И РАЗОГНУЛАСЬ КУРСКАЯ ДУГА

Каж­дый тре­тий не­мец­кий танк был уни­что­жен са­пё­ра­ми

AiF Kursk - - МЫ ПОМНИМ И ЧТИМ - Ан­дрей ФЕ­ДО­ТОВ

«Здесь не бы­ло ни гор, ни скал, Здесь не бы­ло ни рвов, ни рек. Здесь рус­ский че­ло­век сто­ял, Со­вет­ский че­ло­век». Эти сло­ва из по­э­мы Е. Дол­ма­тов­ско­го «По­ны­ри» вы­би­ты на па­мят­ни­ке.

Чи­стое, ров­ное по­ле. Кое-где кро­хот­ные лес­ные ост­ров­ки, но по ров­ным ря­дам де­ре­вьев нетруд­но до­га­дать­ся: ис­кус­ствен­ные по­сад­ки, и не очень дав­ние. При­ро­да не со­зда­ла здесь ни­ка­кой есте­ствен­ной пре­гра­ды на пу­ти вра­га. Аб­со­лют­но ров­ное ме­сто. Все нуж­но бы­ло стро­ить сво­и­ми ру­ка­ми. Здесь негде укрыть­ся, неку­да спря­тать­ся. И тут не нуж­но дол­го втол­ко­вы­вать, как ве­лик был по­двиг са­пё­ров, встав­ших на пу­ти вра­га. Толь­ко на участ­ке Цен­траль­но­го фрон­та са­пё­ра­ми бы­ло от­ры­то де­сят­ки ки­ло­мет­ров тран­шей и хо­дов со­об­ще­ния, уста­нов­ле­но 400 ты­сяч мин и фу­га­сов, по­стро­е­ны сот­ни на­блю­да­тель­ных пунк­тов и дзо­тов. Сред­няя плот­ность ми­ни­ро­ва­ния до­сти­га­ла 1500 про­ти­во­тан­ко­вых и 1700 про­ти­во­пе­хот­ных мин на 1 км фрон­та, а на наи­бо­лее от­вет­ствен­ных участ­ках - до 2100 мин на 1 км фрон­та.

В бо­е­вых по­ряд­ках ди­ви­зий пер­во­го эше­ло­на 13-й ар­мии на­хо­ди­лось око­ло 100 са­пёр­ных рот. В по­ло­се обо­ро­ны этой ар­мии бы­ло уста­нов­ле­но бо­лее 35 ты­сяч про­ти­во­тан­ко­вых мин.

НАХАЛЬНОЕ МИНИРОВАНИЕ

Быв­шие гит­ле­ров­ские во­е­на­чаль­ни­ки в сво­их ме­му­а­рах не раз от­ме­ча­ли, с ка­ким ис­кус­ством Крас­ная Ар­мия воз­во­ди­ла и мас­ки­ро­ва­ла свои во­ен­ные объ­ек­ты. Не­мец­кий ге­не­рал Фри­дрих Виль­гельм фон Мел­лен­тин так вспо­ми­нал ра­бо­ту на­ших са­пё­ров: «Бы­стро­та, с ко­то­рой они уста­нав­ли­ва­ли ми­ны, бы­ла по­ра­жа­ю­щей: за двое-трое суток рус­ские успе­ва­ли уста­но­вить свы­ше 30 тыс. мин!»

Но обес­смер­ти­ли имя со­вет­ско­го са­пё­ра бой­цы по­движ­ных от­ря­дов за­граж­де­ния. Эти не­боль­шие ко­ман­ды ми­нё­ров встре­ча­ли вра­га вме­сте с пе­хо­той, од­на­ко стрел­ка от немец­ких Бо­е­вая вы­уч­ка, стой­кость и му­же­ство со­вет­ских са­пё­ров оста­но­ви­ли си­лу и мощь немец­ких тан­ков.

пуль и сна­ря­дов хоть как-то мог за­щи­тить окоп. Ко­гда на­чи­на­лась ата­ка и де­сят­ки фа­шист­ских бро­ни­ро­ван­ных ма­шин шли впе­рёд, за­гра­ди­те­ли долж­ны бы­ли по­ки­нуть укры­тия, дви­гать­ся им нав­стре­чу по ров­но­му по­лю и на гла­зах у вра­га рас­став­лять ми­ны. То есть ми­ны не за­ка­пы­ва­ли, а фак­ти­че­ски бро­са­ли пе­ред иду­щи­ми немец­ки­ми тан­ка­ми, ко­неч­но же, рискуя по­до­рвать­ся са­мо­му на сво­ей мине.

