ПОДВИГ 70-Й ГВАР­ДЕЙ­СКОЙ

На пу­ти у нем­цев ста­ла неисто­вая си­ла,

AiF Kursk - - МЫ ЧТИМ И ПОМНИМ -

ис­тре­би­те­ля ле­тят к нему. Но он на­прав­ля­ет са­мо­лёт в бом­бар­ди­ров­щик и ру­бит его по­по­лам», - вспо­ми­на­ет Ми­ха­ил За­у­голь­ни­ков.

Не сто­и­ло немец­ким асам цеп­лять рус­ско­го лёт­чи­ка 20-лет­не­го мос­ков­ско­го па­рень­ка Ви­та­лия По­ля­ко­ва. Он, кста­ти, в этой неве­ро­ят­ной дра­ке су­мел вос­поль­зо­вать­ся па­ра­шю­том. Вско­ре Ви­та­лий узнал, что пред­став­лен к Звез­де Ге­роя. А при­обод­рив­ши­е­ся со­вет­ские гвар­дей­цы к ночи вышли в за­дан­ный квад­рат, око­па­лись и заняли обо­ро­ну.

ОСО­БЕН­НО­СТИ НА­ЦИ­О­НАЛЬ­НОЙ СТРА­ТЕ­ГИИ

К мо­мен­ту вы­дви­же­ния 70й дивизии на по­зи­ции груп­пи­ров­ке Мо­де­ля уже уда­лось про­рвать первую ли­нию со­вет­ской обо­ро­ны, так что враг мог по­ка­зать­ся в лю­бой мо­мент. По­том­ки тев­тон­цев в этой войне на­сту­па­ли из­вест­ным ещё со вре­мён ры­ца­рей тя­же­лым кли­ном. Та­кая стра­те­гия поз­во­ля­ла рас­сечь обо­ро­ну про­тив­ни­ка, от­ре­зать ты­лы и за­жи­во сва­рить в «кот­ле».

700 ИЗ ЧЕ­ЛО­ВЕК В ЖИ­ВЫХ ОСТА­ЛИСЬ 30.

На­ро­ды Со­вет­ско­го Со­ю­за гео­гра­фи­че­ское по­ло­же­ние обя­зы­ва­ло учить­ся и у Ев­ро­пы, и у Азии. Крас­ная Армия к на­ча­лу вой­ны рас­по­ла­га­ла ши­ро­чай­шим спек­тром во­ен­ной техники. Гер­ма­нии ещё и не снил­ся тя­жё­лый танк, когда Со­юз при­нял на во­ору­же­ние неуяз­ви­мый КВ. Да и 34-ка по тон­на­жу, бро­не­за­щи­те и ог­не­вой мо­щи оста­ви­ла по­за­ди немец­кие Pz, не усту­пая при этом в ма­нёв­рен­но­сти.

А на дру­гом кон­це со­вет­ской тан­ко­вой ли­ней­ки рас­по­ла­га­лись так­же недо­ся­га­е­мые для гер­ман­ских кон­струк­то­ров пла­ва­ю­щие Т-40. Кро­ме то­го, Со­юз за­пу­стил в про­из­вод­ство ре­ак­тив­ные «Ка­тю­ши», то­гда как про­тив­ник так и не смог скон­стру­и­ро­вать убе­ди­тель­ный от­вет. И во всём этом то­же про­гля­ды­ва­ет на­ци­о­наль­ная пси­хо­ло­гия. То­гдаш­ние си­сте­мы зал­по­во­го ог­ня не от­ли­ча­лись точ­но­стью и куч­но­стью. Ну не мог немец ша­рах­нуть ва­гон сна­ря­дов в бе­лый свет. А крас­ных ко­ман­ди­ров очень впе­чат­ли­ла воз­мож­ность вы­ско­чить на при­го­рок, дать залп и тут же ис­чез­нуть.

