«МЫ ПОЧУЯЛИ СТРА­НУ»

AiF Krym (Crimea) - - ПЕРВАЯ СТРАНИЦА - Бе­се­до­ва­ла На­та­лья ДРЁМОВА

вторг­лись рос­сий­ские вой­ска? Увидел. И по­сле это­го всту­пил в до­нец­кое народное опол­че­ние.

— Сей­час мод­но ин­те­ре­со­вать­ся ис­то­ри­ей, мно­го вы­хо­дит филь­мов и се­ри­а­лов о со­бы­ти­ях про­шло­го. Но ча­сто они раз­дра­жа­ют ана­хро­низ­ма­ми, диа­ло­га­ми, вы­би­ва­ю­щи­ми­ся из сво­ей эпо­хи…

— Ко­неч­но, ко­гда ге­ро­и­ня, жи­ву­щая в во­сем­на­дца­том ве­ке изъ­яс­ня­ет­ся со­вре­мен­ным язы­ком, это непра­виль­но: речь на­до сти­ли­зо­вать. Но ес­ли го­во­рить о со­бы­ти­ях, то на­пом­ню: это ху­до­же­ствен­ное ки­но. Де­таль­но вос­со­зда­ют ис­то­ри­че­ские со­бы­тия до­ку­мен­таль­ные филь­мы. А в ху­до­же­ствен­ных до­пу­сти­мо при­ду­мать то, че­го не бы­ло, что мог­ло слу­чить­ся.

— У вас так в ка­ком сце­на­рии бы­ло?

По­сле вы­хо­да се­ри­а­ла «Од­на­ж­ды в Ро­сто­ве» мно­гие пе­ня­ли на несты­ков­ку: зна­ме­ни­тая бан­да Фан­то­ма­са, тер­ро­ри­зи­ро­вав­шая Ро­стов с кон­це 60-х го­дов, по­яви­лась поз­же, чем про­изо­шла тра­ге­дия в Но­во­чер­кас­ске (в 1962 г. за­ба­сто­ва­ли ра­бо­чие, вы­ступ­ле­ние бы­ло по­дав­ле­но си­ла­ми ар­мии и КГБ, при раз­гоне де­мон­стра­ции бы­ло уби­то 26 че­ло­век, ещё 87 по­лу­чи­ли ра­не­ния — ред.).

Для ме­ня по­яв­ле­ние бан­ды не яв­ля­ет­ся дра­го­цен­ным ис­то­ри­че­ским со­бы­ти­ем, но для то­го, что­бы до­не­сти до зри­те­ля то, что я хо­чу, мне при­шлось в сце­на­рии эти со­бы­тия сде­лать син­хрон­ны­ми. Ведь это был на­сто­я­щий гу­ма­ни­тар­ный взрыв — от безыс­ход­но­сти, от­ча­я­ния. И мои ге­рои вы­хо­ди­ли из это­го раз­ны­ми пу­тя­ми, по­рой неожи­дан­ны­ми. Ока­за­лось, что кг­б­эш­ник мо­жет стать глу­бо­ко ве­ру­ю­щим, а ху­дож­ник — бан­ди­том. Ге­не­рал, ко­то­рый от­ка­зал­ся стрелять в лю­дей — дис­си­ден­том…Ни­ко­гда катастрофа, за­тро­нув­шая те­бя лич­но, не мо­жет стать оправ­да­ни­ем ка­ких-то пре­ступ­ле­ний, недо­стой­ных по­ступ­ков.

— Но ведь мы се­год­ня то­же участ­ни­ки боль­ших исторических со­бы­тий, как, по-ва­ше­му, нас это по­ме­ня­ло?

