­со­вать. Ни од­но­го во­ен­но­го, тем бо­лее во­ору­жён­но­го, мы не уви­де­ли. Ко­гда ито­ги услы­ша­ли, то нема­ло бы­ли оша­ра­ше­ны брюз­жа­нью со­сед­ки: «Как вам бы­ло не го­ло­со­вать, ко­гда вас под ав­то­ма­та­ми со­гна­ли…» Есть сре­ди жи­те­лей недо­воль­ные вхож­де­ни­ем Кры­ма в со­став Рос­сии, но их еди­ни­цы. Труд­но­сти нас не пу­га­ют. От­клю­чи­ли ве­че­ром свет. Ни­че­го! Фо­нарь за­жи­га­ем, о жиз­ни го­во­рим».

ЧТО СКА­ЖЕ­ТЕ,

ЛЮ­ДИ?

Ме­ня ра­до­ва­ли эти доб­ро­же­ла­тель­ные лю­ди, со­вер­шен­но без­мя­теж­но гу­ляв­шие по ули­цам под про­лив­ным дождём. Од­но ору­жие за­ме­тил в их ру­ках – зон­ты. Ра­до­ва­ли лю­ди сво­им оп­ти­миз­мом, ве­рой в зав­траш­ний день.

Не мо­гу не ска­зать несколь­ко слов о тех со­бра­тьях по ору­жию, ко­то­ры­ми все эти го­ды счи­таю лю­дей в зе­лё­ных фу­раж­ках. Бо­лее трид­ца­ти лет ми­ну­ло, как де­мо­би­ли­зо­вал­ся. Моя фу­раж­ка до­ма при­бра­на, но каж­дый год 28 мая она укра­ша­ет мою се­дую го­ло­ву. Итак, по­гра­нич­ни­ки Ар­мян­ска. Вот Ми­ха­ил. Креп­ко сби­тый улыб­чи­вый мо­ло­дец. Не ска­жешь, что па­рень уже в зва­нии май­о­ра. Кста­ти, зва­ние по­лу­чил в 2016 го­ду за по­им­ку осо­бо опас­но­го пре­ступ­ни­ка, ко­то­рый, убив несколь­ко че­ло­век на со­пре­дель­ной тер­ри­то­рии, бро­сил­ся скры­вать­ся под Ар­мян­ском. Не успел. Ми­ха­ил брал его лич­но, рис­ко­вал. «В Ар­мян­ске чув­ству­ем пульс гра­ни­цы, — го­во­рит он. — «Та» сто­ро­на на вы­дум­ки и про­во­ка­ции идёт, не за­ду­мы­ва­ясь о про­стых лю­дях: то ЛЭП взры­ва­ет, то вот бан­дю­ков их при­хо­дит­ся за­дер­жи­вать. Пе­ре­кры­ли укра­ин­цы ка­нал с во­дой — пусть за­ли­ва­ет хер­сон­ские огороды, за­то Кры­му пло­хо. Глу­по».

Дру­гой по­гра­нич­ник, Алек­сей, об­ста­нов­ку оце­ни­ва­ет так: слож­ная, но кон­тро­ли­ру­е­мая. Пло­хо, что «та» сто­ро­на ни о ка­ком вза­и­мо­дей­ствии ду­мать не хо­чет. «Пе­ре­да­ва­ли им их «бой­ца», в пья­ном со­сто­я­нии при­то­пав­ше­го к нам на КПП, — вспо­ми­на­ет он. — Мы его, ра­зу­ме­ет­ся, за­дер­жа­ли. Офор­ми­ли все бу­ма­ги. Я укра­ин­ско­му офи­це­ру во вре­мя пе­ре­да­чи «бой­ца» ко­зыр­нул: «Здра­вия же­лаю!», а пред­ста­ви­тель «той» сто­ро­ны да­же рук из карманов вы­нуть не удо­су­жил­ся. Это офи­цер?! Моз­ги «там» «про­мы­ты» да­же по­гра­нич­ни­кам. Но и тех хо­тят за­ме­нить на «доб­ро­воль­че­ские ба­та­льо­ны осво­бож­де­ния Кры­ма». Гос­гра­ни­цу от­да­вать на от­куп неиз­вест­но ко­му?» Алек­сей в недо­уме­нии по­ка­чал го­ло­вой.

При­шла по­ра по­про­щать­ся с Ар­мян­ском, а за­тем и с Кры­мом. Под­хо­дил к ав­то­стан­ции, сно­ва взгля­нул на небо. Всё те же ту­чи, всё тот же дождь. Пусть льёт! Во­да нуж­на зем­ле. Пре­крас­ный край, пре­крас­ные лю­ди-тру­же­ни­ки. Мо­ло­дые и по­жи­лые, граж­дан­ские и военные. И все — бес­страш­ные.

В АР­МЯН­СКЕ ЧУВ­СТВУ­ЕТ­СЯ ПУЛЬС ГРА­НИ­ЦЫ.

РЕ­КЛА­МА

Фо­то из ар­хи­ва «АиФ-Крым»

Один на­род, од­на исто­рия, од­но бу­ду­щее.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.