С «ЛЕЙКОЙ» И БЛОКНОТОМ…

Кур­ская ду­га гла­за­ми Кон­стан­ти­на Си­мо­но­ва

AiF Kursk - - ИСТОРИЯ - Та­тья­на СМИРНОВА

В днев­ни­ках пи­са­те­ля, во­шед­ших в кни­гу «Раз­ные дни вой­ны» (том I), ука­за­но, что с 7 до 10 ию­ля 1943 го­да по за­да­нию ре­дак­ции Кон­стан­тин Cи­мо­нов вме­сте с фо­то­ко­ром Яко­вом Ха­ли­пом вы­ехал в по­се­лок По­ны­ри - на cе­вер­ный фас Кур­ской ду­ги. Жур­на­лист и фо­то­кор на­хо­ди­лись на Цен­траль­ном фрон­те в 13-й ар­мии. Сна­ча­ла по­бы­ва­ли в 129-й тан­ко­вой бри­га­де, а в ночь с 7 на 8 ию­ля по­еха­ли в штаб 75-й гвар­дей­ской Ста­лин­град­ской ди­ви­зии ге­не­ра­ла Ва­си­лия Го­риш­не­го.

За­пи­си Си­мо­нов де­лал в ко­манд­ном пунк­те ге­не­ра­ла и хо­дил в пол­ки и ба­та­льо­ны, за­пи­сы­вая впе­чат­ле­ния сол­дат о со­бы­ти­ях. Со­бран­но­го ма­те­ри­а­ла хва­ти­ло на че­ты­ре ста­тьи. Три опуб­ли­ко­ва­ли, а чет­вер­тая, рас­ска­зы­ва­ю­щая о 75-й гвар­дей­ской ди­ви­зии, в «Крас­ной звез­де» так и не вы­шла. Кон­стан­тин Ми­хай­ло­вич сна­ча­ла на­пе­ча­тал её в жур­на­ле в ви­де рас­ска­за, из­ме­нив фа­ми­лии ге­ро­ев, а за­тем в сво­ем днев­ни­ке «Раз­ные дни вой­ны».

Вто­рая по­езд­ка на се­вер­ный фас Кур­ской ду­ги у Си­мо­но­ва со­сто­я­лась в кон­це ию­ля - на­ча­ле ав­гу­ста 1943-го. Он по­бы­вал в вой­сках Цен­траль­но­го и Брян­ско­го фрон­тов, в 13-й ар­мии, на­сту­пав­шей юж­нее Ор­ла на Кро­мы, в 70-й ар­мии ге­не­ра­ла Га­ла­ни­на.

А в тре­тий раз при­ез­жал в По­ны­ри как гость: уже в мир­ное вре­мя - в июле 1963 го­да - на 20-ле­тие Кур­ской бит­вы.

БЛИНДАЖИ В СЕМЬ НАКАТОВ В ме­стеч­ке Са­мо­ду­ров­ский кур­ган на тер­ри­то­рии Оль­ховат­ско­го сель­со­ве­та в 2000 го­ду по ини­ци­а­ти­ве энтузиастов из Же­лез­но­гор­ска во­ен­но­му кор­ре­спон­ден­ту уста­но­ви­ли па­мят­ный знак.

- Счи­та­ет­ся, что па­мят­ник сто­ит на ме­сте шта­ба 75-й гвар­дей­ской ди­ви­зии, - под­черк­нул ру­ко­во­ди­тель по­ис­ко­во­го от­ря­да «Кур­ган» Алек­сей Сот­ни­ков. - Но это не так. На кур­гане до на­ча­ла сра­же­ния на­хо­дил­ся штаб 6-й Гвар­дей­ской стрел­ко­вой ди­ви­зии. Утром 6 ию­ля 1943 го­да не­мец­кие вой­ска уже на­ча­ли ата­ку, а в ночь на 7 ию­ля это ме­сто бы­ло за­хва­че­но фа­ши­ста­ми. Си­мо­нов при­е­хал в штаб 75-й гвар­дей­ской ди­ви­зии ге­не­ра­ла Пи­са­тель и жур­на­лист Кон­стан­тин Си­мо­нов бе­се­ду­ет с бой­ца­ми в ми­ну­ты за­ти­шья.