— Рос­си­ян они не­ве­ро­ят­но спло­ти­ли. Помни­те, сна­ча­ла был ель­цин­ский раз­драй с раз­гу­лом бан­ди­тиз­ма, вы­жи­ва­ни­ем, бед­но­стью? По­том — жир­ное та­кое про­жи­ва­ние, за­ра­ба­ты­ва­ние ба­б­ла, по­езд­ки за гра­ни­цу, рас­паль­цо­ван­ность, бо­гат­ство. Мы жи­ли, как в строч­ках Ман­дель­шта­ма, «под со­бою не чуя стра­ны». Впро­чем, и не за­ду­мы­ва­лись: на­до её чу­ять, или нет. — А ко­гда «трях­ну­ло»? — Сна­ча­ла — ко­гда слу­чил­ся Май­дан в Ки­е­ве. То­гда я впер­вые по­чув­ство­ва­ла се­бя оскорб­лён­ной, ко­гда тол­па скан­ди­ро­ва­ла: «Мос­ка­лей на но­жи!», «Моска­ля­ку на ги­ля­ку!», «Рус­ские — быд­ло!». Не толь­ко я, но очень мно­гие лю­ди ис­пы­та­ли вдруг него­до­ва­ние, ко­гда ста­ли об­ру­ги­вать на­ше­го пре­зи­ден­та, на­шу стра­ну. Да ка­ко­го чёр­та? Это наш пре­зи­дент, на­ша стра­на! А ко­гда про­изо­шла эта стре­ми­тель­ная ис­то­рия с Кры­мом, мы почуяли под со­бой стра­ну.

— Счи­та­е­те ли вы, что эти ка­че­ства мы при­об­ре­ли в ущерб дру­гим, ко­то­рые де­ла­ли нас луч­ше?

— Зна­е­те, ко­гда на­ши лю­ди по­лу­чи­ли воз­мож­ность ез­дить в дру­гие стра­ны, мы се­бя ста­ли це­нить по до­сто­ин­ству, срав­нив с людь­ми дру­гих куль­тур. А что до осталь­но­го, то усло­вия жиз­ни, или да­же вы­жи­ва­ния се­год­ня та­ко­вы: успей сде­лать, а то не по­лу­чишь де­нег, не смо­жешь себе что-то поз­во­лить… Кто-то в этом рит­ме луч­ше се­бя чув­ству­ет, кто-то — ху­же. Но всё рав­но да­же та­кие усло­вия не сде­ла­ли из рос­си­ян без­душ­ные ма­ши­ны для за­ра­ба­ты­ва­ния и по­треб­ле­ния.

ВСЁ НА­ЛА­ДИТ­СЯ

— С Кры­мом у вас что-то лич­ное свя­за­но?

— Да, у ме­ня сест­ра жи­ла в Ял­те, со­всем недав­но умер­ла. До рас­па­да Со­ю­за я ча­сто ез­ди­ла в Крым — на Юж­ный бе­рег, в Кок­те­бель.

— Мно­гие лю­ди го­во­рят, что сей­час уви­де­ли со­вет­ский Крым, по­лу­ост­ров сво­е­го дет­ства, но ос­но­ва­тель­но по­би­тый вре­ме­нем, об­вет­ша­лый…

— Это боль­шая тер­ри­то­рия, ко­то­рую за ко­рот­кое вре­мя невоз­мож­но при­ве­сти в по­ря­док, нуж­ны ко­лос­саль­ные день­ги. Бы­ли мо­мен­ты, ко­то­рые ме­ня рас­стра­и­ва­ли: ку­па­ешь­ся в мо­ре — пре­крас­ном, про­зрач­ном, со сну­ю­щи­ми под но­га­ми рыб­ка­ми, а пе­ред гла­за­ми — ка­кие-то ржа­вые сваи, по­лу­раз­ва­лив­ший­ся пирс. Но я понимаю, что крым­ские вла­сти не бро­сят­ся пря­мо сей­час тут кра­со­ту на­во­дить, есть мно­же­ство дру­гих, на­мно­го бо­лее важ­ных и неот­лож­ных дел. — А что впе­чат­ли­ло? — По­про­бо­ва­ла мест­ных ми­дий и уст­риц, ко­то­рых до­став­ля­ли пря­мо с мор­ской фер­мы — это что-то по­тря­са­ю­щее. Обо­жаю скум­брию на гри­ле, кам­ба­лу… В об­щем, мор­ское ме­ню здесь очень по­нра­ви­лось.

