НЕИЗВЕСТНАЯ ВОЙНА

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Бе­се­до­ва­ла На­та­лья ДРЁМОВА

бусь, ес­ли ска­жу, что с 1991 го­да за­щи­ще­на все­го лишь од­на дис­сер­та­ция на эту те­му. Ес­ли вме­сте с мо­ей — то две. Ис­то­ри­ков, ко­то­рые за­ни­ма­ют­ся во­ен­ным пе­ри­о­дом, мож­но пе­ре­счи­тать по паль­цам, на­мно­го боль­ше в Кры­му лю­дей, счи­та­ю­щих се­бя зна­то­ка­ми, но не яв­ля­ю­щи­ми­ся ими. Ни­кто им дол­гое вре­мя не да­вал по ру­кам…

— Ка­кие са­мые бо­лез­нен­ные и спор­ные мо­мен­ты, ко­то­рые по­сто­ян­но вы­зы­ва­ют дис­кус­сии?

— При­чи­ны по­ра­же­ния Крас­ной Ар­мии в 1941-1942 го­дах, ок­ку­па­ция по­лу­ост­ро­ва, кол­ла­бо­ра­ци­о­низм, де­пор­та­ция. В по­за­про­шлом го­ду, на­пом­ню, был скан­дал по по­во­ду кни­ги ав­то­ров Шир­шо­вых, в ко­то­рой, яко­бы, бы­ла невер­но пред­став­ле­на роль крым­ских та­тар во вре­мя вой­ны. В чем-то с их кри­ти­ка­ми мож­но со­гла­сить­ся, в чем-то – нет. Но ис­то­ри­ки опе­ри­ру­ют фак­та­ми, а не ми­фа­ми. А ми­фов, кста­ти, скон­стру­и­ро­ва­но и вло­же­но в го­ло­вы за это вре­мя бы­ло нема­ло.

Нена­дол­го от­вле­чём­ся на дру­гой пе­ри­од крым­ской ис­то­рии, в ко­то­ром «болевых то­чек» не мень­ше: при­со­еди­не­ние по­лу­ост­ро­ва к Рос­сий­ской им­пе­рии в XVIII ве­ке. Миф, ко­то­рый за­бот­ли­во со­зда­вал медж­лис (за­пре­щён­ная в Рос­сии экс­тре­мист­ская ор­га­ни­за­ция), о том, что в Кры­му бы­ло пре­крас­ное ци­ви­ли­зо­ван­ное про­цве­та­ю­щее хан­ство, ко­то­рое лишь обо­ро­ня­лось от врагов, а не устра­и­ва­ло на­бе­ги. С раз­ви­той эко­но­ми­кой, ко­то­рая ба­зи­ро­ва­лась от­нюдь не на ра­бо­тор­гов­ле. И вот при­шли рус­ские, всё ис­пор­ти­ли, всех за­во­е­ва­ли, при­чём из­вест­ные пол­ко­вод­цы Ми­них и Лас­си изоб­ра­же­ны чуть ли не ка­ра­те­ля­ми. Миф ока­зал­ся кра­си­вым, удоб­ным и от­лич­ной поч­вой для вы­ра­щи­ва­ния сле­ду­ю­щих.

— В том чис­ле и пе­ри­о­да 19411944 го­дов?

— Вер­но, при­чём неудоб­ные, непри­ят­ные, пре­ступ­ные фак­ты от­вер­га­лись под пред­ло­гом то­го, что ар­хив­ные ма­те­ри­а­лы со­би­ра­ли, яко­бы, со­труд­ни­ки НКВД — сле­до­ва­тель­но, из­на­чаль­но бы­ла некая пред­взя­тость, ан­га­жи­ро­ван­ность. Хо­ро­шо, но есть поль­ские ар­хи­вы, немец­кие, по­след­ние — это про­сто рос­сы­пи ал­маз­ные, где за­фик­си­ро­ва­но всё, до дня, до ча­са, до каж­до­го че­ло­ве­ка, всту­пив­ше­го в доб­ро­воль­че­ские фор­ми­ро­ва­ния, до по­след­ней мар­ки, вы­дан­ной в ви­де жа­ло­ва­ния. Но это, во-пер­вых, не всем до­ступ­но; во-вто­рых, мож­но ска­зать, что и ту­да НКВД до­бра­лось и всё пе­ре­пи­са­ло — я и та­кое слы­шал!

