ЗАБЫТЫЙ ПОДВИГ

Не­мец­кой опе­ра­ции «Ци­та­дель» был со­рван

AiF Kursk - - МЫ ЧТИМ И ПОМНИМ - Ва­ле­рий ЗА­МУ­ЛИН

пе­ре­сечь овраг в дру­гом ме­сте. Но вы­бран­ный им путь очень быст­ро за­кон­чил­ся на мин­ном по­ле. Сам ком­ро­ты был ра­нен, а его танк вы­шел из строя.

Очень ско­ро при­мер­но 25 «пан­тер» из 51-го тан­ко­во­го ба­та­льо­на и шта­ба бри­га­ды бы­ли обез­дви­же­ны со­че­та­ни­ем гря­зи, мин и тех­ни­че­ских неис­прав­но­стей. «Пан­те­ры» не мог­ли ма­нев­ри­ро­вать на скольз­ких скло­нах - при по­пыт­ках вы­брать­ся от на­груз­ки на­ча­ли кро­шить­ся зу­бья ле­нив­цев у ве­ду­щих ко­лёс. Со­вет­ская ар­тил­ле­рия на­ча­ла об­стрел огром­ной мас­сы непо­движ­ных тан­ков в их зоне по­ра­же­ния. Хо­тя бро­ня «пан­тер» долж­на бы­ла на­дёж­но за­щи­щать от арт­об­стре­ла, танк Лан­г­хам­ме­ра № 401 был уни­что­жен удач­ным ри­ко­ше­том в ниж­ний бро­не­лист. Мно­гие дру­гие тан­ки бы­ли по­вре­жде­ны, и ми­ни­мум шесть тан­ки­стов уби­ты». Та­ким об­ра­зом, к на­ча­лу пе­ре­пра­вы бри­га­ды Де­ке­ра в ней бу­дут бое­спо­соб­ны­ми 184 тан­ка, а непо­сред­ствен­но пе­ред бо­ем и то­го мень­ше - при­мер­но 160.

ПЕРВЫЙ ТАНКОВЫЙ БОЙ

В 5.00 ко­ман­дир ро­ты ст. лей­те­нант В. С. Оле­нев 245-го от­дель­но­го тан­ко­во­го пол­ка по­лу­чил приказ вый­ти в рай­он с. Дмит­ри­ев­ка для сов­мест­ных дей­ствий с пол­ком 213 гв. сп май­о­ра А. И. Тур­па­ло­ва 71 гв. сд. В 10.00 де­сять бо­е­вых ма­шин М-3с и М-3л при под­держ­ке пе­хо­ты ата­ко­ва­ли в на­прав­ле­нии выс. 234.3. Под удар по­па­ли не толь­ко ба­та­льо­ны 677 и 678 пп, за­няв­шие по­зи­ции гвар­дей­цев у вы­со­ты, но и ле­вый фланг 676 пп. Архивные до­ку­мен­ты сви­де­тель­ству­ют, что это был первый бой тан­ко­вых под­раз­де­ле­ний на юж­ном вы­сту­пе Кур­ской ду­ги. Не ис­клю­че­но, что контр­ата­ка со­вет­ских тан­ки­стов ока­за­лась и пер­вой в хо­де всей бит­вы на Ог­нен­ной ду­ге, ес­ли не счи­тать ата­ки взво­да 245 отп ве­че­ром 4 июля у Бу­то­во. Для ро­ты Оле­ни­на бой ока­зал­ся удач­ным, про­тив­ник был от­бро­шен в ис­ход­ное по­ло­же­ние, а выс.234.3 вновь за­ня­та гвар­дей­ца­ми.

