ОБОРОНА ЧЕРКАССКОГО:

В первый день Кур­ской бит­вы гра­фик

AiF Kursk - - МЫ ЧТИМ И ПОМНИМ -

Гер­ман­ские вой­ска в этом рай­оне встретили не толь­ко упор­ное со­про­тив­ле­ние, но и в первый же день бы­ли вы­нуж­де­ны от­сту­пать под дав­ле­ни­ем контр­ата­ку­ю­щей пе­хо­ты и тан­ков. Это при­ме­ча­тель­ный эпи­зод Кур­ской бит­вы, но, к со­жа­ле­нию, он по­ка долж­ным об­ра­зом не был осве­щён в на­шей ис­то­ри­че­ской ли­те­ра­ту­ре, счи­та­ет кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук, ве­ду­щий на­уч­ный со­труд­ник ЮЗГУ Ва­ле­рий За­му­лин.

ПОСТАРЕЛИ НА 15 ЛЕТ

В пер­вые ча­сы на­ступ­ле­ния пе­ред нем­ца­ми сто­я­ла главная за­да­ча - как мож­но быст­рее про­рвать глав­ную по­ло­су обо­ро­ны рус­ских. А для это­го бы­ло необ­хо­ди­мо с хо­ду овла­деть дву­мя сё­ла­ми - Чер­кас­ское и Ко­ро­ви­но, пре­вра­щён­ны­ми 67-й и 71-й гвар­дей­ски­ми ди­ви­зи­я­ми в мощ­ные опор­ные пунк­ты обо­ро­ны.

В по­ло­се на­ступ­ле­ния тан­ко­про­хо­ди­мых мест бы­ло очень мало. Сеть на­се­лён­ных пунк­тов очень гу­стая. При­чём сё­ла, как пра­ви­ло, рас­по­ла­га­лись у глу­бо­ких ба­лок, вдоль пойм рек или ру­чьёв. Неко­то­рые из них про­те­ка­ли че­рез весь на­се­лён­ный пункт, со­зда­вая до­пол­ни­тель­ные слож­но­сти бро­не­тех­ни­ке при по­пыт­ке его за­хва­та. По­это­му за­хват под­го­тов­лен­но­го к дол­го­вре­мен­ной обо­роне пунк­та крайне сло­жен, даже ес­ли у на­сту­па­ю­щих чис­лен­ное пре­вос­ход­ство. Обо­ро­няв­ши­е­ся име­ют воз­мож­ность обо­ру­до­вать про­ти­во­тан­ко­вые за­граж­де­ния: рвы, эс­кар­пы, мин­ные по­ля, хорошо укре­пить в ин­же­нер­ном от­но­ше­нии не толь­ко ули­цы, ого­ро­ды, но и са­ми стро­е­ния, их ску­чен­ность до­пол­ни­тель­но уси­ли­ва­ла обо­ро­ну на от­дель­ных участ­ках.

