ЮБ­КИ ИЗ ШИНЕЛИ И ТРОФЕЙНЫЕ НА­РЯ­ДЫ

За­чем ку­рян­ки до­ста­ют из шка­фов пла­тья ба­бу­шек?

AiF Kursk - - ИСТОРИЯ - Татьяна СМИРНОВА,

Пер­вый Дом моды в Москве вос­ста­но­вил ра­бо­ту за год до окон­ча­ния вой­ны. А уже в июне 1945-го по ди­рек­ти­ве ру­ко­вод­ства стра­ны разработали первую кол­лек­цию одеж­ды по­сле­во­ен­но­го вре­ме­ни. Для пропаганды со­вет­ской моды в сто­ли­це про­во­ди­ли от­кры­тые по­ка­зы для на­се­ле­ния, со­про­вож­дая их рас­ска­за­ми об ак­ту­аль­ных тен­ден­ци­ях. Но это в Москве и Ле­нин­гра­де, а на пе­ри­фе­рии...

КРА­СА­ВИ­ЦА ПО­БЕ­ДА

На ку­рян­ке На­та­лье Ели­но­вой тем­но-зе­ле­ное ши­фо­но­вое пла­тье «нехит­ро­го» фа­со­на: под­черк­ну­тая та­лия, рас­кле­шён­ная юб­ка, ру­ка­ва-«фо­на­ри­ки».

- Ба­буш­ка Пе­ла­гея Про­ко­по­ва сши­ла его в 1947 го­ду как сва­деб­ное, - рас­ска­зы­ва­ет На­та­лья. Ткань ку­пи­ла на рын­ке во Ль­го­ве. Са­ма рас­кро­и­ла и сши­ла вруч­ную.

Три го­да на­зад, в год 70-ле­тия По­бе­ды, На­та­лья Ели­но­ва - ма­ма тро­их де­тей - оза­да­чи­лась во­про­сом: как объ­яс­нить ре­бя­тиш­кам суть празд­ни­ка 9 Мая. Жен­щи­на по­ду­ма­ла: по­ка де­ти ма­лень­кие, на страш­ных по­дроб­но­стях вой­ны вни­ма­ние за­ост­рять не бу­дет, луч­ше рас­ска­жет о том, как лю­ди ра­до­ва­лись на­сту­пив­ше­му ми­ру. Так при­шла идея в День По­бе­ды на­деть чу­дом со­хра­нив­ше­е­ся са­мое на­ряд­ное пла­тье ба­буш­ки. На­та­шу под­дер­жа­ли по­дру­ги, ко­то­рые на­шли или ре­кон­стру­и­ро­ва­ли туа­ле­ты 40-х го­дов. Так и ро­дил­ся про­ект «Кра­са­ви­ца По­бе­да».

О кра­си­вом пла­тье в кни­ге Свет­ла­ны Алек­си­е­вич «У вой­ны не жен­ское ли­цо» вспо­ми­на­ет и зе­нит­чи­ца Ва­лен­ти­на Мак­сим­чук:

- Бы­ло у ме­ня но­вое, та­кое воз­душ­ное пла­тье с обо­роч­ка­ми. Нра­ви­лось оно Ве­ре, мо­ей по­друж­ке. Несколь­ко раз она его при­ме­ря­ла. Я обе­ща­ла по­да­рить его ей на сва­дьбу. За­муж она со­би­ра­лась, и па­рень хо­ро­ший был. А тут вой­на вдруг, ухо­дим на око­пы. Ве­щи свои в об­ще­жи­тии сда­ём ко­мен­дан­ту. А как же пла­тье? «Возь­ми, Ве­ра», - го­во­ри­ла я, ко­гда мы ухо­ди­ли из го­ро­да. Не взя­ла. Сго­ре­ло в том за­ре­ве пла­тье.

ДУХИ ИЗ ПРО­ШЛО­ГО

Еле­на Куз­не­цо­ва и её дочь Ана­ста­сия - участ­ни­цы про­ек­та «Кра­са­ви­ца По­бе­да» - бе­реж­но хра­нят се­мей­ные ре­лик­вии, до­став­ши­е­ся от ба­буш­ки Ан­то­ни­ны Крю­ко­вой: брошь, серь­ги, коль­цо и два фла­ко­на ду­хов.