Ро­та Оле­не­ва по­чти трое су­ток ве­ла упор­ные бои, и за всё это вре­мя тан­ки­сты про­де­мон­стри­ро­ва­ли хо­ро­шую сла­жен­ность и уме­ние на­ла­жи­вать взаимодействие, несмот­ря на то, что для под­раз­де­ле­ний это был первый бой с мо­мен­та фор­ми­ро­ва­ния в мар­те 1943 г. Май­ор А. И. Тур­па­нов вы­со­ко оце­нил помощь тан­ки­стов. 7 июля он под­пи­сал от­зыв о дей­стви­ях ро­ты в по­ло­се его пол­ка. Вот стро­ки из это­го до­ку­мен­та: «Дей­ствуя в обо­роне сов­мест­но с 213 гв. сп, 3-я тан­ко­вая ро­та 245 отп в те­че­ние 5-7.07.43 г. бле­стя­ще вы­пол­ни­ла бо­е­вую за­да­чу, несмот­ря на боль­шие по­те­ри в ма­те­ри­аль­ной ча­сти ма­шин. Тан­ко­вая ро­та два­жды спас­ла за­ни­ма­е­мое по­ло­же­ние пол­ка, на­но­ся контр­ата­ки про­тив­ни­ку. Лич­ный со­став под­би­тых тан­ков стой­ко охра­нял тан­ки и на­но­сил по­ра­же­ния про­тив­ни­ку. При на­по­ре пре­вос­хо­дя­щих сил про­тив­ни­ка лич­ный со­став че­ты­рех эки­па­жей стой­ко обо­ро­нял за­ни­ма­е­мый ру­беж и ото­шёл по­след­ним (с по­ля боя. - Ред.)».

«ПАН­ТЕ­РЫ» НЕ ОСВОИЛИ ДО КОН­ЦА

Из вос­по­ми­на­ний участ­ни­ка тех бо­ёв В. Ра­на: «Я был лей­те­нан­том и за­ни­мал должность адъ­ютан­та в 52-м тан­ко­вом ба­та­льоне. «Пан­те­ры» бы­ли но­вы­ми тан­ка­ми и на Кур­ской ду­ге бы­ли за­дей­ство­ва­ны впер­вые. При­чём на­ши ме­ха­ни­ки-во­ди­те­ли и те, кто на­хо­дил­ся в башне, эту ма­ши­ну до кон­ца ещё то­гда не освоили. И по­это­му очень мно­го тан­ков вы­хо­ди­ло из строя по тех­ни­че­ским при­чи­нам… Эки­па­жи всё вре­мя ра­ди­ро­ва­ли: «Ско­рее! Тре­бу­ет­ся помощь! У нас танк не за­во­дит­ся!» Мы ра­бо­та­ли днём и ночью, что­бы при­ве­сти тан­ки в по­ря­док.

Танк рус­ских был, ко­неч­но, хорошо опро­бо­ван, и у них по­чти не бы­ло по­терь тех­ни­че­ско­го ха­рак­те­ра. В рус­ских тан­ках был ди­зель­ный дви­га­тель, а в на­ших до сих пор ис- поль­зо­вал­ся бен­зи­но­вый с го­раз­до бо­лее вы­со­ким рас­хо­дом го­рю­че­го. А ещё «пан­те­ры» ча­сто вос­пла­ме­ня­лись и сгорали. Мно­го тан­ков сго­ра­ло ещё до столк­но­ве­ния с про­тив­ни­ком. Мы счи­та­ли, что пуш­ки на­ших тан­ков бы­ли на­мно­го луч­ше пуш­ки рус­ско­го тан­ка. На­ши эки­па­жи мог­ли по­ра­зить Т-34 с рас­сто­я­ния 1200-1400 м. В то же вре­мя у нас бы­ла не очень креп­кой бор­то­вая бро­ня, на неко­то­рых участ­ках её тол­щи­на со­став­ля­ла 45 мм, а ло­бо­вая име­ла тол­щи­ну 80 мм. То есть под­бить танк спе­ре­ди бы­ло по­чти невоз­мож­но, а сбо­ку, спра­ва и сле­ва, не со­став­ля­ло тру­да».