— Нема­ло рос­си­ян удру­че­ны крым­ским сер­ви­сом…

— Уве­ре­на, что со вре­ме­нем всё на­ла­дит­ся. В ре­сто­ран, где ме­ня пло­хо об­слу­жи­ли, я не вер­нусь, и дру­гие лю­ди не вер­нут­ся. Пой­дут ту­да, где луч­ше. Я жи­ла на Юж­ном бе­ре­гу в оте­ле с очень вы­со­ким уров­нем сер­ви­са, ко мне бе­жа­ли со всех ног. Но во­круг него — всё по­лу­раз­ру­ше­но, ни­ка­кой ин­фра­струк­ту­ры, да­же вы­хо­дить из него страш­но — по­то­му что он пря­мо у трас­сы, а из-за кру­то­го по­во­ро­та ле­тят ма­ши­ны. И дорога к мо­рю жут­кая и дол­гая. Отель хо­ро­ший, ме­сто пло­хое — при ев­ро­пей­ских це­нах.

— А са­мо от­но­ше­ние к при­ез­жим?

— По­нра­ви­лось. На рын­ке в Си­ме­и­зе позна­ко­ми­лась с чуд­ным пар­нем Шев­ке­том: тер­пе­ли­во мне всё объ­яс­нял, разъ­яс­нял, со­ве­то­вал. У него, кста­ти, ку­пи­ла тю­бе­тей­ку, сра­зу на­де­ла — в ре­зуль­та­те на сле­ду­ю­щий день ме­ня все про­хо­жие ста­ли по­здрав­лять с Ура­за-бай­ра­мом, ко­то­рый от­ме­ча­ли в Кры­му.

— У вас двое вну­ков, вы, на­вер­ное, зна­е­те: вер­но ли, что сов­ре- мен­ным де­тям ка­та­стро­фи­че­ски не хва­та­ет об­ще­ния? Прав­да ли, что мы, взрос­лые, об­де­ля­ем их вни­ма­ни­ем?

— Они же все об­ща­ют­ся с ро­вес­ни­ка­ми — в шко­ле, в са­ди­ках, во дво­ре, в круж­ках по интересам. Зна­е­те, мои ро­ди­те­ли то­же все­гда бы­ли за­ня­ты. Они бы­ли учи­те­ля — тру­ди­лись в шко­ле, по­том да­ва­ли част­ные уро­ки, а ве­че­ром им на­до бы­ло про­ве­рять тет­ра­ди. И я бы­ла веч­но на про­длён­ке, и ни­кто, как се­год­ня го­во­рят, не па­рил­ся из-за это­го. И не вы­рос­ла я под­за­бор­ни­цей, и книж­ки чи­та­ла… Мы за­бы­ли про своё дет­ство, что на­ми не силь­но-то за­ни­ма­лись, сей­час чув­ству­ем ви­ну из-за неча­сто­го об­ще­ния с детьми, вот и при­ду­мы­ва­ем лиш­нее.

— Есть ли у вас меч­та, ко­то­рую хо­чет­ся ис­пол­нить, а она всё ото­дви­га­ет­ся?

— Ро­ман хо­чу на­пи­сать и пье­су. Из со­вре­мен­ной жиз­ни, варианты сю­же­тов уже есть. и всё жду, ко­гда ис­сяк­нут за­ка­зы на сце­на­рии — по­то­му, что од­но­вре­мен­но это де­лать невоз­мож­но. А они всё идут и идут — это, хо­ро­шо, на­вер­ное, что есть ра­бо­та. А меч­та по­ка впе­ре­ди.

ИЗ НАС НЕ СДЕ­ЛА­ЛИ МА­ШИ­НЫ ДЛЯ ПО­ТРЕБ­ЛЕ­НИЯ. РЕ­КЛА­МА

Фо­то: publico.pt

Крым объ­еди­нил всех россиян.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.