РЕ­ЖИМ НАСИЛИЯ И ТЕРРОРА

Что про­ис­хо­ди­ло в немец­ких ла­ге­рях на тер­ри­то­рии об­ла­сти?

AiF Kursk - - ПОМНИМ И ЧТИМ - Жан­на ТОМИЛИНА

В ГО­ДЫ ОККУПАЦИИ НЕМЦЫ СО­ЗДА­ЛИ МНО­ЖЕ­СТВО ЛА­ГЕ­РЕЙ ДЛЯ ВОЕННОПЛЕННЫХ. ЗДЕСЬ БЫ­ЛИ УБИТЫ И ЗАМУЧЕНЫ ТЫ­СЯ­ЧИ ЛЮ­ДЕЙ. СРЕ­ДИ УЗНИКОВ ЧА­СТО ОКАЗЫВАЛОСЬ И МИРНОЕ НА­СЕ­ЛЕ­НИЕ - ДЕ­ТИ, ЖЕН­ЩИ­НЫ.

«ЗАКЛЮЧЁННЫЕ РАЗДЕТЫ И РАЗУТЫ» В но­яб­ре 1941 го­да гит­ле­ров­цы со­гна­ли все муж­ское на­се­ле­ние Кур­ска и объявили их во­ен­но­плен­ны­ми. Лю­дей раз­ме­сти­ли в ла­ге­рях, ор­га­ни­зо­ван­ных в рай­оне Даль­них пар­ков, в трам­вай­ном пар­ке, на шпа­гат­ной фаб­ри­ке, в помещении ки­но­те­ат­ра им. Щеп­ки­на, в ря­де пу­сту­ю­щих до­мов на ули­цах Со­вет­ской, Ин­тер­на­ци­о­наль­ной и в дру­гих ме­стах. По дан­ным на 30 но­яб­ря 1941 го­да, в Кур­ске со­дер­жа­лось око­ло 15 ты­сяч узников, 20 ян­ва­ря 1942 го­да - до 10 ты­сяч че­ло­век. Заключённые в боль­шин­стве сво­ём бы­ли раздеты и разуты. Шап­ки и верх­нюю тёп­лую одеж­ду у них от­ни­ма­ли немцы. Те­ла умер­ших неде­ля­ми не уби­ра­лись из ба­ра­ков.

«Ни­ка­ко­го пи­та­ния в ла­ге­ре (в рай­оне Даль­них пар­ков) не вы­да­ёт­ся. Заключённые пи­та­ют­ся толь­ко тем, что пе­ре­да­ют родственники», - ука­зы­ва­лось 12.11.1941 г. в до­клад­ной за­пис­ке УНКВД по Кур­ской об­ла­сти об­ко­му пар­тии.

В раз­вед­свод­ке от 13 фев­ра­ля 1942 го­да со­об­ща­лось, что в го­ро­де Кур­ске в ла­ге­рях военнопленных (ба­ра­ки во­ен­скла­да № 311 и шпа­гат­ной фаб­ри­ки) со­дер­жа­лось мно­го за­клю­чён­ных, в ос­нов­ном мир­но­го муж­ско­го на­се­ле­ния. «Заключённые по­лу­раз­де­ты, ба­ра­ки не отап­ли­ва­ют­ся, пи­та­ют за­клю­чён­ных по­хлёб­кой из кар­то­фель­ной ше­лу­хи и мя­сом пав­ше­го ско­та. В ла­ге­ре боль­шая смерт­ность».

В од­ном из ак­тов о звер­ствах гит­ле­ров­цев в Кур­ске от­ме­ча­лось, что в ла­ге­ре, рас­по­ло­жен­ном на ули­це Гли­ни­ще, неза­дол­го от остав­ле­ния нем­ца­ми Кур­ска бы­ло уни­что­же­но бо­лее 300 плен­ных. Тру­пы уби­тых со свя­зан­ны­ми руками и но­га­ми, рас­чле­нен­ные ча­сти тел бы­ли на­ве­ше­ны на ко­лю­чую про­во­ло­ку, ограж­да­ю­щую ла­герь.