НИ ОДИН ДОМ НЕ УЦЕЛЕЛ

В 18.30 свод­ная бро­не­груп­па «Ве­ли­кой Гер­ма­нии» уже во­шла на се­ве­ро-за­пад­ную окра­и­ну Черкасского и по­вер­ну­ла к ху­то­ру Яр­ки, который рас­по­ла­гал­ся в по­лу­ки­ло­мет­ре от се­ве­ро-во­сточ­ных окра­ин села. В это же вре­мя 11 тд уже про­рва­лась к выс. 246.0. Та­ким об­ра­зом, глав­ный узел со­про­тив­ле­ния 67 гв. сд ока­зал­ся в по­лу­коль­це.

Полк Бо­жа­но­ва, ото­шед­ший в Чер­кас­ское, вёл тя­жё­лые улич­ные бои с гре­на­дер­ским пол­ком и сме­шан­ной тан­ко­вой груп­пой «Ве­ли­кой Гер­ма­нии». В 1993 г. мне до­ве­лось встре­чать­ся с несколь­ки­ми ве­те­ра­на­ми это­го гвар­дей­ско­го пол­ка, те­ми немно­ги­ми, ко­му по­счаст­ли­ви­лось вы­жить. Даже спу­стя пол­ве­ка они не мог­ли спо­кой­но вспо­ми­нать 5 июля. От на­хлы­нув­ших чувств на гла­зах убе­лён­ных се­ди­ной муж­чин по­яв­ля­лись слёзы.

По их сло­вам, к ве­че­ру се­ло на­по­ми­на­ло лун­ный пей­заж. Оно бы­ло пе­ре­па­ха­но де­сят­ка­ми тонн смер­то­нос­но­го ме­тал­ла. Не оста­лось ни од­но­го це­ло­го до­ма или хо­зяй­ствен­ных по­стро­ек. Они бы­ли в ос­нов­ном де­ре­вян­ные с со­ло­мен­ны­ми кры­ша­ми, по­это­му сго­ре­ли до­тла. На их ме­сте ды­ми­лись лишь гру­ды пеп­ла и тор­ча­ли печ­ные тру­бы. Ко­лод­цы бы­ли раз­би­ты, вся оборона пол­ка в глу­би­ну про­стре­ли­ва­лась на­сквозь, по­это­му за во­дой для себя и пу­ле­мё­тов при­хо­ди­лось полз­ком и пе­ре­беж­ка­ми про­би­рать­ся к род­ни­кам в цен­тре села. Земля бы­ла из­ры­та око­па­ми, хо­да­ми со­об­ще­ний, во­рон­ка­ми от бомб и сна­ря­дов. Тран­шеи и участ­ки пе­ред ни­ми бы­ли за­ва­ле­ны тру­па­ми, с раз­ных сто­рон слы­ша­лись сто­ны ра­не­ных, ржа­ние по­ка­ле­чен­ных ло­ша­дей.

Ды­ша­лось с тру­дом, всё во­круг за­во­лок­ло удуш­ли­вой дым­кой из под­ня­той в воз­дух пы­ли, га­ри и за­па­ха, ис­хо­див­ше­го от разо­рван­ных и по­ка­ле­чен­ных че­ло­ве­че­ских тел. И в этом аду гвар­дей­цы сра­жа­лись по­чти сут­ки, от­би­вая ата­ку за ата­кой. С по­яв­ле­ни­ем на окра­и­нах не­мец­кой бро­не­тех­ни­ки удер­жи­вать по­зи­ции ста­ло зна­чи­тель­но труд­нее, но, несмот­ря ни на что, полк Ба­жа­но­ва дер­жал­ся.

В небе над этим рай­о­ном в те­че­ние дня самолёты про­ти­во­бор­ству­ю­щих сто­рон сме­ня­ли друг дру­га. Люфтваф­фе то­же ак­тив­но дей­ство­ва­ло над этим рай­о­ном, на­но­ся силь­ные бом­бо­вые уда­ры и по бо­е­вым по­ряд­кам, и по ты­лам 67 гв. сд, осо­бен­но по рай­о­ну Черкасского. Со­глас­но до­не­се­нию её шта­ба, к 17.00 5 июля бы­ло за­ре­ги­стри­ро­ва­но 833 са­мо­лё­то-вы­ле­та про­тив­ни­ка.

