В КУР­СКОЙ БИТ­ВЕ

О под­го­тов­ке тан­ко­во­го уда­ра?

AiF Kursk - - СПЕЦВЫПУСК МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ - Ва­ле­рий ЗАМУЛИН

нам до­зи­ро­ван­ную ин­фор­ма­цию, но в то же вре­мя хо­тят, что­бы мы со­рва­ли немец­кое на­ступ­ле­ние».

По­ка све­де­ния от «Лю­ци» бы­ли по­лез­ны со­вет­ской сто­роне как вспо­мо­га­тель­ная ин­фор­ма­ция, но в лю­бой мо­мент со­юз­ни­ки мог­ли под­су­нуть и «де­зу». Эта опас­ность все­гда су­ще­ство­ва­ла, но осо­бен­но она на­ча­ла воз­рас­тать в начале вес­ны 1943 г., ко­гда в от­но­ше­ни­ях меж­ду со­юз­ни­ка­ми воз­ник­ло се­рьёз­ное на­пря­же­ние. С мар­та Ве­ли­ко­бри­та­ния и США пре­кра­ти­ли по­став­ку во­ору­же­ния и тех­ни­ки се­вер­ны­ми кон­во­я­ми, что се­рьёз­но ослож­ня­ло ра­бо­ту по вос­ста­нов­ле­нию Крас­ной Армии по­сле тя­жё­лой зим­ней кам­па­нии. Кро­ме то­го, на­ча­лась под­ко­вёр­ная воз­ня с це­лью пе­ре­но­са да­ты от­кры­тия Вто­ро­го фрон­та, который был обе­щан ру­ко­вод­ством США и Ан­глии в ав­гу­сте - сен­тяб­ре 1943 г., на год поз­же.

ДВОЙНОЙ АГЕНТ?

Ана­лиз ар­хив­ных ис­точ­ни­ков и ме­му­а­ров Ш. Ра­до поз­во­лил неко­то­рым оте­че­ствен­ным ис­сле­до­ва­те­лям пой­ти ещё даль­ше и утвер­ждать, что боль­шая часть ин­фор­ма­ции по Гер­ма­нии для «Доры» го­то­ви­лась спец­служ­ба­ми Рей­ха и уме­ло под­со­вы­ва­лась ис­точ­ни­кам Р. Рёсле­ра, в част­но­сти, «Вер­те­ру», а воз­мож­но, и он сам был аген­том спец­служб Рей­ха. Это суж­де­ние не ли­ше­но ос­но­ва­ния. Обра­тим­ся к до­не­се­нию Ш. Ра­до, опуб­ли­ко­ван­но­му в его кни­ге «Под псев­до­ни­мом «До­ра», ко­то­рое пе­ре­дал «Лю­си» 18 ап­ре­ля 1943 г.: «Со­став 4-й тан­ко­вый армии (ТА) под ко­ман­до­ва­ни­ем ге­не­ра­ла Го­та: тан­ко­вые ди­ви­зии - 3-я, 25-я, 27-я, ди­ви­зия Мар­шал Со­вет­ско­го Со­ю­за Г.К.Жу­ков в пе­ри­од под­го­тов­ки к Кур­ской бит­ве. Рай­он Кур­ской ду­ги. Вес­на 1943 г.

СС «Ви­кинг», мо­то­ри­зо­ван­ные и лёг­кие ди­ви­зии - 12-я, 26-я, 103-я; вре­мен­но изъ­ятые для по­пол­не­ния 9-я и 11-я тан­ко­вые ди­ви­зии (тд); изъ­ятые для пе­ре­фор­ми­ро­ва­ния 6-я и 7-я тан­ко­вые ди­ви­зии. Формирование 4-й тан­ко­вой армии к лет­ним опе­ра­ци­ям долж­но быть за­кон­че­но толь­ко в мае». Эти дан­ные да­ле­ки да­же от тех, что име­ли раз­вед­от­де­лы на­ших фрон­тов, про­тив которых дей­ство­ва­ло