ЛА­ГЕРЬ СМЕР­ТИ

Осо­бой же­сто­ко­стью «про­сла­вил­ся» ла­герь на тер­ри­то­рии При­го­род­нен­ской шко­лы Щи­г­ров­ско­го рай­о­на. Здесь за ко­лю­чей про­во­ло­кой то­ми­лись не толь­ко во­ен­но­плен­ные, но и мир­ные жи­те­ли - небла­го­на­дёж­ные, жен­щи­ны и де­ти. Лю­дей при­во­зи­ли из со­сед­них рай­о­нов - Касто­рен­ско­го, Тим­ско­го, Со­вет­ско­го и да­же из Во­ро­неж­ской об­ла­сти. Мо­ри­ли го­ло­дом, вся­че­ски из­де­ва­лись, уби­ва­ли пря­мо во дво­ре.

Зи­мой уби­тых бро­са­ли в боль­шую про­рубь на пру­ду. Мно­гие тру­пы вмер­за­ли в лёд, а вес­ной, ко­гда на­ча­ло та­ять, вода ста­но­ви­лась крас­ной от кро­ви. Боль­шие пар­тии узников гру­зи­ли на ма­ши­ны и вы­во­зи­ли на рас­стрел в овраг за по­сёл­ком - в рай­он так на­зы­ва­е­мой «5-й шах­ты» у стан­ции Фо­сруд­ник. Сколь­ко по­гиб­ло? Уста­но­вить те­перь труд­но.

В ак­те из Го­сар­хи­ва г. Кур­ска пе­ре­чис­ле­ны фамилии ком­со­моль­цев из Зна­мен­ки: они бы­ли вы­да­ны нем­цам ста­ро­стой. Их схва­ти­ли в фев­ра­ле 1942 го­да, би­ли, са­жа­ли в по­греб, а за­тем пеш­ком от­пра­ви­ли в Щи­г­ры в конц­ла­герь, где они про­бы­ли до 6 ап­ре­ля 1942 г.

Сви­де­те­ли рас­ска­зы­ва­ли, что в ла­ге­ре рас­стре­ли­ва­ли каж­дый день по 5 - 8 че­ло­век. Всем за­пом­нил­ся ко­мен­дант ла­ге­ря Валь­тер. Пья­ный, он бро­сал гра­на­ты в ка­ме­ры, а ко­гда ра­не­ные вы­пол­за­ли в ко­ри­дор, при­стре­ли­вал и да­же ру­бил то­по­ром.

ПОЛИВАЛИ ВО­ДОЙ, ПО­КА НЕ ЗАМЁРЗ В ка­кой-то мо­мент за­клю­чён­ных в При­го­род­ней ока­за­лось так мно­го, что они уже не вме­ща­лись в зда­ние шко­лы. То­гда немцы при­ка­за­ли вы­ко­пать огром­ные зем­лян­ки пря­мо на про­ез­жей ча­сти до­ро­ги, и ту­да за­го­ня­ли лю­дей. Утром, ко­гда плен­ных под­ни­ма­ли, че­ло­век 5 - 6 уже не вста­ва­ло - умирали от го­ло­да и хо­ло­да. Кор­ми­ли гни­лой ко­ни­ной, ко­то­рую плен­ные при­во­ла­ки­ва­ли с остыв­ше­го по­ля боя, ба­лан­дой из неру­ше­ной гре­чи­хи и про­са. В огром­ной яме-во­рон­ке, ку­да ски­ды­ва­ли умер­ших, при рас­коп­ках об­на­ру­жи­ва­ли слой че­ло­ве­че­ских ко­стей, за ним слой ло­ша­ди­ных.