— Но ведь по­стра­да­ли во вре­мя вой­ны от фа­ши­стов крым­чане всех на­ци­о­наль­но­стей, нем­цы рас­стре­ли­ва­ли их, жгли де­рев­ни — рус­ские, гре­че­ские, крым­ско­та­тар­ские. И лю­ди раз­ных на­ци­о­наль­но­стей сра­жа­лись в ле­су и в под­по­лье…

— Это ни­кто и не от­ри­ца­ет. Но с пар­ти­за­на­ми во­об­ще всё слож­но, к 1943 го­ду их в крым­ских ле­сах оста­лось со­всем немно­го – чуть бо­лее двух­сот че­ло­век. И сре­ди них – шесть крым­ских та­тар. А вот к ле­ту 1943-го, ко­гда ста­ло яс­но, в ка­кую сто­ро­ну «кач­нул­ся ма­ят­ник», в лес мас­со­во по­шли те, кто до это­го от­си­жи­вал­ся, крым­чане раз­ных на­ци­о­наль­но­стей. В том чис­ле и те, кто слу­жи­ли нем­цам. В на­шем ар­хи­ве есть мас­са дел о лич­ном со­ста­ве пар­ти­зан­ских от­ря­дов, там име­ет­ся гра­фа: «от­ку­да при­шёл в пар­ти­за­ны». А в ней — по­мет­ки: «доб­ро­воль­че­ский ба­та­льон», «по­ли­ция», «ча­сти не­мец­кой ар­мии». Их при­ни­ма­ли, но тех, кто лич­но не ве­шал, не рас­стре­ли­вал. Ко­го-то и аре­сто­вать мог­ли, ес­ли ока­зы­ва­лось, что он ви­но­вен в та­ких пре­ступ­ле­ни­ях.

«БЕ­ЛЫЕ ПЯТНА»

— По­лу­ча­ет­ся, в крым­ской ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной есть, с од­ной сто­ро­ны, фак­ты, прак­ти­че­ски неиз­вест­ные ши­ро­кой об­ще­ствен­но­сти — и «бе­лые пятна», не изу­чен­ные ис­то­ри­ка­ми?

— «Бе­лых пя­тен» очень мно­го. Оста­нов­люсь, для при­ме­ра, на од­ном: жизнь во вре­мя оккупации. В со­вет­ское вре­мя этот пе­ри­од изу­чал­ся или че­рез приз­му зверств в от­но­ше­нии мир­но­го на­се­ле­ния, или че­рез со­про­тив­ле­ние — под­по­лье и пар­ти­зан­ское дви­же­ние. Но ведь лю­ди-то жи­ли, ра­бо­та­ли, встре­ча­лись, да­же влюб­ля­лись — в том чис­ле и в ок­ку­пан­тов, и де­ти в это вре­мя рож­да­лись. Ок­ку­па­ци­он­ная по­все­днев­ность Кры­ма про­сто ещё ни­кем тол­ком не изу­ча­лась. В со­вет­ский пе­ри­од это мож­но бы­ло объ­яс­нить тем, что ес­ли об этом пи­сать, то при­шлось бы за­тра­ги­вать мно­же­ство неудоб­ных во­про­сов. — Ка­ких же? — На­при­мер, по­че­му та­кое зна­чи­тель­ное ко­ли­че­ство на­се­ле­ния под­дер­жи­ва­ло нем- цев, по­че­му за­та­и­лись те, кто был спе­ци­аль­но остав­лен для ор­га­ни­за­ции под­поль­ной ра­бо­ты? Услов­но го­во­ря, око­ло 10% — участ­ни­ки сопротивления, столь­ко же — от­кры­то под­дер­жи­ва­ю­щие ок­ку­пан­тов, а осталь­ные-то что? Осталь­ные вы­жи­ва­ли, как мог­ли. Что мы об этом зна­ем? Пом­ню, во вре­мя од­но­го из ин­тер­вью, жур­на­лист­ка мне ска­за­ла: ба­буш­ка рас­ска­зы­ва­ла, что в 1944 го­ду со­вет­ские тан­ки, под­хо­див­шие к Сим­фе­ро­по­лю, дви­га­лись по за­се­ян­ным по­лям. Спра­ши­ва­ла, как та­кое мог­ло быть. Да вот так, жизнь шла: па­ха­ли, се­я­ли, шко­лы кое-где ра­бо­та­ли, в Сим­фе­ро­по­ле да­же хо­ди­ли в ки­но и в те­атр. Вот чле­ны под­поль­ной груп­пы «Со­кол», из ра­бот­ни­ков те­ат­ра — как они све­де­ния до­бы­ва­ли? В чис­ле про­че­го, хо­ди­ли, го­во­ря со­вре­мен­ным язы­ком, на бан­ке­ты, устра­и­ва­е­мые нем­ца­ми. Сей­час огра­ни­че­ния, неглас­но на­ло­жен­ные в со­вет­ское вре­мя, исчезли. Но очень ма­ло до­ку­мен­тов, по ко­то­рым мож­но изу­чать эту те­му.