- Она бы­ла уз­ни­цей Ос­вен­ци­ма, - под­чёр­ки­ва­ет Еле­на. - Бу­ду­щий муж осво­бо­дил ба­буш­ку То­ню из ла­ге­ря смер­ти, по­том ещё несколь­ко раз встре­тил­ся с ней и по­лю­бил. Он и по­да­рил су­пру­ге укра­ше­ния и духи.

Кста­ти, серь­ги с сек­ре­том «два в од­ном». По­все­днев­ные, скром­ные укра­ше­ния ста­но­ви­лись на­ряд­ны­ми - ве­чер­ни­ми, ко­гда к ним при­сте­ги­ва­ли коль­ца.

Духи Ан­то­ни­на Геор­ги­ев­на мно­го лет хра­ни­ла в шка­тул­ке: кро­хот­ные бу­ты­лоч­ки с жид­ко­стью. Спирт со вре­ме­нем вы­вет­рил­ся, но оста­лись эфир­ные мас­ла, ко­то­рые пах­нут до сих пор.

ЮБ­КИ ИЗ ШИНЕЛИ

- С на­ча­лом Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны вся про­мыш­лен­ность пе­ре­ори­ен­ти­ро­ва­лась на нуж­ды фрон­та, по­это­му не ши­ли ни­ка­кой одеж­ды, кро­ме во­ен­ной фор­мы, - кон­ста­ти­ру­ет ру­ко­во­ди­тель по­ис­ко­во­го от­ря­да «Кур­ган» Алек­сей Сот­ни­ков. - К 1943 го­ду мир­ные жи­те­ли, осо­бен­но в сё­лах, в ос­нов­ном но­си­ли немец­кую фор­му: от­ры­ва­ли по­го­ны, кар­ма­ны и раз­лич­ные на­шив­ки, пе­ре­ли­цо­вы­ва­ли. В вос­по­ми­на­ни­ях со­хра­ни­лась ис­то­рия о том, как в Зо­ло­ту­хин­ском рай­оне вес­ной 1943 го­да при­зы­ва­ли пар­ней - впо­след­ствии участ­ни­ков Кур­ской бит­вы. Так боль­шая часть ре­бят при­шла в пе­ре­ши­той немец­кой фор­ме, по­то­му что хо­дить бы­ло не в чем.

- Ста­ро­жи­лы вспо­ми­на­ли, что из немец­ких ши­не­лей жен­щи­ны ши­ли тёплые зим­ние юб­ки - та­ким ка­че­ствен­ным и до­ро­гим был ма­те­ри­ал, - рас­ска­зы­ва­ет глав­ный ре­дак­тор По­ны­ров­ской рай­он­ной га­зе­ты «Зна­мя по­бе­ды» Вик­то­рия Да­ни­ло­ва. - На­сто­я­щим сокровищем был па­ра­шют­ный шёлк. У нем­цев - чёр­ный, а у на­ших - бе­лый. Сшить на ру­ках его бы­ло невоз­мож­но - очень плот­ная ткань, за­то бы­ли швей­ные ма­шин­ки «Зин­гер», ко­то­рые про­ши­ва­ли аб­со­лют­но всё.

Вик­то­рия до сих пор пом­нит ис­то­рию, ко­то­рую ей рас­ска­зы­ва­ла ма­ма. Сын од­ной из се­ля­нок до­шел до Бер­ли­на и при­слал до­мой по­сыл­ку: трофейные пла­тья из шёл­ка, плат­ки и филь­де­пер­со­вые чул­ки - на­сто­я­щее со­кро­ви­ще по тем вре­ме­нам. Жен­щи­на от­пра­ви­ла трофейные на­ря­ды на­зад сы­ну с гнев­ной за­пис­кой: «Ни­ко­гда ни я, ни мои до­че­ри не бу­дут но­сить вра­же­ские тряп­ки!»

Ма­ма ме­то­ди­ста По­ны­ров­ско­го цен­тра куль­ту­ры и до­су­га Зои Ба­бич бы­ла порт­ни­хой. Это об­сто­я­тель­ство вы­ру­чи­ло семью в вой­ну - по­про­сту не да­ло уме­реть с го­ло­ду. Еф­ро­си­нья Пав­лов­на рас­ска­за­ла до­че­ри ис­то­рию, как од­на­ж­ды к ней при­шёл с за­ка­зом со­вет­ский офи­цер. Ему пред­сто­я­ло ехать в Моск­ву - в ми­ни­стер­ство обо­ро­ны, а гим­на­стёр­ка вы­цве­ла и по­те­ря­ла вид.