Так что на­ци­о­наль­ная стра­те­гия Стра­ны Со­ве­тов, под­ра­зу­ме­вая ис­поль­зо­ва­ние и тя­жё­лых ме­ха­ни­зи­ро­ван­ных ча­стей, и мо­биль­ных средств для на­не­се­ния мол­ние­нос­ных уда­ров, от­ли­ча­лась со­че­та­ни­ем раз­лич­ных спо­со­бов ве­де­ния вой­ны.

ТИГРЫ ПРО­ТИВ Т-34

Нем­цы к на­ча­лу Кур­ской бит­вы так­же рас­ши­ри­ли тех­ни­че­скую ба­зу. Они за­мет­но утя­же­ли­ли свой бро­ни­ро­ван­ный ку­лак «Пан­те­ра­ми», «Тиг­ра­ми» и «Фер­ди­нан­да­ми». Гер­ма­ния, со­глас­но глу­бин­ным пси­хо­ло­ги­че­ским ори­ен­ти­рам, по­ро­ди­ла но­вое по­ко­ле­ние ка­че­ствен­ной и слож­ной техники. Ещё од­но нов­ше­ство, при­го­тов­лен­ное вер­мах­том для Кур­ской бит­вы, но­си­ло на­зва­ние «Го­лиаф» - ди­стан­ци­он­но управ­ля­е­мые плат­фор­мы на гу­се­нич­ном хо­ду, на­пич­кан­ные взрыв­чат­кой.

Толь­ко вот на­сы­тить фронт но­вы­ми тан­ка­ми в до­ста­точ­ном ко­ли­че­стве Гер­ма­ния так и не смог­ла. Прак­тич­ные со­вет­ские стра­те­ги пла­ни­ро­ва­ли от­дать бро­ни­ро­ван­ных немец­ких зве­рей на рас­тер­за­ние ар­тил­ле­рии и са­мо­ход­ным уста­нов­кам. Что же ка­са­ет­ся контр­на­ступ­ле­ния, рас­су­див, что ко­ней на пе­ре­пра­ве не ме­ня­ют, став­ку сде­ла­ли на ра­бо­чую ло­шад­ку - Т-34. В Со­ю­зе тра­ди­ци­он­но ува­жа­ли ге­ни­аль­ную про­сто­ту, на­дёж­ность, де­ше­виз­ну и воз­мож­ность быст­ро­го ре­мон­та техники. Те­перь толь­ко сра­же­ние мог­ло опре­де­лить жиз­не­спо­соб­ность двух на­ци­о­наль­ных идей. 70-я ди­ви­зия ед­ва успе­ла око­пать­ся, когда на её по­зи­ции дви­ну­лись «Тигры».

До по­ры бойцов, за­сев­ших в око­пах, спа­са­ли за­ра­нее под­го­тов­лен­ные сюр­при­зы - мин­ные по­ля. Нем­цам уда­лось про­ло­жить в них про­хо­ды, но их тан­ки про­дол­жа­ли взле­тать на воз­дух. Са­пё­ры пря­мо под но­сом пан­цер­ваф­фе за­тас­ки­ва­ли мины под гу­се­ни­цы тан­ков.

Но армия Гер­ма­нии ни­ко­гда не сда­ва­лась лег­ко. Ес­ли немец­ким сол­да­там при­ка­за­но ид­ти и уме­реть, зна­чит, они пой­дут и умрут. Про­рвав­шись к тран­ше­ям 70-й дивизии, на­сту­пав­шие при­ме­ни­ли свой ко­рон­ный при­ём - ко­сую ата­ку. Тан­ки утю­жи­ли по­зи­ции дивизии, гвар­дей­цы жгли их или про­пус­ка­ли, от­се­кая пе­хо­ту. Бро­ни­ро­ван­ные ма­ши­ны воз­вра­ща­лись, посколь­ку без де­сан­та они ста­но­ви­лись осо­бен­но уяз­ви­мы­ми. И сно­ва ко­сые ата­ки немец­ких кли­ньев на­ты­ка­лись на от­ча­ян­ную твер­ды­ню обо­ро­ны.