ука­зан­но в шиф­ров­ке вра­же­ское объ­еди­не­ние. От­дель­ные шиф­ров­ки «Доры» во­об­ще вы­гля­дят фан­та­сти­че­ски­ми: «На­чи­ная с се­ре­ди­ны ап­ре­ля 1943 г. нач­нут по­сту­пать пер­вые но­вые тан­ко­вые ди­ви­зии, ко­то­рые Гу­де­ри­ан фор­ми­ру­ет в са­мой Гер­ма­нии и ге­не­рал-гу­бер­на­тор­стве. Гу­де­ри­ан на­ме­рен, на­чи­ная с 15 ап­ре­ля, пе­ре­да­вать глав­но­му ко­ман­до­ва­нию армии каж­дые 15 дней по од­ной тан­ко­вой ди­ви­зии».

На­пом­ню, в этот мо­мент о фор­ми­ро­ва­нии но­вых по­движ­ных со­еди­не­ний Бер­лин да­же не по­мыш­лял, он «скрёб по су­се­кам», что­бы вос­ста­но­вить име­ю­щи­е­ся ес­ли не до шта­та, то хо­тя бы при­бли­зить­ся к нему, с боль­шим скри­пом шло и про­из­вод­ство но­вой бро­не­тех­ни­ки.

По­это­му нель­зя со­гла­сить­ся с утвер­жде­ни­ем неко­то­рых оте­че­ствен­ных ав­то­ров о том, что к на­ча­лу ап­ре­ля со­вет­ская раз­вед­ка обес­пе­чи­ла ру­ко­вод­ство стра­ны необ­хо­ди­мой ин­фор­ма­ци­ей о «Ци­та­де­ли» в пол­ном объ­ё­ме. Дан­ные дей­стви­тель­но по­сту­па­ли, но не ши­ро­ким по­то­ком, а на те, что бы­ли по­лу­че­ны к на­ча­лу ап­ре­ля, Став­ка не мог­ла опи­рать­ся, спра­вед­ли­во опа­са­ясь дез­ин­фор­ма­ции, по­это­му бы­ла вы­нуж­де­на пред­при­ни­мать нема­лые уси­лия для по­лу­че­ния дру­гих дан­ных по аль­тер­на­тив­ным ка­на­лам.

ПЕРЕОЦЕНИЛИ СИ­ЛЫ НЕМ­ЦЕВ

Сле­ду­ет при­знать, что в это вре­мя ча­сто да­лё­кой от ре­аль­но­сти бы­ла и раз­ве­д­ин­фор­ма­ция, по­сту­пав­шая из действующей армии. Так, на­при­мер, по дан­ным управ­ле­ния вой­ско­вой разведки Ген­шта­ба, ко­то­рые при­во­дит в сво­ей кни­ге С. М. Ште­мен­ко, к 8 ап­ре­ля 1943 г. про­тив войск Ро­кос­сов­ско­го и Ва­ту­ти­на нем­цы со­сре­до­то­чи­ли яко­бы 15-16 тан­ко­вых ди­ви­зий в со­ста­ве 2500 тан­ков. В дей­стви­тель­но­сти же в этот мо­мент столь­ко бро­не­тех­ни­ки вермахт не имел на всём Во­сточ­ном фрон­те. 1 ап­ре­ля 1943 г. ГА «Центр» и «Юг» рас­по­ла­га­ли 1283 тан­ка­ми (396 и 887 - со­от­вет­ствен­но), из которых в строю чис­ли­лось лишь 570 (181/389). А на всём со­вет­ско-гер­ман­ском фрон­те про­тив­ник имел 1336 бо­е­вых ма­шин, из которых ис­прав­ных 45,8%, т. е. 612. Оши­боч­ная ин­фор­ма­ция о на­ли­чии у него столь зна­чи­тель­ной груп­пи­ров­ки тан­ков под Кур­ском, без­услов­но, за­став­ля­ла со­вет­скую сто­ро­ну се­рьёз­но нерв­ни­чать. Ведь на 29 мар­та Цен­траль­ный фронт имел все­го 543 ис­прав­ных тан­ка, в том чис­ле 232 Т-34 и КВ, осталь­ные - лёг­кие и ино­мар­ки. А Во­ро­неж­ский - и то­го мень­ше: 9 ап­ре­ля в строю чис­ли­лось лишь 276 ма­шин и 44 в пу­ти. Кро­ме то­го, сле­до­ва­ло учи­ты­вать ре­зер­вы вер­мах­та, а также его воз­мож­ность уси­ли­вать со­еди­не­ния в этом рай­оне, ис­поль­зуя бро­не­тех­ни­ку со «спо­кой­ных» участ­ков. Та­ким об­ра­зом, всё это в ком­плек­се мог­ло дать очень зна­чи­тель­ные си­лы для на­ступ­ле­ния, но толь­ко тео­ре­ти­че­ски.