Ва­си­лия Го­риш­не­го как раз в ночь с 6 на 7 ию­ля. Как пи­шет сам по­эт, штаб рас­по­ла­гал­ся се­ве­ро-за­пад­нее вы­со­ты 261,4 в овра­ге.

«Кур­га­нов­цы» на­шли по­дроб­ное опи­са­ние став­ки ко­ман­до­ва­ния, про­ве­ли рас­коп­ки и об­на­ру­жи­ли семь блин­да­жей.

- Каж­дый - в 5-7 накатов (слои бре­вен, за­щи­ща­ю­щие со­ору­же­ние от бомб) - та­кие обыч­но стро­и­ли для выс­ше­го офи­цер­ско­го со­ста­ва, - по­яс­нил Алек­сей Сот­ни­ков. - Это и был штаб 75-й гвар­дей­ской ди­ви­зии.

«СТАЛИНГРАДСКИЕ

ГОЛОВОРЕЗЫ» На­ход­ка за­ста­ви­ла Сот­ни­ко­ва по­дроб­нее изу­чить вос­по­ми­на­ния Кон­стан­ти­на Си­мо­но­ва о 75-й гвар­дей­ской ди­ви­зии и её ко­ман­ди­ре - ге­не­ра­ле Ва­си­лии Го­риш­нем и да­же до­пол­нить их най­ден­ны­ми в ар­хи­вах Ми­но­бо­ро­ны све­де­ни­я­ми.

Ге­не­рал Го­риш­ний: «Ещё в за­ти­шье, ко­гда мы толь­ко сю­да при­бы­ли, нем­цы узна­ли, бро­си­ли ли­стов­ки. Сре­ди все­го про­че­го на­пи­са­ли: «Гер­ман­ско­му ко­ман­до­ва­нию из­вест­но, что на Цен­траль­ный фронт при­бы­ли сталинградские головорезы. Ско­ро встре­тим­ся с ва­ми!». Ну что ж, встре­ти­лись».

Кон­стан­тин Си­мо­нов пи­шет, что ге­не­рал про­из­нёс эту фра­зу за­дум­чи­во, без вы­зо­ва, а по­том вдруг вспом­нил: «Меж­ду про­чим, на­шей ди­ви­зии вы­па­ла та­кая судь­ба, что мы в Ста­лин­гра­де са­мый по­след­ний вы­стрел да­ли в рай­оне за­во­да «Бар­ри­ка­ды».

- Ос­но­ву неко­то­рых ди­ви­зий, во­е­вав­ших на Кур­ской ду­ге, со­став­ля­ли бой­цы, про­шед­шие Ста­лин­град­скую бит­ву, - уве­рен ру­ко­во­ди­тель «Кур­га­на». - Бу­дучи ещё пол­ков­ни­ком, Ва­си­лий Го­риш­ний в Ста­лин­гра­де ко­ман­до­вал ди­ви­зи­ей,

ко­то­рая осво­бо­ди­ла на­хо­дя­щий­ся в фа­шист­ской бло­ка­де во­ен­ный за­вод «Бар­ри­ка­ды» (про­из­во­дил пуш­ки, гау­би­цы и сна­ря­ды).

Вы­брос с са­мо­лё­тов ли­сто­вок - это пси­хи­че­ский вид ата­ки фа­ши­стов, на­прав­лен­ный на то, что­бы за­пу­гать, по­се­ять па­ни­ку на по­ле боя. Как рас­ска­зы­ва­ют со­труд­ни­ки му­зея Кур­ской бит­вы в По­ны­рях, нем­цы бы­ли в этом ма­сте­ра­ми. На­при­мер, фа­ши­сты вклю­ча­ли пе­ред сра­же­ни­ем рус­ские пес­ни, пе­ре­ме­жая их из гром­ко­го­во­ри­те­ля объ­яв­ле­ни­я­ми: «Сол­да­ты Крас­ной Ар­мии! Сда­вай­тесь, по­ка на­ши вой­ска не на­ча­ли ата­ку! Мы по­да­рим вам жизнь». Вра­ги сбра­сы­ва­ли с са­мо­лё­тов за­кры­тые с двух сто­рон пу­стые же­лез­ные боч­ки с про­свер­лен­ны­ми в крыш­ке и дни­ще от­вер­сти­я­ми. Ко­гда та­кой бо­чо­нок ле­тел, то из­да­вал жут­кий рёв.