- Ма­ма всю ночь про­ве­ла за ма­шин­кой, пе­ре­ли­цо­вы­вая об­мун­ди­ро­ва­ние. На­ут­ро вещь бы­ла слов­но но­вая, - про­дол­жа­ет рас­сказ Зоя Ива­нов­на. - Вот толь­ко ко­гда офи­цер на­дел гим­на­стёр­ку и вы­шел за по­рог до­ма, раз­дал­ся крик: «Что ты на­де­ла­ла: за­стёж­ка на «ба­бью» сто­ро­ну!» За го­ды вой­ны ма­ма на­столь­ко от­вык­ла шить одеж­ду для муж­чин, что при­ши­ла пу­го­ви­цы сле­ва.

Алек­сей Сот­ни­ков так­же от­ме­тил, что вой­на ста­ла по­во­дом для воз­рож­де­ния на­род­но­го про­мыс­ла - тка­че­ства по­лот­на. Жен­щи­ны до­ста­ва­ли из са­ра­ев ба­буш­ки­ны стан­ки, кое-как на­ла­жи­ва­ли их и де­ла­ли ма­те­ри­ал, что­бы хоть ка­кто одеть ре­бя­ти­шек и се­бя.

- На фрон­те так на­до­е­ла во­ен­ная фор­ма, а пе­ре­одеть­ся бы­ло не во что, - де­лит­ся вос­по­ми­на­ни­я­ми участ­ни­ца Кур­ской бит­вы, ар­тил­ле­рист­ка 209-го про­ти­во­тан­ко­во­го ис­тре­би­тель­но­го ди­ви­зи­о­на Ни­на Лу­цен­ко. - Ма­ма взя­ла ко­ры­то, на­ли­ла в него во­ды и опу­сти­ла раз­ные же­лез­ки. Из-за ржав­чи­ны она ста­ла ры­жей. Ма­ма за­мо­чи­ла в ней мою сол­дат­скую ши­нель и оста­ви­ла на па­ру дней. Ткань ста­ла ко­рич­не­вой, и так по­лу­чи­лось паль­то.

КОФТОЧКА СТО­И­МО­СТЬЮ В ЖИЗНЬ

Ткань для бу­ду­щих на­ря­дов до­бы­ва­ли да­же опас­ным для жиз­ни спо­со­бом - раз­ря­жая рус­ские и немец­кие ору­дий­ные сна­ря­ды. Так по­сту­па­ли жи­тель­ни­цы По­ны­рей по­сле Кур­ской бит­вы. Де­ло в том, что бо­е­при­па­сы со­сто­я­ли из ла­тун­ной гиль­зы и ме­шоч­ка с по­ро­хом из хлоп­ча­то­бу­маж­ной или шёл­ко­вой тка­ни, ко­то­рый на­хо­дил­ся внут­ри. Де­вуш­ки раз­ря­жа­ли сна­ря­ды, вы­тас­ки­вая вме­сти­ли­ща для по­ро­ха. Ткань сши­ва­ли и ма­сте­ри­ли из неё коф­точ­ки, а по­рох ис­поль­зо­ва­ли для рас­топ­ки пе­чей. По рас­ска­зам жи­те­ля се­ла Оль­ховат­ка По­ны­ров­ско­го рай­о­на Юрия Би­рю­ко­ва, его тё­тя Ан­на ре­ши­ла та­ким об­ра­зом на­брать тка­ни для но­во­го на­ря­да и, спро­во­ци­ро­вав взрыв, по­гиб­ла.