Уро­жен­ка Во­ро­неж­ской об­ла­сти Надежда Ан­дре­ев­на Про­ко­по­ва бы­ла од­ной из тех, кто ока­зал­ся в аду щи­г­ров­ско­го конц­ла­ге­ря. Вот как она вспо­ми­на­ла о пе­ре­жи­тых несча­стьях. «Как пред­ста­ви­те­ли небла­го­на­дёж­ных се­мей и за от­каз от ра­бо­ты 39 че­ло­век бы­ли угна­ны в ла­герь. До­ку­мен­ты бы­ли на­пи­са­ны на нас так, что­бы мы не смог­ли быть в дру­гом ла­ге­ре. Сна­ча­ла нас по­гна­ли в Курск. В Кур­ске нас не при­ня­ли. По­том по­вез­ли в Щи­г­ры. Бы­ли там лю­ди раз­ных про­фес­сий. Да­ва­ли ба­лан­ду и ку­со­чек хле­ба. Од­на­ж­ды 3 дня не да­ва­ли хле­ба. Был слу­чай, ко­гда при­вез­ли хлеб, и маль­чик 12 лет взял и от­ло­мил немно­го. Не успел он съесть и крош­ки, как его из­би­ли и по­са­ди­ли в под­вал. Его би­ли, поливали хо­лод­ной во­дой. Де­ла­ли это до тех пор, по­ка он не за­мерз. Муж­чи­ны си­де­ли в блин­да­жах го­лые, бо­сые. В оче­ре­ди за ба­лан­дой сто­ять нуж­но бы­ло пря­мо на сне­гу. Не­ко­то- рые от­мо­ра­жи­ва­ли но­ги и тут же па­да­ли. Но в ла­ге­ре бы­ла связь с на­ши­ми, и они нас во­оду­шев­ля­ли. Им по­мо­га­ли лю­ди, на­хо­див­ши­е­ся в ла­ге­ре, - Ор­лов, Бу­ля­ко­ва Ра­и­са Да­ни­лов­на. По­том я за­бо­ле­ла ти­фом. Ле­жа­ла в ма­лень­ком до­ми­ке, там за мной уха­жи­ва­ли две жен­щи­ны. Ко­гда нас осво­бо­ди­ли, то на­ши од­но­сель­чане взя­ли ме­ня под ру­ки и по­ве­ли до­мой. До­би­рать­ся нам по­мо­га­ли со­вет­ские сол­да­ты».

Ла­гер­ные кош­ма­ры для узников за­кон­чи­лись 4 фев­ра­ля 1943 го­да, ко­гда 121-я и 132-я стрел­ко­вые ди­ви­зии 60-й ар­мии Чер­ня­хов­ско­го осво­бо­ди­ли Щи­г­ры.

DULAG-231

- На тер­ри­то­рии об­ла­сти на­хо­ди­лось мно­же­ство сбор­но-пе­ре­сыль­ный пунк­тов, - го­во­рит кан­ди­дат ис­то­ри­че­ских на­ук, ру­ко­во­ди­тель цен­тра «По­иск» Игорь Цу­ка­нов. - Они рас­по­ла­га­лись в По­ны­рях, Рыль­ске, Щи­грах, Глуш­ко­во, Гор­шеч­ном, Дья­ко­но­во, Кастор­ном, Щи­грах. Бы­ли так­же пе­ре­сыль­ные ла­ге­ри - DULAG No 134 (Ль­гов), DULAG No 173 (Кастор­ное), DULAG No 191 (Щи­г­ры) и дру­гие.

Так, по дан­ным ар­хи­ва УФСБ по Кур­ской об­ла­сти, в рай­оне стан­ции Кастор­ная-Но­вая раз­ме­щал­ся пе­ре­сыль­ный ла­герь DULAG-231.

Око­ло по­сёл­ка Но­во­двор­ский с июля 1942 го­да по фев­раль 1943-го здесь бы­ло уни­что­же­но бо­лее 7 ты­сяч че­ло­век. К со­жа­ле­нию, боль­шин­ство их имён до сих пор не из­вест­ны. Ла­герь на­хо­дил­ся на ме­сте ста­рой фер­мы. Немцы ого­ро­ди­ли 2-3 гек­та­ра зем­ли ко­лю­чей про­во­ло­кой. Че­рез неё про­пу­сти­ли элек­тро­ток. Во­круг хо­ди­ли ча­со­вые с со­ба­ка­ми. Часть узников оби­та­ла в по­лу­раз­ру­шен­ной ко­нюшне, но боль­шин­ство оста­ва­лось под от­кры­тым небом. По­ми­мо военнопленных, здесь на­хо­ди­лось мно­го мир­ных жи­те­лей, ко­то­рые бы­ли на­силь­но эва­ку­и­ро­ва­ны из при­фрон­то­вой по­ло­сы.