Кон­стан­тин Си­мо­нов по­дроб­но опи­сы­ва­ет, как ге­не­рал Го­риш­ний дей­ство­вал во вре­мя атак про­тив­ни­ка: от­да­вал при­ка­зы ко­ман­ди­рам под­раз­де­ле­ний, рас­суж­дал, ка­кие си­лы при­ме­нить в тот или иной мо­мент.

«Вот эти ни­зин­ки впе­ре­ди мы уже на­зва­ли «овра­га­ми смер­ти». Вче­ра нем­цы вы­дви­ну­лись вперёд по этим овра­гам, за­лег­ли и ждут свои тан­ки. А мы их за­дер­жа­ли ог­нём, а пе­хо­та ле­жит и ждёт... Мы тем вре­ме­нем под­вез­ли бри­га­ду «ка­тюш» и на­кры­ли сплош­ня­ком все эти овра­ги...»

«Слуц­кий, как у вас де­ла? От­лич­но? Что от­лич­но? По­до­жди­те

да­вать се­бе оцен­ку, до­кла­ды­вай­те об­ста­нов­ку».

Даль­ше Си­мо­нов по­яс­ня­ет: «Че­рез час этот же Слуц­кий до­но­сит, что пе­ред его участ­ком со­жже­но и под­би­то 28 немец­ких тан­ков».

- На­чаль­ник шта­ба 212-го гвар­дей­ско­го пол­ка май­ор Ио­сиф Слуц­кий за сра­же­ние на Кур­ской ду­ге на­граж­ден ор­де­ном Крас­но­го Зна­ме­ни, - по­яс­нил Алек­сей Сот­ни­ков.

Го­во­рил ге­не­рал с жур­на­ли­стом и о по­те­рях: «В пер­вый день (5 ию­ля 1943 го­да) до 2000 че­ло­век и 48 тан­ков ли­ши­лись. Лю­ди уми­ра­ли за пуш­ка­ми, но, в свою оче­редь, 50 немец­ких тан­ков на­би­ли...»

Есть в по­вест­во­ва­нии Си­мо­но­ва и бы­то­вые эпи­зо­ды, свя­зан­ные с Ва­си­ли­ем Го­риш­ним: «При­хо­дит ор­ди­на­рец, при­но­сит нам ко­те­лок мо­ло­ка. Сам на­до­ил где-то тут в ку­стах от бро­шен­ной ко­ро­вы...»

Как со­об­щил Алек­сей Сот­ни­ков, ге­не­рал-май­ор Ва­си­лий Го­риш­ний толь­ко за Ста­лин­град и Кур­скую бит­ву на­граж­ден дву­мя ор­де­на­ми Крас­но­го Зна­ме­ни. По­сле По­бе­ды ге­не­рал слу­жил в дей­ству­ю­щей ар­мии, умер в фев­ра­ле 1961 го­да. Име­нем Го­риш­не­го на­зва­ны ули­цы в Вол­го­гра­де и по­сёл­ке По­ны­ри.

ОБКАТАЛИ ТАНКАМИ

Ми­ни-за­ри­сов­ка­ми пуб­ли­ку­ет Си­мо­нов ин­тер­вью с бой­ца­ми 75-й гвар­дей­ской ди­ви­зии.

Пётр Стась, си­би­ряк. До ар­мии был сле­са­рем. Те­перь - на­вод­чик про­ти­во­тан­ко­во­го ру­жья.

«...Хо­ро­шо, что нас до это­го танками об­ка­ты­ва­ли. На­чал бить по пер­во­му толь­ко мет­ров с двух­сот. Танк сред­ний. С пер­во­го вы­стре­ла его оста­но­вил, со вто­ро­го - под­жёг. Ко­гда нем­цы вы­ско­чи­ли, их на­ши ав­то­мат­чи­ки сре­за­ли. А «тиг­ры» от дру­гих тан­ков от­ли­ча­ют­ся здорово. Я по ним бил и сбо­ку и сза­ди - не про­би­ва­ют­ся! Под­бил ещё бро­не­ма­ши­ну. На хо­ду в неё не по­пал, а как оста­но­ви­лась - за­жёг...»