Фа­ши­сты про­зва­ли на­шу так­ти­ку «на­халь­ным ми­ни­ро­ва­ни­ем». Эти мин­ные по­ля, уста­нов­лен­ные уже во вре­мя боя, ста­но­ви­лись неожи­дан­ной и опас­ной пре­гра­дой. По при­зна­нию неко­то­рых ис­то­ри­ков, каж­дый чет­вёр­тый не­мец­кий танк, уни­что­жен­ный в Кур­ской бит­ве, мож­но сме­ло за­пи­сы­вать на счёт со­вет­ских са­пё­ров. Для фа­ши­стов нахальное минирование бы­ло страш­но ещё и тем, что из-за плот­но­го ар­тил­ле­рий­ско­го и ору­жей­но­го ог­ня пу­стить впе­ре­ди тан­ков свои ин­же­нер­ные ча­сти не пред­став­ля­лось воз­мож­ным. По­то­му немец­кие ма­ши­ны го­ре­ли од­на за дру­гой. Од­на­ко, вы­пол­няя свой долг, на­ши са­пё­ры-за­гра­ди­те­ли гиб­ли прак­ти­че­ски в пер­вом же бою. Под страш­ным ог­нём с обе­их сто­рон вы­жить уда­ва­лось лишь незна­чи­тель­ной ча­сти бой­цов по­движ­ных от­ря­дов. Не­смот­ря ни на что, их ме­сто за­ни­ма­ли дру­гие и в сле­ду­ю­щем бою шли впе­рёд под

немец­кие тан­ки, по­то­му что за­ча­стую имен­но это оста­ва­лось един­ствен­ным спо­со­бом оста­но­вить вра­га. «Пле­чом к пле­чу с ар­тил­ле­ри­ста­ми и пе­хо­тин­ца­ми от­ра­жа­ли ата­ки вра­га са­пё­ры, - пи­сал К. К. Ро­кос­сов­ский. - Они слав­но по­тру­ди­лись на обо­рон­ных ра­бо­тах и вы­ше вся­кой по­хва­лы дей­ство­ва­ли те­перь, от­ра­жая на­ступ­ле­ние про­тив­ни­ка».

ТИ­Г­РЫ - ГО­РЯТ

«Ти­г­ры - это та­кая но­вая немец­кая ма­ши­на, ко­то­рая по-ста­ро­му рвёт­ся на на­ших ми­нах». Об этом как ни­кто хо­ро­шо знал гвар­дии-май­ор Алек­сей Ва­си­лье­вич Ва­ня­кин и его 2-й Гвар­дей­ский ба­та­льон ин­же­нер­ных за­граж­де­ний. В по­все­днев­ной жиз­ни че­ло­век улыб­чи­вый, ве­сё­лый и оба­я­тель­ный, май­ор Ва­ня­кин был и ве­ли­ко­леп­ным во­ен­ным спе­ци­а­ли­стом. «На днях я пи­сал о гвар­дей­ских ми­нё­рах, об их ко­ман­ди­ре май­о­ре Ва­ня­кине, - чи­та­ем в пуб­ли­ка­ции во­ен­но­го кор­ре­спон­ден­та Ев­ге­ния Кри­ге­ра. - Неза­дол­го до на­ча­ла немец­ко­го на­ступ­ле­ния ми­нё­рам вру­ча­ли гвар­дей­ское зна­мя, и на тор­же­ствен­ном обе­де в ле­су я не ви­дел бо­лее ве­сё­ло­го, юно­го, жиз­не­ра­дост­но­го че­ло­ве­ка, чем этот май­ор. Но при­шёл день боя, и Ва­ня­кин за­нял в нём своё на­сто­я­щее ме­сто, и в этом ме­сте нем­цы сколь­зи­ли и па­да­ли в соб­ствен­ной кро­ви. Это бы­ло труд­ное ме­сто. Нем­цы вкли­ни­лись бы­ло здесь в на­шу обо­ро­ну. Ми­нё­рам по­ру­чи­ли за­крыть брешь ми­на­ми. Немец­кие тан­ки уже рва­лись сю­да, и не бы­ло пе­ред ни­ми пре­гра­ды. И то­гда жи­вые лю­ди ста­ли этой пре­гра­дой. Май­ор Ва­ня­кин вы­вел сво­их ми­нё­ров на от­кры­тое ме­сто, и на ви­ду у нем­цев ми­нё­ры за­ло­жи­ли свои ми­ны, и нем­цы по­те­ря­ли здесь 32 сво­их тан­ка. Так дер­жат вра­га в этом июль­ском бою. Бой про­дол­жа­ет­ся».

Гвар­дии крас­но­ар­ме­ец Мур­ди­нов уни­что­жил не­мец­кий

транс­пор­тёр с 30 ав­то­мат­чи­ка­ми. Под ог­нём немец­ких ору­дий и ми­но­мё­тов Мур­ди­нов по­ста­вил ми­ны на бо­е­вой взвод и толь­ко то­гда ото­шёл.

Гвар­дии сер­жант Со­ко­вых в са­мый го­ря­чий мо­мент боя в несколь­ких ша­гах от немец­ких тан­ков ста­вил ми­ны на бо­е­вой взвод, не об­ра­щая вни­ма­ние на оскол­ки, сы­пав­ши­е­ся во­круг.