Па­ра­док­саль­но, но имен­но эти неправ­до­по­доб­ные дан­ные по­мог­ли Став­ке вы­ра­бо­тать и при­нять наи­бо­лее вер­ное на тот мо­мент ре­ше­ние о пе­ре­хо­де к пред­на­ме­рен­ной обо­роне, т. к. Ген­штаб по­ло­жил их в ос­но­ву сво­е­го ана­ли­за опе­ра­тив­ной об­ста­нов­ки и со­от­но­ше­ния сил под Кур­ском, который 12 ап­ре­ля 1943 г. был пред­став­лен И. В. Ста­ли­ну. По этой при­чине че­рез от­но­си­тель­но ко­рот­кое вре­мя по­сле со­ве­ща­ния в Крем­ле, ко­ман­ду­ю­щие Цен­траль­ным и Во­ро­неж­ским фрон­та­ми по­лу­чи­ли рас­по­ря­же­ния счи­тать пер­во­сте­пен­ной за­да­чей войск в го­то­вя­щей­ся обо­ро­ни­тель­ной опе­ра­ции уни­что­же­ние вра­же­ской бро­не­тех­ни­ки и всю си­сте­му обо­ро­ны фрон­тов го­то­вить, в первую оче­редь, как про­ти­во­тан­ко­вую. «Мы хо­те­ли встре­тить ожи­да­е­мое на­ступ­ле­ние немец­ких войск мощ­ны­ми сред­ства­ми обо­ро­ны, - вспо­ми­нал Г. К. Жу­ков, - на­не­ся им по­ра­же­ние, и, в первую оче­редь, раз­бить тан­ко­вые груп­пи­ров­ки про­тив­ни­ка».

Как тут не вспом­нить ошиб­ку со­вет­ской разведки при оцен­ке сил груп­пи­ров­ки Па­у­лю­са пе­ред контр­на­ступ­ле­ни­ем в но­яб­ре 1942 г. под Ста­лин­гра­дом. Хо­тя то­гда про­счи­та­лись не в два, как под Кур­ском, а бо­лее чем в три ра­за - рас­счи­ты­ва­ли окру­жить 85 000-90 000, а в «коль­це» ока­за­лось 300 000.

В то же вре­мя упо­мя­ну­тая вы­ше оши­боч­ная раз­ве­д­ин­фор­ма­ция о чис­лен­но­сти бро­не­тех­ни­ки име­ла и крайне от­ри­ца­тель­ное вли­я­ние на пла­ни­ро­ва­ние Кур­ской обо­ро­ни­тель­ной опе­ра­ции. В кон­це ап­ре­ля Став­ка при­ня­ла оши­боч­ное ре­ше­ние о том, что глав­ный удар вермахт на­не­сёт по Цен­траль­но­му фрон­ту, т. к. раз­вед­ка счи­та­ла, что имен­но в Ор­лов­ской ду­ге со­сре­до­то­че­ны его глав­ные си­лы для за­хва­та Кур­ска и воз­мож­но­го по­сле­ду­ю­ще­го уда­ра на Моск­ву, в том чис­ле и бро­не­тан­ко­вые, из которых фор­ми­ро­вал­ся удар­ный клин Мо­де­ля. Эти дан­ные под­твер­жда­лись на­ши­ми спец­служ­ба­ми и в мае, и в июне.