По рас­ска­зам фрон­то­ви­ков, «об­кат­ка» - свое­об­раз­ное ле­че­ние от «тан­ко­бо­яз­ни» - про­из­во­ди­лась так: бой­цы спус­ка­лись в окоп, че­рез ко­то­рый про­ез­жа­ли тан­ки.

- Гвар­дии еф­рей­тор Петр Стась, 1919 го­да рож­де­ния, на­вод­чик, по­сле Кур­ской бит­вы по­лу­чил зва­ние Ге­роя Со­вет­ско­го Со­ю­за за уни­что­же­ние пя­ти немец­ких тан­ков и бро­не­ма­ши­ны, на­граж­дён ор­де­ном Оте­че­ствен­ной вой­ны I сте­пе­ни, - до­пол­нил Алек­сей Сот­ни­ков.

Сле­ду­ю­щий ге­рой очерка Бу­хан Су­лей­ма­нов из Кзы­лОр­дин­ской об­ла­сти, 1924 го­да рож­де­ния. По­бы­вал в бою в пер­вый раз, как уточ­ня­ет Кон­стан­тин Си­мо­нов. Го­во­рил ря­до­вой Су­лей­ма­нов с ак­цен­том, и ав­тор на­ме­рен­но не ис­прав­ля­ет его речь.

«Ду­мал тан­ка страш­но. Нет, не так страш­но. На­ша от­сту­пал, за ним не­мец­кая тан­ка, два­дцать тан­ка. Со мной вто­рой но­мер ста­рик был. Он ра­не­ный, в гос­пи­таль ушёл. Я один с бро­не­бой­ка остал­ся, во­е­вал ни­че­го».

Кон­стан­тин Ми­хай­ло­вич уточ­ня­ет, что у пар­ня в ру­ках бы­ла от­крыт­ка, ис­пи­сан­ная убо­ри­стым по­чер­ком. «Есть пись­мо от ма­мы», - ска­зал бо­ец.

- Бу­хан Су­лей­ма­нов, на­вод­чик про­ти­во­тан­ко­во­го ру­жья, за уни­что­же­ние двух немец­ких тан­ков на­граж­дён ор­де­ном Оте­че­ствен­ной вой­ны I сте­пе­ни, - от­ме­тил Алек­сей Ва­си­лье­вич.

3 ОЧЕРКА О БИТВЕ ВЫ­ШЛИ В ГА­ЗЕ­ТЕ.

«НЕМ­ЦЫ УЖЕ НИ­ЧЕ­ГО

НЕ СМО­ГУТ...» Рас­сказ о ди­ви­зии Кон­стан­тин Ми­хай­ло­вич за­кан­чи­ва­ет по­вест­во­ва­ни­ем о ге­не­ра­ле Го­риш­нем:

«Очень хо­ро­шо пом­ню то утро, ко­гда нем­цы пре­кра­ти­ли на­ступ­ле­ние на участ­ке 75-й гвар­дей­ской. Мы си­де­ли на на­блю­да­тель­ном пунк­те и жда­ли, что вот-вот сно­ва нач­нёт­ся. Жда­ли час, по­том ещё… По­том Го­риш­ний вдруг ска­зал фра­зу, ко­то­рая в первую се­кун­ду по­ка­за­лась мне стран­ной: «Бо­юсь, не пой­дут они се­год­ня на ме­ня». Я не по­нял и пе­ре­спро­сил. И он спо­кой­но, как ма­лень­ко­му, стал объ­яс­нять мне, что его ди­ви­зию се­год­ня под­дер­жи­ва­ют во­семь ар­тил­ле­рий­ских пол­ков, и чем боль­ше он пе­ре­бьёт на­сту­па­ю­щих нем­цев, тем ему лег­че бу­дет по­том, ко­гда са­мо­му при­дёт­ся на­сту­пать на них. И я за­пом­нил то утро и эту фра­зу, по­то­му что она бы­ла свя­за­на с вне­зап­ным и ост­рым ощу­ще­ни­ем, что нем­цы уже ни­че­го не смо­гут с на­ми сде­лать».

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.