- Мы но­си­ли пла­тья из про­сто­го сит­ца в цве­то­чек. Это был са­мый де­шё­вый ма­те­ри­ал - сто­ил 50 ко­пе­ек за метр. Так по­про­буй еще до­стань его! - вспо­ми­на­ет участ­ни­ца клу­ба ве­те­ра­нов вой­ны и тру­да «На­деж­да» Люд­ми­ла Гон­ча­ро­ва. - Поз­же по­яви­лась ткань шта­пель. Очень мод­но бы­ло шить из неё юб­ки. В на­ро­де го­во­ри­ли: «Шта­пель - несколь­ко ка­пель». Де­ло в том, что ткань очень са­ди­лась по­сле стир­ки, по­это­му пе­ред рас­кро­ем отрез обя­за­тель­но за­ма­чи­ва­ли в во­де и гла­ди­ли утю­гом. Ина­че со­шьёшь юб­ку, по­сти­ра­ешь, а она бу­дет ко­рот­кой.

Люд­ми­ла Гон­ча­ро­ва так­же рас­ска­зы­ва­ет, что и обувь в 40-е де­вуш­ки ни­ко­гда не но­си­ли на бо­су но­гу: на­де­ва­ли бе­лые но­соч­ки. Бли­же к пя­ти­де­ся­тым го­дам, по­яви­лись бе­лые па­ру­си­но­вые та­поч­ки ко­то­рые де­вуш­ки пе­ред вы­хо­дом на тан­цы кра­си­ли зуб­ным по­рош­ком - что­бы вы­гля­де­ли как но­вые.

Как вспо­ми­на­ет в кни­ге Свет­ла­ны Алек­си­е­вич ве­те­ран Ве­ли­кой Оте­че­ствен­ной вой­ны и снай­пер Ма­рия Мо­ро­зо­ва, по­сле фрон­та ей при­шлось за­но­во учить­ся хо­дить в туф­лях, на­столь­ко за три го­да при­вык­ла хо­дить в са­по­гах.

- Мы при­вык­ли к рем­ням, под­тя­ну­тые, ка­за­лось, что те­перь одеж­да на нас меш­ком ви­сит, нелов­ко как-то се­бя чув­ству­ешь, - по­де­ли­лась вос­по­ми­на­ни­я­ми жен­щи­на. - Мы юбок не при­зна­ва­ли, все в брю­ках. На фрон­те ве­че­ром их по­сти­ра­ешь, под се­бя по­ло­жишь, ля­жешь, счи­тай, вы­утю­жен­ные.

ШЛЯПКИ И ТЮРБАНЫ

Ещё несколь­ко лет по­сле по­бед­но­го 1945-го в мо­де оста­ва­лись шляпки и бо­лее про­стой ва­ри­ант го­лов­но­го убо­ра - тюрбаны или чал­мы (шляпки, рас­про­стра­нён­ные сре­ди на­ро­дов Ка­риб­ско­го бас­сей­на). Во­об­ще, вли­я­ние моды Ла­тин­ской Аме­ри­ки в со­ро­ко­вые го­ды бы­ло огром­но и околь­ны­ми пу­тя­ми до­стиг­ло да­же СССР. Фор­ма так на­зы­ва­е­мых ку­бин­ских или пу­эр­то­ри­кан­ских тюр­ба­нов на­по­ми­на­ла те го­лов­ные убо­ры, ко­то­рые но­си­ли жен­щи­ны, ра­бо­тав­шие на са­хар­ных план­та­ци­ях в этом ост­ров­ном бас­сейне.

В сель­ской мест­но­сти боль­ше пред­по­чи­та­ли плат­ки. Осо­бен­но це­ни­ли шер­стя­ные и пу­хо­вые, по­то­му что они бы­ли мно­го­функ­ци­о­наль­ны: в за­ви­си­мо­сти от об­сто­я­тельств слу­жи­ли го­лов­ным убо­ром, коф­той и оде­я­лом.

Во­шли в мо­ду и вя­зан­ные крюч­ком и спи­ца­ми ша­ли и коф­точ­ки. На­вер­ное, это бы­ло свя­за­но с тем, что жен­щи­ны пы­та­лись привлечь вни­ма­ние муж­чин, ко­то­рых по­сле вой­ны бы­ло очень ма­ло.

ШЁЛК ОТ ПАРАШЮТА БЫЛ НА­СТО­Я­ЩИМ СОКРОВИЩЕМ.

На­та­лья Ели­но­ва, ав­тор про­ек­та «Кра­са­ви­ца По­бе­да», в сва­деб­ном пла­тье ба­буш­ки. Ретро-на­ря­ды ку­ря­нок.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.