До­ро­го обо­шёл­ся нам этот про­счёт. Его при­шлось ис­прав­лять не толь­ко вой­ска­ми Во­ро­неж­ско­го фрон­та, но и зна­чи­тель­ны­ми си­ла­ми Сте­пВО и ре­зер­ва­ми Юго-За­пад­но­го фрон­та. На­пом­ню, по­ми­мо всех войск и ре­зер­вов Н. Ф. Ва­ту­ти­на Москва в пе­ри­од Кур­ской обо­ро­ни­тель­ной опе­ра­ции (8-11 июля) бу­дет вы­нуж­де­на до­пол­ни­тель­но на­пра­вить сю­да две гвар­дей­ских армии и тан­ко­вый кор­пус, ко­то­рые при­мут уча­стие в бо­ях всем сво­им со­ста­вом, а на за­вер­ша­ю­щем эта­пе опе­ра­ции под­тя­нуть и весь Сте­пВО.

РАЗВЕДСЛУЖБА - СА­МЫЙ ПРОБЛЕМНЫЙ УЧАСТОК

К со­жа­ле­нию, до на­ча­ла Кур­ской бит­вы разведорганы действующей армии так и не смог­ли стать для ко­ман­до­ва­ния эффективным средством по­лу­че­ния ка­че­ствен­ной ин­фор­ма­ции о неприятеле. В их до­не­се­ни­ях со­хра­ня­лась тенденция к за­вы­ше­нию его сил, они по­преж­не­му фик­си­ро­ва­ли сот­ни тан­ков там, где их не бы­ло, выявляли несу­ще­ству­ю­щие армии и кор­пу­са, при этом не за­ме­ча­ли мощ­ней­шие груп­пи­ров­ки пе­ред соб­ствен­ны­ми ру­бе­жа­ми. К кон­цу 1943 г. си­ту­а­ция нач­нёт ме­нять­ся, но не кар­ди­наль­но, вплоть до По­бе­ды разведслужба про­дол­жит оста­вать­ся од­ним из са­мых про­блем­ных участ­ков в вой­сках. По­сле вой­ны эти, как и мно­гие дру­гие, про­бле­мы Крас­ной Армии за­мал­чи­ва­лись, а ши­ро­кой ауди­то­рии пред­став­ля­лись да­лё­кие от ре­аль­но­сти ки­но­лен­ты, ис­пол­нен­ные в жан­ре де­тек­ти­ва, в которых на­ши «бой­цы неви­ди­мо­го фрон­та» все­гда успеш­но обыг­ры­ва­ют глу­по­ва­тых гит­ле­ров­цев и по­хи­ща­ют самые важ­ные их сек­ре­ты. В по­доб­ном же клю­че го­то­ви­лись и из­дан­ные за по­след­ние 75 лет мил­ли­он­ны­ми ти­ра­жа­ми ху­до­же­ствен­ные про­из­ве­де­ния и во­ен­но-ис­то­ри­че­ские тру­ды. Всё это в ком­плек­се сфор­ми­ро­ва­ло в об­ще­ствен­ном со­зна­нии ис­ка­жён­ное пред­став­ле­ние как о са­мом ха­рак­те­ре тя­жё­ло­го, опас­но­го тру­да раз­вед­чи­ка, так и о вкла­де спец­служб в раз­гром вра­га в ми­нув­шей войне, в том чис­ле и в по­бе­ду под Кур­ском. Сле­ду­ет при­знать, что и се­го­дня, не­смот­ря на опре­де­лён­ные положительные из­ме­не­ния, про­ис­шед­шие в исторической на­у­ке, чест­ная и по­дроб­ная оцен­ка ре­зуль­та­тов де­я­тель­но­сти со­вет­ской разведки в го­ды Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны ещё не да­на.

16 МАР­ТА СТА­ЛИ ИЗ­ВЕСТ­НЫ ПЛА­НЫ НЕМ­ЦЕВ.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.