ПОВЕРИЛИ В СЕБЯ

Немец шёл упо­ря­до­чи­вать мир, а у него на пу­ти ста­ла неисто­вая си­ла, не же­ла­ю­щая под­чи­нять­ся. Немец, по­ви­ну­ясь при­ка­зу, вы­жи­мал себя до пре­де­ла, а сла­вян­ское вой­ско пре­де­ла не ве­да­ло. Немец по­ни­мал - в этой стране ему оста­ёт­ся или по­бе­дить, или уме­реть. Со­вет­ский солдат знал, что на ми­ру и смерть крас­на, а за его спи­ной се­мья, жена, де­ти, неве­ста, ста­ри­ки-ро­ди­те­ли. А ещё вся ве­ли­кая мно­го­на­ци­о­наль­ная армия крас­ной им­пе­рии по­ве­ри­ла в себя.

Ко­ман­дир 2-го ба­та­льо­на 203-го стрел­ко­во­го пол­ка Алек­сандр Бер­беш­кин - один из тех офи­це­ров 70-й дивизии, кто от­ли­чил­ся ещё в Ста­лин­гра­де. 26-лет­ний ком­бат по­ка­зал молодёжи, как на­до учить нем­ца, и под Кур­ском. В са­мый на­пря­жён­ный мо­мент боя он по­вёл сво­их бойцов в контр­ата­ку, по­лу­чил ра­не­ние, но в тыл не ушёл и лич­но уни­что­жил по­ряд­ка 35 фа­ши­стов.

В то же вре­мя ко­ман­дир 2-го ба­та­льо­на 207-го пол­ка Ни­ко­лай Ишу­тин тре­мя вы­стре­ла­ми из вин­тов­ки сбил немец­кий бом­бар­ди­ров­щик «Юн­керс». Два­дца­ти­лет­ний Кузь­ма Би­се­ров, один из тех, кто ни­как не мог прой­ти мимо ве­сё­лых по­си­де­лок в се­ле Ста­но­вое, бу­дучи на­вод­чи­ком со­ро­ка­пят­ки, под­бил 13 тан­ков. 22-лет­ний ку­ря­нин Ва­си­лий Пис­клов, про­яв­ляя сме­кал­ку и чу­де­са им­про­ви­за­ции, за день сме­нил три во­ин­ские про­фес­сии. Когда у него кон­чи­лись па­тро­ны в ав­то­ма­те, бо­ец стал уни­что­жать вра­га из пу­ле­мё­та, рас­чёт ко­то­ро­го по­гиб. На око­пы по­шли тан­ки. Пис­клов бро­сил­ся к про­ти­во­тан­ко­во­му ру­жью, так­же остав­ше­му­ся без рас­чё­та, и уни­что­жил три тан­ка, а чет­вёр­тый, про­пу­стив че­рез окоп, под­жёг гра­на­та­ми.

19-лет­ний ко­ман­дир взво­да Ва­си­лий Чер­нен­ко ог­нём из пу­ле­мё­та по­ло­жил свы­ше 120 гит­ле­ров­цев. Обо­злён­ные нем­цы от­пра­ви­ли к его око­пу ог­не­мёт­ный танк. Чер­нен­ко, спа­сая взвод, взял в ру­ки две связ­ки гра­нат и бро­сил­ся под гу­се­ни­цы. За этот подвиг ему при­сво­е­но зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за по­смерт­но.

К се­ре­дине дня тан­ки Мо­де­ля про­шли сквозь бо­е­вые по­ряд­ки дивизии, но о по­след­ний ру­беж её обо­ро­ны об­ло­ма­ли зу­бы. Не зря, ви­ди­мо, Фри­дрих Ве­ли­кий го­во­рил: «Рус­ско­го сол­да­та мало убить - его на­до ещё и по­ва­лить».

Седь­мо­го июля всё по­вто­ри­лось. 70-я гвар­дей­ская врос­ла в зем­лю. Её утю­жи­ли «Ти-

Са­пё­ры у Оль­ховат­ки.

Так вы­гля­дит вы­со­та 274,5 у Оль­ховат­ки в на­ши дни.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.