КОМУ ПО­РА МЕ­НЯТЬ­СЯ?

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА -

ря­ет ощу­ще­ние то­го, что мож­но и что нель­зя, что та­кое «хо­ро­шо» и что та­кое «пло­хо», об­ре­че­но на ка­та­стро­фу. Нуж­но уметь дер­жать за­дан­ную са­мим со­бой план­ку, да­же ко­гда вы­год­нее про­явить кон­фор­мизм, а то и от­речь­ся от сво­их прин­ци­пов.

- Ко­гда в стране про­ис­хо­дят ка­кие-то сти­хий­ные бед­ствия, ка­та­стро­фы, об­ще­ство, бу­дучи да­же рас­ко­ло­тым, объ­еди­ня­ет­ся.

- Да, но нам важ­нее учить­ся оста­вать­ся людь­ми в обыч­ной жиз­ни. А для это­го на­до ме­нять соб­ствен­ное со­зна­ние.

Пом­ню, ко­гда я пер­вый раз ока­зал­ся за гра­ни­цей, в Аме­ри­ке, я впер­вые по­чув­ство­вал се­бя пат­ри­о­том. И как ни па­ра­док­саль­но - пат­ри­о­тизм мой за­клю­чал­ся в том, что мне ста­ло стыд­но за нас. Я уви­дел, что, ока­зы­ва­ет­ся, мож­но жить нор­маль­но! Мож­но не рас­тал­ки­вать лок­тя­ми лю­дей в ав­то­бу­се, что­бы по­быст­рее за­нять сво­бод­ное ме­сто. Мож­но улыб­нуть­ся и ска­зать «при­вет» со­вер­шен­но незна­ко­мо­му че­ло­ве­ку. Я пом­ню, как ран­ним утром вы­шел из го­сти­ни­цы и уви­дел в пу­стом скве­ре на ска­мей­ке спя­щую, как сей­час го­во­рят, аф­ро­аме­ри­кан­ку. И вдруг, ко­гда я про­хо­дил ми­мо неё, она просну­лась, при­се­ла на ска­мей­ку, по­тя­ну­лась и, сияя улыб­кой, ска­за­ла мне: «Гуд мо­нинг!» Я пе­ре­пу­гал­ся то­гда жут­ко. То­гда я ещё не по­ни­мал, как это мож­но по­здо­ро­вать­ся с незна­ко­мым че­ло­ве­ком и про­сто так улыб­нуть­ся ему, это ка­за­лось тре­вож­ным и по­до­зри­тель­ным. Мы ча­сто улы­ба­ем­ся друг дру­гу на ули­це? Вот ко­гда мы на­учим­ся по-че­ло­ве­че­ски от­но­сить­ся друг к дру­гу, у нас всё из­ме­нит­ся.

- А что долж­но слу­чить­ся, что­бы это про­изо­шло?

- На­вер­ное, от­вет прост: от­но­си­тесь к дру­гим так, как «Ка­та­стро­фа ждёт нас, ес­ли мы утра­тим мо­раль­ные цен­но­сти!»

хо­ти­те, что­бы от­но­си­лись к вам. Как сде­лать это об­щим непи­са­ным за­ко­ном? Ес­ли бы я знал… Мо­жет, про­сто на­чать с се­бя. Я де­лаю своё де­ло, сни­маю ки­но о лю­дях, ко­то­рым без­мер­но со­чув­ствую, ко­то­рые со­вер­ша­ют некое внут­рен­нее из­ме­не­ние, ста­но­вясь чи­ще, силь­нее, муд­рее. Под­нять­ся над со­бой - это са­мое слож­ное.

при­хо­дит­ся учить­ся жить и раз­го­ва­ри­вать друг с дру­гом за­но­во?