Око­ло 6.00 5 июля по­сле при­мер­но 40-ми­нут­ной арт­под­го­тов­ки в на­прав­ле­нии за­бо­ло­чен­ной бал­ки и про­ти­во­тан­ко­во­го рва во­сточ­нее Бе­ре­зо­ва дви­ну­лись ба­та­льон­ные груп­пы фу­зи­лёр­ско­го (сле­ва) и гре­на­дер­ско­го(спра­ва) пол­ков и пол­ка Штрах­ви­ца элит­ной мо­то­ри­зо­ван­ной дивизии «Ве­ли­кая Гер­ма­ния». При­мер­но за два ча­са до на­ча­ла арт­под­го­тов­ки груп­пы са­пё­ров этих ба­та­льо­нов на­ча­ли вы­дви­гать­ся к по­ло­сам ко­лю­чей про­во­ло­ки и мин­ным полям, ко­то­рые при­ко­вы­ва­ли пе­ред­не­му край гвар­дей­ских дивизий, а за ни­ми по-пла­стун­ски дви­га­лись сот­ни гре­на­де­ров. Со­хра­ни­лись до­воль­но эмо­ци­о­наль­ные вос­по­ми­на­ния об этом эпи­зо­де ря­до­во­го Г. Сай­е­ра из 8-го взво­да 5-й ро­ты гре­на­дер­ско­го пол­ка. Рас­сказ ин­те­ре­сен тем, что чи­та­тель ви­дит начало бит­вы, как бы на­хо­дясь внут­ри со­бы­тия, гла­за­ми её непо­сред­ствен­но­го участ­ни­ка. Ав­тор без при­крас рас­кры­ва­ет эмо- ци­о­наль­ное со­сто­я­ние сол­да­та гер­ман­ской ар­мии, по­пав­ше­го в кро­ва­вый во­до­во­рот на про­сто­рах Цен­траль­ной Рос­сии утром 5 июля 1943 г.: «…мы как че­ре­па­хи про­дви­га­лись по успев­шей нам из­ряд­но на­до­есть рус­ской зем­ле.… У ме­ня воз­ник­ло впе­чат­ле­ние, что мы пол­зём в Ки­тай. Про­шло пол­ча­са с тех пор, как мы от­пра­ви­лись в путь, когда на гла­за нам впер­вые по­па­лась про­тя­ну­тая рус­ски­ми про­во­ло­ка. Каж­дый из нас сжав­шим­ся серд­цем ждал, когда пе­ре­до­вой раз­вед­чик от­кро­ет нам путь. Вся­кий раз, слы­ша, как пе­ре­ку­сы­ва­ют про­во­ло­ку, мы ожи­да­ли, что вот-вот взо­рвёт­ся ми­на и по­явит­ся об­ла­ко ды­ма. По на­шим ли­цам, по­кры­тым са­жей, стру­ил­ся пот. По­ка мы про­би­ра­лись под со­вет­ской про­во­ло­кой, де­лая не бо­лее пят­на­дца­ти мет­ров в час, постарели, на­вер­ное, на несколь­ко лет».

5 ИЮЛЯ 1943 ГО­ДА В ТЕ­ЧЕ­НИЕ СУ­ТОК ДВЕ ГВАРДЕЙСКИЕ ДИВИЗИИ - 67-Я И 71-Я - СДЕР­ЖИ­ВА­ЛИ ПЯТЬ ДИВИЗИЙ ВРА­ГА, В ТОМ ЧИС­ЛЕ ТРИ ТАНКОВЫЕ.

АТАКА БЫ­ЛА НЕПОДГОТОВЛЕННОЙ

На ле­вом флан­ге удар­но­го кли­на мд «Ве­ли­кая Гер­ма­ния» на­хо­ди­лась бо­е­вая груп­па 3-го ба­та­льо­на фу­зи­лёр­ско­го пол­ка. Его долж­ны бы­ли под­дер­жи­вать ог­нём и гу­се­ни­ца­ми один ба­та­льон тан­ко­во­го пол­ка дивизии и оба ба­та­льо­на «пан­тер». Но сра­зу за пер­вым ря­да­ми ко­лю­чей про­во­ло­ки на­ча­лось то, о чём нем­цы впо­след­ствии не очень хо­те­ли вспо­ми­нать. Ве­ро­ят­но, пред­ва­ри­тель­ной от­ра­бот­кой вза­и­мо­дей­ствия этих под­раз­де­ле­ний, на­хо­див­ших­ся на са­мом от­вет­ствен­ном участ­ке, ни­кто по-на­сто­я­ще­му не за­ни­мал­ся. По су­ти, атака ока­за­лась аб­со­лют­но не под­го­тов­лен­ной, а си­ту­а­ция в ко­то­рой ока­за­лись удар­ные ча­сти дивизии «Ве­ли­кая Гер­ма­ния», ни её ко­ман­до­ва­ни­ем, ни шта­бом кор­пу­са не бы­ла спро­гно­зи­ро­ва­на за­ра­нее. По­это­му с первых ми­нут на­ступ­ле­ния и прак­ти­че­ски до вто­рой по­ло­ви­ны дня ни Хёй­ер­ляйн, ни Кно­бель­сдорф, ни даже Гот не мог­ли вы­ра­бо­тать эф­фек­тив­ный план дей­ствий по вы­хо­ду из со­здав­ше­го­ся по­ло­же­ния.

