НЯ­НЯ ДЛЯ МЕД­ВЕ­ДЯ

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

зверь де­мон­стри­ру­ет че­ло­ве­ку своё раз­дра­же­ние, го­тов­ность пе­рей­ти от угроз к на­па­де­нию — но толь­ко не ко­со­ла­пый. Вы­чис­лить, в ка­кой мо­мент зверь го­тов на­пасть, невоз­мож­но: мор­да у него оста­ёт­ся та­кой же доб­ро­душ­ной за до­ли се­кун­ды до ата­ки.

Сам Вик­тор к вос­пи­та­нию зверей при­об­щил­ся в 16 лет, ко­гда ре­шил под­ра­бо­тать в цир­ке уни­фор­ми­стом. Че­рез несколь­ко лет судь­ба при­ве­ла его в Моск­ву, по­счаст­ли­ви­лось стать по­мощ­ни­ком зна­ме­ни­то­го дрес­си­ров­щи­ка Сте­па­на Иса­а­кя­на в его ат­трак­ци­оне эк­зо­ти­че­ских жи­вот­ных. Бо­лее 20 лет «под кры­лом» Вик­то­ра на­хо­ди­лись раз­лич­ные ди­кие зве­ри: бе­ге­мо­ты, зеб­ры, уда­вы, шим­пан­зе. Во вре­мя га­стро­лей встре­тил­ся с бу­ду­щей же­ной, чьи ро­ди­те­ли то­же от­да­ли свою жизнь цир­ку. И за­тем они вме­сте ко­ле­си­ли по све­ту, ко­гда дочь Ма­ри­на немно­го по­взрос­ле­ла, ста­ла по­мо­гать па­пе уха­жи­вать за жи­вот­ны­ми. Лю­бовь к ним Ма­ри­на про­нес­ла че­рез всю жизнь, став дрес­си­ров­щи­ком, как па­па.

Од­на­жды к Вик­то­ру при­шли сту­ден­ты из Кон­го с пред­ло­же­ни­ем ку­пить обе­зьян­ку. Они за­про­си­ли за жи­вот­ное пол­то­ры тысячи дол­ла­ров. Дрес­си­ров- щик от­дал свои сбе­ре­же­ния, за­нял у дру­зей, но шим­пан­зе по име­ни Ши­ко вы­ку­пил. Чуть поз­же к это­му ар­ти­сту при­со­еди­ни­лись два раз­но­маст­ных пу­дель­ка, и Гу­ля­ков на­чал ста­вить свой соб­ствен­ный но­мер. Так на­ча­лась соль­ная ка­рье­ра: Гу­ля­ков с до­че­рью вы­сту­па­ли в Москве, Ки­е­ве, дол­гое вре­мя ко­ле­си­ли по га­стро­лям в Азии, а в Ки­тае да­же ста­ли обладателя­ми спе­ци­аль­но­го при­за на меж­ду­на­род­ном кон­кур­се ар­ти­стов цир­ка.

«За го­ды ра­бо­ты дрес­си­ров­щи­ком, по­мощ­ни­ком я вос­пи­тал сот­ни жи­вот­ных, — вспо­ми­на­ет Вик­тор. — Вы­ха­жи­вал, ес­ли они бо­ле­ли, от­но­сил­ся к ним, как к де­тям, и они ни ра­зу не про­яви­ли ко мне агрес­сии. Хо­тя дру­гих мо­их кол­лег мог­ли и по­ку­сать. Бы­ва­ло и та­кое, что на арене жи­вот­ное упря­мит­ся, не хо­чет слу­шать­ся ар­ти­ста, при­хо­ди­лось вы­хо­дить и неза­мет­но для зри­те­ля его успо­ка­и­вать. Паль­чи­ком при­гро­зишь, и он уже вы­пол­ня­ет трюк». В Крым се­мья пе­ре­еха­ла де­вять лет на­зад по при­гла­ше­нию ди­рек­то­ра Сим­фе­ро­поль­ско­го цир­ка Бо­ри­са Те­зи­ко­ва. До это­го с га­стро­лей воз­вра­ща­лись во Ль­вов, но по­сле раз­ва­ла СССР жить там рус­ско­языч­ным ар­ти­стам ста­ло очень неуют­но.

ДАЙ ЛА­ПУ, ДРУГ!