- Слож­но ска­зать... Взять, на­при­мер, Ис­па­нию, ко­то­рая толь­ко в 75-м го­ду из­ба­ви­лась от дик­та­ту­ры Фран­ко. Там слож­ней­шая си­ту­а­ция бы­ла - граж­дан­ская вой­на и мно­го че­го ещё. Но посмот­ри­те, сей­час это не иде­аль­ная, но вполне нор­маль­ная стра­на, где лю­ди улы­ба­ют­ся, от­кры­ты друг дру­гу.

У нас это­го нет. Мы до­воль­но жёст­ки, ча­сто агрес­сив­ны. Мне ка­жет­ся, что рань­ше это бы­ло не в та­ких мас­шта­бах. Кто-то го­во­рит, что са­ма жизнь за­став­ля­ет быть очень жёст­ки­ми. Но я очень на­де­юсь, что в ка­кой-то мо­мент лю­ди пой­мут, что не ку­ла­ки и не лок­ти де­ла­ют тебя луч­ше и силь­нее, а твоя про­фес­сия, ко­то­рой ты по-на­сто­я­ще­му вла­де­ешь. От­но­ше­ние к ре­бён­ку, ко­то­ро­го ты вос­пи­ты­ва­ешь, к близ­ким, к ро­ди­те­лям, к сво­е­му до­му, к ули­це сво­ей… и так да­лее. Я го­во­рю ба­наль­ные ве­щи, но из этих ба­наль­но­стей скла­ды­ва­ет­ся хо­ро­шая жизнь. А пло­хая скла­ды­ва­ет­ся из ма­ха­ния ку­ла­ка­ми, по­пы­ток урвать, хап­нуть, сло­мать.

- Но вы со­глас­ны, что те ве­щи, из ко­то­рых скла­ды­ва­ет­ся так на­зы­ва­е­мая пло­хая жизнь, на­саж­да­ют­ся се­го­дня в том чис­ле и свер­ху?

- За­ви­сеть толь­ко от то­го, что нам ска­жут свер­ху, - это, ко­неч­но, очень удоб­ная по­зи­ция. Но это бес­пер­спек­тив­но. Мно­гие ве­щи мы спо­соб­ны ме­нять са­ми. В один подъ­езд вой­дёшь - чи­сто­та, по­ря­док, цве­ты вокруг; в дру­гой - хоть свя­тых вы­но­си. Из ме­ло­чей скла­ды­ва­ет­ся быт, из бы­та - бы­тие.

Зна­е­те, моя же­на ку­рит. И как-то мы с ней по­еха­ли за гра­ни­цу. Там она ку­пи­ла ма­лень­кую пе­пель­ни­цу и ста­ла сбра­сы­вать ту­да пе­пел и окур­ки. Мы воз­вра­ща­ем­ся на ро­ди­ну, и вдруг я ви­жу, что про пе­пель­ни­цу она за­бы­ла и пе­пел сбра­сы­ва­ет пря­мо под но­ги. При­шлось мне ей вы­го­во­рить; она ис­пра­ви­лась, ко­неч­но. Я это к то­му рас­ска­зы­ваю, что мож­но сколь­ко угод­но осуж­дать пар­тию, пра­ви­тель­ство, пре­зи­ден­та, но на­чи­нать бы непло­хо с се­бя.

- Хо­те­лось бы ве­рить, но, со­гла­си­тесь, мы по-преж­не­му жи­вём в стране, где че­ло­век су­ще­ству­ет для го­су­дар­ства, а не на­обо­рот, как долж­но быть.

- Со­гла­сен. Но да­вай­те го­во­рить чест­но! Лю­ди, ко­то­рые ру­ко­во­дят на­шим го­су­дар­ством, они не с Мар­са к нам при­ле­те­ли. Они часть на­ше­го об­ще­ства. И, го­во­ря о по­ря­доч­ном от­но­ше­нии к сво­ей ра­бо­те, я и их имею в ви­ду. По­нят­но, что каж­дый че­ло­век за­ни­ма­ет­ся преж­де все­го сво­и­ми про­бле­ма­ми, бес­по­ко­ит­ся о сво­ём бла­го­со­сто­я­нии. Но не на­до за­бы­вать, что нам всем здесь жить!

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.