Важ­ней­шим эле­мен­том глав­ной по­ло­сы обо­ро­ны на этом участ­ке бы­ло боль­шое чис­ло не толь­ко ис­кус­ствен­ных про­ти­во­тан­ко­вых за­граж­де­ний, но и есте­ствен­ных пре­пят­ствий при­спо­соб­лен­ных для то­го, что­бы пе­ре­крыть тан­ко­про­хо­ди­мую мест­ность и сбить темп ата­ки ча­стей пер­вой вол­ны пе­ред тран­ше­я­ми пе­ре­до­вых ба­та­льо­нов. В част­но­сти, пе­ред пер­вой тран­ше­ей 67 гв. сд (0,5-1 км) бы­ли со­ору­же­ны три ли­нии ин­же­нер­ных пре­пят­ствий: про­ти­во­тан­ко­вые мин­ные по­ля, за­тем про­ти­во­тан­ко­вые рвы (прак­ти­че­ски на всём про­тя­же­нии обо­ро­ны) и, на­ко­нец, про­во­лоч­ные за­граж­де­ния - так­же с мин­ны­ми по­ля­ми, при­чём неко­то­рые из них бы­ли ра­дио­управ­ля­е­мы­ми.

Кро­ме то­го, на участ­ке непо­сред­ствен­но пе­ред Чер­кас­ским (1,5 км юж­нее села), как раз в по­ло­се на­ступ­ле­ния мд «Ве­ли­кая Гер­ма­ния», пе­ред ру­бе­жом 196 гв. сп на­хо­дил­ся за­бо­ло­чен­ный от­рог бал­ки, на­чи­нав­шей­ся во­сточ­нее ху­то­ра Бе­ре­зов и про­хо­див­шей че­рез него к х. Вос­ход, в ко­то­ром бы­ло боль­шое чис­ло род­ни­ков. А про­ти­во­тан­ко­вый ров, пе­ре­кры­вав­ший един­ствен­ный про­ход тех­ни­ке к се­лу, был со­еди­нён с этим от­ро­гом и пре­вра­тил­ся в его про­дол­же­ние. Бал­ка и ров пол­но­стью бло­ки­ро­ва­ли уча­сток меж­ду вы­со­та­ми 239.3 и 237.8, а под­ход к нему пе­ре­ры­ва­ли мин­ные по­ля.

ОЖЕСТОЧЁННОЕ СО­ПРО­ТИВ­ЛЕ­НИЕ

С первых ми­нут на­ступ­ле­ния про­тив­ни­ка 196 гв. сп, при­кры­ва­е­мый ог­нём ди­ви­зи­он­ной ар­тил­ле­рии, обо­ро­нял­ся стой­ко. Сна­ча­ла пу­ле­мёт­ным ог­нем и ми­но­мё­та­ми его пе­ре­до­вые ро­ты по­ло­жи­ли фу­зи­лё­ров и гре­на­де­ров на зем­лю у про­во­лоч­ных за­граж­де­ний. Поз­же бы­ла даже пред­при­ня­та од­на контр­ата­ка с севера про­тив гре­на­дер­ско­го пол­ка, но нем­цы её от­ра­зи­ли. И даже когда по­яви­лись тан­ки Штрах­ви­ца, гвар­дей­цы не дрог­ну­ли. Пол­ков­ник В. И. Ба­жа­нов су­мел быст­ро пе­ре­стро­ить бо­е­вые по­ряд­ки ба­та­льо­нов на пра­вом флан­ге, и гвар­дей­цы про­дол­жа­ли оже­сто­чён­но от­ра­жать уда­ры на­се­да­ю­ще­го вра­га не толь­ко с фрон­та, но и с флан­га.

Ко­ман­ди­рам гре­на­дер­ско­го пол­ка пол­ков­ни­ку К. Ло­рен­цу и фу­зи­лёр­ско­го - пол­ков­ни­ку Х. Касс­ни­цу ста­ло по­нят­но, что без под­держ­ки тя­жё­лой бро­не­тех­ни­ки или мас­си­ро­ван­но­го вво­да в бой «тро­ек» и «чет­вё­рок» о даль­ней­шем про­дви­же­нии вперёд, даже к юго-за­пад­ным окра­и­нам Черкасского, го­во­рить не при­хо­ди­лось. Но ба­та­льо­ны Де­ке­ра всё ещё бы­ли на мар­ше, который су­ще­ствен­но тор­мо­зи­ли не вскры­тые ра­нее мин­ные по­ля.