В 2004 го­ду на ме­сте рас­по­ло­же­ния ла­ге­ря по­ис­ко­ви­ки про­ве­ли две Все­рос­сий­ских «Вах­ты памяти». Кро­ме ку­рян ра­бо­та­ли эн­ту­зи­а­сты из Астра­ха­ни, Ниж­не­го Нов­го­ро­да, Моск­вы, Сверд­лов­ской об­ла­сти. Уда­лось об­на­ру­жить и экс­гу­ми­ро­вать остан­ки 222 военнопленных, ко­то­рых пе­ре­за­хо­ро­ни­ли в по­сел­ке Кастор­ное (198 че­ло­век) и в по­сёл­ке Но­во­ка­стор­ное (48 че­ло­век).

НЕ ЩАДИЛИ ДЕ­ТЕЙ

Но, по­жа­луй, са­мым страш­ным ме­стом Кур­ска по­ис­ко­ви­ки на­зы­ва­ют Зна­мен­скую ро­щу. Здесь, на­чи­ная с 2005 го­да, уже уда­лось об­на­ру­жить остан­ки по­чти 4 ты­сяч че­ло­век. На­ход­ки бы­ва­ли та­кие жут­кие, что да­же опыт­ные по­ис­ко­ви­ки те­ря­ли со­зна­ние. В од­ной яме ле­жа­ли остан­ки ста де­тей. И та­кие ямы - че­рез каж­дые 15-20 сан­ти­мет­ров.

Все­го, по рас­чё­там по­ис­ко­ви­ков, на окра­ине Кур­ска во вре­ме­на вой­ны бы­ло рас­стре­ля­но око­ло 7 ты­сяч ку­рян. По сло­вам ру­ко­во­ди­те­ля от­ря­да «Кур­ская зем­ля» Еле­ны Сук­ма­но­вой, кро­ме ко­стей на­хо­дят пу­го­ви­цы и обувь. «Встречались да­же дос­ки, при­би­тые гвоз­дя­ми к ступ­ням, - про­дол­жа­ет Еле­на. - То есть пе­ред рас­стре­лом лю­дей пы­та­ли. Мы об­на­ру­жи­ли рас­пи­лен­ные че­ре­па и бер­цо­вые кости - ещё од­но до­ка­за­тель­ство зверств фа­ши­стов. Ско­рее все­го, из­де­ва­лись они над ещё жи­вы­ми людь­ми. При­чём рас­стре­ли­ва­ли да­ле­ко не всех. Неко­то­рых за­би­ва­ли при­кла­да­ми, о чём мож­но су­дить по про­лом­лен­ным че­ре­пам».

Из­вер­ги не щадили де­тей. В про­шлом го­ду по­ис­ко­ви­ки на­ткну­лись на остан­ки ре­бён­ка. Ря­дом ле­жа­ла де­ре­вян­ная иг­руш­ка - че­ре­паш­ка. «Же­сто­кость нем­цев шо­ки­ру­ет, - го­во­рит Сук­ма­но­ва. - На­хо­ди­ли и ске­ле­тик ре­бён­ка, по­гиб­ше­го ещё в утро­бе ма­те­ри - рас­стре­ля­ли бе­ре­мен­ную жен­щи­ну».

В ЯМЕ ЛЕ­ЖА­ЛИ ОСТАН­КИ СТА ДЕ­ТЕЙ.

Ле­то 1941 го­да. Взя­тые вер­мах­том в плен крас­но­ар­мей­цы.

Newspapers in Russian

Newspapers from Russia

© PressReader. All rights reserved.