— С тем, что у крым­чан есть ин­те­рес к во­ен­ной ис­то­рии Кры­ма, не по­спо­ришь. Но есть ли воз­мож­ность её изу­чать?

— А вот об этом я го­во­рил уже не еди­но­жды, и го­тов по­вто­рять сно­ва: нам очень ну­жен центр по изучению ис­то­рии Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны в Кры­му. И он мо­жет быть об­ра­зо­ван, на­при­мер, при Ме­мо­ри­а­ле на ме­сте на­цист­ско­го концлагеря в сов­хо­зе «Крас­ный». Его по­тен­ци­ал дол­жен быть го­раз­до боль­шим, чем про­сто экс­кур­си­он­ная ра­бо­та: есть при­ме­ры то­го, как в та­ких ме­стах од­но­вре­мен­но ве­дет­ся на­уч­ная и про­све­ти­тель­ская де­я­тель­ность. Возь­мем хоть быв­ший конц­ла­герь Да­хау или, ещё ближе, ме­мо­ри­ал «35-я бе­ре­го­вая ба­та­рея» в Се­ва­сто­по­ле. Всё со­сре­до­то­че­но в од­ном ме­сте: экс­по­зи­ции, ар­хив­ные дан­ные, спе­ци­а­ли­сты, воз­мож­ность для лю­бо­го че­ло­ве­ка озна­ко­мить­ся с ма­те­ри­а­ла­ми.

— Мно­го го­во­рит­ся о пат­ри­о­ти­че­ском вос­пи­та­нии де­тей, но пу­га­ет, что здесь мно­го фор­маль­но­сти, ра­бо­ты «для от­чёт­но­сти»…

— Есть и та­кое, к со­жа­ле­нию. Зна­чит, нуж­но боль­ше «жи­вых» дел, во вре­мя ко­то­рых де­ти со­при­ка­са­ют­ся с ис­то­ри­ей. Со­всем по-дру­го­му вос­при­ни­ма­ет­ся война во вре­мя, на­при­мер, вы­ез­да с по­ис­ко­вым от­ря­дом, ав­то­про­бе­га в честь По­бе­ды, «де­сан­та» для при­ве­де­ния в по­ря­док ка­ко­го-ни­будь па­мят­ни­ка.

— Мож­но ли как-то оце­нить, на­сколь­ко крым­ча­нам близ­ка ис­то­рия, пусть да­же не крым­ская, а ка­кие-то ос­но­во­по­ла­га­ю­щие страницы об­щей?

— Не возь­мусь су­дить обо всех крым­ча­нах, мо­гу лишь со­слать­ся на тех из них, с ко­то­ры­ми мне при­хо­дит­ся об­щать­ся бо­лее или ме­нее ре­гу­ляр­но. Это – студенты. Неко­то­рые ча­сто «ра­ду­ют» ори­ги­наль­ны­ми трак­тов­ка­ми со­бы­тий и фак­тов пись­мен­но и уст­но. По­жа­луй, по­ра их кол­лек­ци­о­ни­ро­вать. Да вот хо­тя бы: что яви­лось при­чи­ной ре­во­лю­ции 1905-1907 го­дов? От­вет: по­ли­ти­ка Ива­на Гроз­но­го и Се­ми­лет­няя война. Вот ещё: «Меж­ду кем был под­пи­сан пакт Риб­бен­тро­па-Мо­ло­то­ва? — Меж­ду СССР и Ан­гли­ей». На этом фоне фра­за о том, что сто­лы­пин­ская аг­рар­ная ре­фор­ма — это та­кой про­цесс, как кол­лек­ти­ви­за­ция, да­же как-то при­стой­но вы­гля­дит: всё-та­ки от­ве­ча­ю­щий хо­тя бы зна­ет, что был та­кой ис­то­ри­че­ский де­я­тель Сто­лы­пин и та­кое яв­ле­ние, как кол­лек­ти­ви­за­ция. Все­го и не упом­нишь! В об­щем, ис­то­ри­кам рас­слаб­лять­ся ра­но – ра­бо­ты еще мно­го…

МИФЫ БЫ­ЛИ КРА­СИ­ВЫ­МИ ИУДОБНЫМИ.

Фо­то: Го­сар­хив РФ

Мы помним, кто по­бе­дил в Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной. Но зна­ем ли, как это бы­ло?

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.