В 21.00 ком­див А. И. Бак­сов от­да­ёт рас­по­ря­же­ние на­чать вы­вод из села 196 гв. сп и при­дан­но­го ему учеб­но­го ба­та­льо­на дивизии на но­вые по­зи­ции. Од­на­ко пол­но­стью со­про­тив­ле­ние в рай­оне Черкасского по­дав­ле­но не бы­ло, бои про­дол­жа­лись до по­лу­но­чи.

Уста­но­вить пол­ный кон­троль и за­кре­пить­ся в се­ле или, точ­нее, в его ру­и­нах - они смо­гут лишь на рас­све­те 6 июля.

Из­мо­тан­ные по­чти су­точ­ным бо­ем, их под­раз­де­ле­ния к по­лу­но­чи ото­шли на но­вые ру­бе­жи. Все ча­сти, на­хо­див­ши­е­ся в рай­оне вкли­не­ния, по­нес­ли се­рьёз­ные по­те­ри, осо­бен­но 196 гв. сп. На ис­хо­де су­ток точ­ны­ми дан­ны­ми о чис­лен­но­сти 67 гв. сд её ко­ман­до­ва­ние не рас­по­ла­га­ло. По­имён­ный спи­сок по­гиб­ших, ра­не­ных и про­пав­ших без ве­сти за 5 июля и два по­сле­ду­ю­щих дня по тре­бо­ва­нию её шта­ба был со­став­лен с боль­шим тру­дом лишь че­рез несколь­ко су­ток. Но и то­гда он ока­зал­ся непол­ным, часть лич­но­го со­ста­ва по­па­ла в раз­ные ме­д­учре­жде­ния, а часть на­хо­ди­лась в дру­гих ди­ви­зи­ях и бри­га­дах.

За­вер­шая рас­сказ о бес­при­мер­ном по­дви­ге во­и­нов Крас­ной Ар­мии у Черкасского в первый день Кур­ской бит­вы, хо­чу под­черк­нуть, что по­сле вой­ны этот один из наи­бо­лее успеш­ных для со­вет­ских войск эпи­зо­дов Кур­ской бит­вы был неза­слу­жен­но за­быт и не на­шёл до­стой­но­го от­ра­же­ния в ра­бо­тах на­ших ис­то­ри­ков. Он как бы по­пал в тень гран­ди­оз­ных со­бы­тий, ко­то­рые раз­вер­ну­лись на ру­бе­жах Во­ро­неж­ско­го фрон­та в по­сле­ду­ю­щие дни. Две гвардейские дивизии ар­мии ге­не­ра­ла И. М. Чи­стя­ко­ва в хо­де су­точ­но­го про­ти­во­сто­я­ния смог­ли сло­мать план ко­ман­до­ва­ния 4 ТА и удер­жать на сво­их ру­бе­жах наи­бо­лее силь­ное тан­ко­вое со­еди­не­ние ГА «Юг» - кор­пус Кно­бель­сдор­фа.

«ПАН­ТЕ­РЫ» ЧА­СТО ВОСПЛАМЕ НЯЛИСЬ И СГОРАЛИ.

Со­вет­ские офи­це­ры осмат­ри­ва­ют под­би­тую и бро­шен­ную эки­па­жем «Пан­те­ру». Обо­ян­ское на­прав­ле­ние. Июль 1943 г.

Ко­ман­дир 22 гв. ск 6 гв. А ге­не­рал-май­ор Н. Б. Ибян­ский (первый спра­ва) объ­яс­ня­ет об­ста­нов­ку ко­ман­ду­ю­ще­му 6 гв. А ге­не­рал-лей­те­нант И. М. Чи­стя­ко­ву (с би­нок­лем в цен­тре) и чле­ну Во­ен­но­го со­ве­та Во­ро­неж­ско­го фрон­та ге­не­рал-лей­те­нан­ту Н. С. Хру­ще­ву (тре­тий спра­ва). Обо­ян­ское на­прав­ле­ние. Начало июля 1943 г.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.