По­ста­нов­ка каж­до­го но­ме­ра за­ни­ма­ет нема­ло вре­ме­ни: жи­вот­ным к но­вым усло­ви­ям нуж­но при­вык­нуть, в том чис­ле, к све­ту и гром­ким зву­кам. «Есть у нас но­мер с со­ба­ка­ми хас­ки. Пёс — кра­са­вец, ум­ни­ца, на тре­ни­ров­ках все хо­ро­шо, но сто­ит вый­ти на ге­не­раль­ный про­гон — со­ба­ка «за­жи­ма­ет­ся», оши­ба­ет­ся, а ино­гда и во­об­ще убе­га­ет с аре­ны», — улы­ба­ет­ся Вик­тор. И рас­ска­зы­ва­ет, как из­во­дил шим­пан­зе Ши­ко со­се­дей, ко­гда ча­са­ми си­дел пе­ред ок­ном и пе­ри­о­ди­че­ски ма­хал про­хо­жим ла­пой. Еще лю­би­мец дрес­си­ров­щи­ка лю­бил чи­тать га­зе­ты, под­ра­жая сво­е­му хо­зя­и­ну. Дрес­си­ров­щик рас­ска­зы­ва­ет, что обе­зья­на по­дол­гу рас­смат­ри­ва­ла кар­тин­ки, ком­мен­ти­ро­ва­ла уви­ден­ное, а ко­гда «до­чи­ты­ва­ла», ком­ка­ла га­зет­ный лист и вы­бра­сы­ва­ла.

А со­брат Ши­ко, шим­пан­зе Бо­ни­фа­ций, од­на­жды да­же снял­ся в кли­пе Вер­ки Сер­дюч­ки «Хо­ро­шо кра­са­ви­цам». «Для съё­мок нуж­на бы­ла по­слуш­ная ум­ная обе­зьян­ка, ко­то­рая мог­ла бы иг­рать на му­зы­каль­ных ин­стру­мен­тах и не бо­я­лась бы яр­ко­го све­та и му­зы­ки. Во­об­ще-то долж­ны бы­ли сни­мать чет­ве­рых обе­зьян, ко­то­рые иг­ра­ют на син­те­за­то­ре, ба­ра­ба­нах, брен­чат на ги­та­ре и по­ют в мик­ро­фон. Но Бо­ни­фа­ций успеш­но спра­вил­ся с этой ро­лью сам», — вспо­ми­на­ет Вик­тор.

Не лю­бит дрес­си­ров­щик раз­го­во­ров о том, что жи­вот­ным в цир­ке жи­вет­ся пло­хо, и не лю­бит, ко­гда укро­ти­те­лей «урав­ни­ва­ют». «Есть ар­ти­сты, ко­то­рым жи­вот­ные нуж­ны для на­жи­вы или для до­сти­же­ния ка­ких-то ре­зуль­та­тов, — объ­яс­ня­ет он. — Не мо­жет он обу­чить жи­вот­ное — от­да­ёт его в хо­ро­шие и не очень хо­ро­шие ру­ки. Мы же с до­че­рью все­гда за­бо­ти­лись о сво­их пи­том­цах. У нас до сих пор жи­вёт пу­де­ли­ха, ко­то­рая ослепла от со­фи­тов. Мы ее вы­гу­ли­ва­ем, кор­мим, за­бо­тим­ся. У Ма­ри­ны жи­вут ещё боль­ше де­сят­ка пу­де­лей, шесть хас­ки и две так­сы — не все вы­сту­па­ют на арене, но из­бав­лять­ся от них ни­кто не ду­ма­ет».

Кста­ти, са­ми ар­ти­сты - то­же в слож­ном по­ло­же­нии: по­сле воз­вра­ще­ния Кры­ма в Рос­сию крым­чан из укра­ин­ско­го цир­ко­во­го со­об­ще­ства ис­клю­чи­ли, а в рос­сий­ское так и не при­ня­ли. А зна­чит, раз­ре­ше­ния на вы­ступ­ле­ния за ру­бе­жом по­лу­чить нель­зя. Ко­ле­сить по Рос­сии, по­ка не по­стро­и­ли мост, невы­год­но: не все цир­ки мо­гут се­бе поз­во­лить пе­ре­вез­ти ар­ти­стов че­рез па­ром.

ОМЕДВЕЖЬИХ ХА­РАК­ТЕ­РАХ ВПО­РУ ПИ­САТЬ КНИ­ГИ.

Фото: Instagram Сер­гея Акс¸но­ва

И в юно­сти у Гроз­но­го был ха­рак­тер непро­стой, но он го­тов к диа­ло­гу.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.