По­сле рас­све­та на участ­ке меж­ду сё­ла­ми Ко­ро­ви­но и Чер­кас­ское и пе­ред про­ти­во­тан­ко­вым рвом с за­бо­ло­чен­ной бал­кой мд «Ве­ли­кая Гер­ма­ния» и 11 тд со­сре­до­то­чи­ли боль­шое чис­ло тан­ков, штур­мо­вых ору­дий и дру­гой техники. Под при­кры­ти­ем ар­тил­ле­рии и ми­но­мё­тов ин­же­нер­ные под­раз­де­ле­ния на­стой­чи­во пы­та­лись про­ло­жить путь бо­е­вым ча­стям, но ра­бо­та шла не так быст­ро как хо­те­лось. Ме­ша­ли тя­жё­лые ба­та­реи гвар­дей­цев, ко­то­рые ве­ли за­гра­ди­тель­ный огонь с за­кры­тых ОП, про­ти­во­тан­ко­вая ар­тил­ле­рия ПТОП-ов № 6 и 7 и бом­бо­штур­мо­вые уда­ры 1 абк и 1 шак 2 ВА. Со­глас­но ори­ен­ти­ров­ке шта­ба мд «Ве­ли­кая Гер­ма­ния» на 21.45, толь­ко с 13.00 до 21.00 в её по­ло­се «за­фик­си­ро­ва­но око­ло 10 на­лё­тов бом­бар­ди­ров­щи­ков по 6-8 ма­шин, несу­щих бом­бы круп­но­го ка­либ­ра в со­про­вож­де­нии ис­тре­би­те­лей». По рай­о­ну Мо­ще­ное, Зы­би­но, Бе­ре­зов так­же ра­бо­та­ла 291 шад пол­ков­ни­ка А. Н. Вит­ру­ка. Все­го 5 июля она за­дей­ство­ва­ла здесь 52 Ил-2, ко­то­рые под при­кры­ти­ем ис­тре­би­те­лей 270 иап 203 иад 1 шак вы­пол­ни­ли 95 вы­ле­тов. Ин­те­рес­ная де­таль - имен­но здесь впер­вые со­вет­ские авиа­то­ры мас­си­ро­ван­но при­ме­ни­ли про­ти­во­тан­ко­вые бом­бы ПТПБ 1,5 и 2,5.

«…Мы встретили ожесточённое со­про­тив­ле­ние, и, несмот­ря на все уси­лия на­ших войск, им не уда­лось про­дви­нуть­ся вперёд, - вспо­ми­нал на­чаль­ник шта­ба 48 тк пол­ков­ник Ф. фон Мел­лен­тин. - Пе­ред ди­ви­зи­ей «Ве­ли­кая Гер­ма­ния» на­хо­ди­лось бо­ло­то, а по её плот­ным бо­е­вым по­ряд­кам ве­ла силь­ный огонь рус­ская ар­тил­ле­рия».

833 РА­ЗА ВЫЛЕТАЛИ САМОЛЁТЫ ПРО­ТИВ­НИ­КА.

ЗАВЯЗЛИ В ГРЯ­ЗИ

О том, что тво­ри­лось в этот мо­мент в рай­оне пе­ре­пра­вы, куда по­до­шли под­раз­де­ле­ния 10 тбр, на­гляд­но опи­са­но в кни­ге Р. Фор­че­ка: «Са­пё­ры «Ве­ли­кой Гер­ма­нии» к мо­мен­ту при­бы­тия «пан­тер» уже при­зна­ли эту часть рва непро­хо­ди­мой для тан­ков и разыс­ки­ва­ли дру­гие пу­ти об­хо­да. По­сле ко­рот­ко­го за­ме­ша­тель­ства кто-то из ко­ман­ди­ров - фон Ла­у­керт или ко­ман­дир 51го ба­та­льо­на Мей­ер - ре­шил по­пы­тать­ся пе­ре­сечь овраг. Несколь­ко «пан­тер» 1-й и 2-й ро­ты дви­ну­лись по уз­кой по­ло­се, рас­чи­щен­ной са­пё­ра­ми от мин, но быст­ро увяз­ли в гу­стой гря­зи на дне овра­га.

Уви­дев этот кон­фуз, обер­лей­те­нант Гель­мут Лан­г­хам­мер по­пы­тал­ся уве­сти свою за­мы­ка­ю­щую 4-ю ро­ту в за­пад­ном на­прав­ле­нии, что­бы

«Пан­те­ры» 10-й тан­ко­вой бри­га­ды вы­дви­га­ют­ся к пе­ред­не­му краю для ата­ки. Июль 1943 г. (Bundesarchiv).

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.