Про­тив ба­та­льо­на Ва­ня­ки­на про­тив­ник бро­сил до 100 тан­ков. Они на­ткну­лись на мин­ные за­граж­де­ния, и 15 из них тут же по­до­рва­лись. Осталь­ные по­вер­ну­ли на­зад. Ми­нё­ры пер­вой ро­ты вто­ро­го ба­та­льо­на стар­ше­го лей­те­нан­та Алек­сандра Ту­ше­ва ока­за­лись на острие тан­ко­вой ата­ки. На ми­нах, вы­став­лен­ных ро­той, по­до­рва­лось 14 немец­ких тан­ков. В этом нерав­ном бою от­ли­чи­лись мно­гие во­и­ны-са­пё­ры. Сер­жант Иван Же­рен­та­ев по­ста­вил пе­ред ата­ку­ю­щи­ми тан­ка­ми 34 ми­ны, на ко­то­рых по­до­рва­лось несколь­ко вра­же­ских ма­шин. Стар­ший сер­жант Ни­ко­лай Зы­гин по­до­рвал пять тан­ков. Сер­жант Пётр Ба­тан­та­нов, бу­дучи два­жды ра­нен­ным, не ушёл с по­ля боя. С про­ти­во­тан­ко­вы­ми ми­на­ми в ру­ках он пре­граж­дал вра­же­ским тан­кам путь к По­ны­рям. По­пав в окру­же­ние, ро­та са­пё­ров стар­ше­го лей­те­нан­та Ту­ше­ва про­дол­жа­ла му­же­ствен­но сра­жать­ся с тан­ка­ми вра­га. Са­пёр Иван Джим на гла­зах у то­ва­ри­щей бро­сил­ся под гу­се­ни­цы вра­же­ско­го «ти­г­ра» с про­ти­во­тан­ко­вой ми­ной. Це­ной соб­ствен­ной жиз­ни он не про­пу­стил вра­га на обо­ро­ня­е­мом участ­ке. С 5 по 8 июля 1943 го­да ба­та­льон Ва­ня­ки­на по­до­рвал на мин­ных по­лях, уста­нов­лен­ных по­движ­ны­ми от­ря­да­ми, 50 немец­ких ма­шин, за что был на­граж­дён ор­де­ном Крас­но­го Зна­ме­ни, а 20 его бой­цов по­лу­чи­ли ор­де­на Крас­ной Звез­ды и ме­даль «За от­ва­гу». И та­ких ге­ро­и­че­ских ис­то­рий под По­ны­ря­ми бы­ли сот­ни. По­двиг на войне - де­ло буд­нич­ное, по­все­днев­ное.

2000 МИН НА КИЛОМЕТР ФРОН­ТА БЫ­ЛО УСТА­НОВ­ЛЕ­НО.

ПОМ­НИТ МИР СПАСЁННЫЙ

На­зва­ние ма­ло­из­вест­ных на­се­лён­ных пунк­тов рос­сий­ской глу­бин­ки - По­ны­ри, Оль­ховат­ка, Са­мо­ду­ров­ка, Тёп­лое - при­об­ре­ли ми­ро­вую из­вест­ность, став сво­е­го ро­да сим­во­ла­ми му­же­ства, стой­ко­сти, без­за­вет­но­го слу­же­ния Оте­че­ству. Ве­ли­кая По­бе­да на­чи­на­лась на этих ру­бе­жах, 34 их за­щит­ни­кам при­сво­е­но вы­со­кое зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за, 19 из них - по­смерт­но. Го­род Курск, дав­ший на­зва­ние пе­ре­лом­но­му сра­же­нию, на­граж­дён ор­де­ном Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны пер­вой сте­пе­ни и удо­сто­ен по­чёт­но­го зва­ния «Го­род во­ин­ской сла­вы». А Курская об­ласть за вклад в По­бе­ду на­граж­де­на ор­де­ном Ле­ни­на.

Вес­ной 2015 го­да, к 70-ле­тию По­бе­ды, юж­нее По­ны­рей, в рай­оне Теп­лов­ских вы­сот был от­крыт ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс. Па­мят­ник пред­став­ля­ет со­бой трёх­уров­не­вую смот­ро­вую пло­щад­ку. Верх­ний уро­вень рас­по­ло­жен на вы­со­те пти­чье­го по­лё­та -17 мет­ров. От­сю­да от­кры­ва­ет­ся пре­крас­ный вид на те са­мые по­ля, где ле­том 1943 го­да ре­шил­ся ис­ход Кур­ской бит­вы, и на Курск, к ко­то­ро­му нем­цы так и не смог­ли про­рвать­ся. По еди­но­душ­но­му ре­ше­нию ве­те­ра­нов и во­ен­ных спе­ци­а­ли­стов весь ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс сде­лан в фор­ме про­ти­во­тан­ко­вой ми­ны.

Ме­мо­ри­аль­ный ком­плекс «Теп­лов­ские вы­со­ты» сде­лан в фор­ме про­ти­во­тан­ко­вой ми­ны.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.